Периодика

Журнал "Пожарный" 1892 год, номер 18 ноябрь

Год:

1892

Выпуск:

18

Описание:

Впервые в сети интернет мы размещаем для свободного скачивания и прочтения, в некоммерческих целях, первое русское периодическое издание - журнал Пожарный, 18 номер 1892 год

ИЛЛЮСТРИРОВАННЫЙ ЖУРНАЛ
АДРЕС РЕДАКЦИИ: «ПОЖАРНЫЙ» ТЕЛЕФОН
Шпалерная, 8. №1230
ВЕСТНИК ПОЖАРНОГО ДЕЛА В РОССИИ.
БЕЗ ПРЕДВАРИТЕЛЬНОЙ ЦЕНЗУРЫ.
15 Ноября. 1892. № 18.

 

ЖЕЛАТЕЛЬНОЕ ОТНОШЕНИЕ АКЦИОНЕРНОГО СТРАХОВАНИЯ К ПОЖАРНОМУ ДЕЛУ

 

Если бы огневое страхование возникло у нас естественным путем, а не посредством пересадки с заграничной почвы на подобие того, как пересаживают из одной страны в другую те или другие растения, дотоле неизвестные в данной местности – оно бы развивалось у нас путем более или менее нормальным. Не понадобилось бы ему, как тепличному растению, никакой искусственной культуры в роде заграничного перестрахования, многосложной классификации тарифов и, наконец, пресловутой конвенции, которая, как незыблемая твердыня, стоит несокрушимо, посмеиваясь над всеобщим негодованием и публики, и печати целые десятки лет.

 

Взамен этих искусственных, дорого стоящих и в сущности далеко не благонадежных средств к поддержанию своего существования, огневое страхование, с первых же дней своего развития, сознало бы ясно и твердо определило бы те истинные цели, к достижению которых оно должно стремиться на взаимное благо себе и обществу, равно как и прочные, и вполне благоприличные, и несравненно более благодарные средства, с помощью которых достижение этих целей обеспечивалось бы возможно благонадёжнее.

 

Истинная цель огненного страхования—обеспечить население от пожарного разорения. Но дают ли теперешние страховые учреждения — это обеспечение в возможно полной мере?
Нет, они полагают всю свою миссию в том, чтобы дать страхователю денежным средства для постройки нового здания взамен сгоревшего. А там, если и новый дом снова сгорит, то он опять пусть получит такие же средства для новой стройки, которая опять может сгореть и т. д. в бесконечность. Точно также и товар: один запас сгорит, накупи свежего, а если и этот сгорит, можешь купить и еще—так что ни жить в доме, ни торговать и времени не будет—знай только строй да обзаводись товаром.

 

Это, конечно, логический абсурд, но всякий согласится, что он вместе с тем не более как крайний, конечный вывод из неправильной мысли, поставленной огневым страхованием единственною для себя целью.

 

Вот эта именно цель и отдала наше акционерное страхование в руки заграничного перестрахования, которое и сделалось альфою и омегою его бытия.

 

Тогда как, пойми оно, с первых же своих шагов, свою задачу взмолено более широко, оно бы осталось полным и единственным хозяином своего дела, и вместе с тем, при несравненно больших коммерческих выгодах, сумело бы принести неоцененную услугу населению, облагодетельствовав его в смысле самого радикального обеспечения против пожарных бедствий вообще, а не против одного только посланного разорения в частности, как теперь.

 

Что само огневое страхование сознает недостаточность только такого отношения с своей стороны к населению, оно это отчасти и доказывает своею практикой: чем хуже условия и состояние риска в противопожарном смысле, тем высшая за него взимается премия. Это значит, что само акционерное страхование налагает материальную кару на владельцев тех имуществ, которые не озабочиваются приведением их в возможно лучшие противопожарные условия. И наоборот, с имуществ, пользующихся таковыми, берется меньшая премия—в виде поощрения и признательности к их собственникам.

 

А из сего следует, что даже и при теперешнем своем состоянии, обеспеченные заграничным перестрахованием большинства рисков, общества не остаются вполне равнодушными к вопросу о том, насколько тот или другой риск удовлетворяет требованиям пожарной безопасности. Лучшее доказательство того, что при более нормальных условиях деятельности они еще ревнивее относились бы к этому вопросу, в благоприятном его разрешении именно усматривая и главнейшую свою практическую задачу, и важнейшую основу собственного материального благосостояния и коммерческого процветания.

 

Между тем, эту-то существеннейшую половину своей задачи они, как Исав право первородства за чечевичную похлебку, и променяли на фиктивную гарантию заграничного перестрахования, оплачивая, притом, ее целые десятки лет крайне дорогою ценой.

 

В самом деле, мы в одной из предыдущих статей уже указывали, что в течение 20 лет заграничные операции страховых обществ но перестрахованию рисков обошлись им в 27 миллионов рублей.


Предположим, что за эти 20 лет перестрахования не было бы: что бы можно было сделать на эту почтенную сумму, или, вернее, чего бы нельзя было сделать?

 


Во-первых, на половину ее было бы возможно удешевить премии, что не могло бы не отозваться в высшей степени благоприятно на увеличении страхований и, след., сборов страховых обществ.

 


Во-вторых, другую ее половину вполне возможно было бы ассигновать на практическое осуществление, в той или другой мере, тех существенных улучшений, которые были бы в состоянии сократить до известной степени как самое возникновение пожаров, так и их размеры. Тринадцать миллионов 500 тыс. рублей, в течение двух десятилетий распределенные последовательно на всю Россию, разве не могли бы доставить наилучшую гарантию против пожарных бедствий многим сотням, если не тысячам наших городов и селений?

 


Стоит прочитать мартиролог Минского вольного пожарного общества, напечатанный в предыдущем № нашего журнала, чтобы понять, сколь немного нужно, в отдельности для каждого из наших городов и вообще поселений, для того чтобы и упорядочить противопожарную часть, и существенно улучшить дело борьбы с огнем, и вызвать на поприще этой борьбы лучшие общественные силы.

 


И все это могли бы сделать страховые общества, в какие нибудь в два десятка лет, на половину той суммы, в какую обошлась им за это время призрачная гарантия заграничной перестраховки!

 


В самом деле, обратимся к поучительным подробностям бытописаний помянутой добровольческой пожарной дружины. Из них оказывается, что для воскресения из мертвых столь серьезно и прочно теперь стоящего учреждения, считающего в своем составе до 200 членов-добровольцев, не только обезопасившего свой город от пожарных бедствий, но и путешествующего за сотни верст для спасения от них других градов и весей — для достижения такой серьезной цели понадобилось, в течение десяти лет, каких нибудь десять тысяч рублей пособия, пожертвованного не вдруг, а разновременно, довольно мизерными приношениями от администрации, мещан и страховых обществ.

 


И как ни малозначительны были субсидии сих последних, выражаясь цифрами то в 300, то в 600, то в 400 и т. д. р., и выразившись за весь 10-летний период не особенно крупною суммой с небольшим в четыре тысячи — но самый факт поддержки вольной пожарной дружины со стороны акционерного страхования весьма знаменателен во многих отношениях.

 


Начать с того, что страховые общества, хоть и коммерческие предприятия, признали полезною для себя поддержку вольной пожарной дружины уже после оказанного ей внимания и благоволения со стороны администрации. Затем—подвигнуты были на этот великодушный поступок в виду его несомненной выгодности, осязательно убедившись, что усердием пожарного общества спасены от убытков в десятки, если не в сотни тысяч руб.: а ведь, конечно, израсходовать несколько сот рублей вместо возможного и почти неизбежного разорения на помянутые крупные суммы — куда выгоднее!

 


Наконец, всего знаменательнее этот факт потому, что в нем, быть может и не вполне сознательно, но весьма очевидно выразилась заглохшая во мраке акционерного миросозерцания нравственная обязанность страховых обществ простирать свою заботливость об общем благе несколько дальше единичных вознаграждений за пожарные убытки.

 


И как иногда бессердечный скряга, вынужденный обстоятельствами оплатить ничтожным вознаграждением случайную услугу бедняка, скрепя сердце раскошеливается, не предполагая, что, быть может, этой благовременной помощью оказывает первоначальную поддержку целой семье, которая с его легкой руки и начинает постепенно высвобождаться из-под гнёта нищеты—так в данном случае и страховые общества но отношению к пожарному сыграли роль такого же невольного благодетеля, вознаградив его хотя и за оказанную уже услугу, и далеко ниже ее стоимости, но вместе с тем и ободрив его на дальнейшие подобные же услуги в будущем.

 

Как бы то ни было, факт этот, однако, доказывает, что и акционерным страховым обществам, но крайней мере за последнее время, присуще более широкое понимание своих задач— не в тесном объёме денежных сундуков, выплачивающих стоимость сгоревшего имущества, а в смысле общественных предприятий, призванных пещись о благосостоянии и пожарного дела вообще и его тружеников в частности.

 

Пусть это попечение идет параллельно с заботами о собственной выгоде: на то они и коммерческие учреждения. Пусть оно проявляется много слабее последних, но пусть только не заглушается ими совершенно —и не одно лишь страховое дело разовьется, и процветёт, и достигнет самого широкого распространения по всему лицу земли русской, но и пожарное дело во всей его многосторонности и разнообразии процветет и у совершится повсюду, где оно плесневеет теперь то при двух, то при четырех, то при девяти пожарных в рваных рубахах, при двух-трех дырявых бочках без лошадей и с драными рукавами.
Посмотрите, как немного ему нужно для его процветания, и какое магическое, почти чудодейственное влияние оказывает на него принцип добровольной общественности!

 


Для города с населением до 60 тыс. чел., на создание пожарной дружины почти в 200 членов, понадобилось в десять лет десять тыс. р.: а в этом же городе на его собственную команду из девяти человек тратится ежегодно больше помянутой суммы. Но сколько же бы сотен тысяч обошлась городу его пожарная наемная охрана, если б он вздумал довести ее до цифры пожарных охотников?

 


Эти цифирные сопоставления невольно увлекают нас и к дальнейшим, столь же красноречивым.

 


Если принять Минскую пожарную дружину, как учреждение вполне окрепшее, более или менее прочно установившееся, и в будущем, способное лишь к развитию своей деятельности, а не к оскудению и истощению—за приблизительно нормальный тип этого рода учреждений то не особенно уже трудно будет высчитать, каких бы жертв потребовало создание подобных учреждений, на первый раз, хотя бы по всем городам русского царства.

 


Городское население России определяется цифрою в 12 милл. душ, превышающею население Минска ровно в 200 раз. Полагая, что 200 добровольных пожарных тружеников вполне достаточно на 60-тысячноеииаселепие, мы найдем, что на всех русских горожан их понадобилось бы 40.000 душ и, придерживаясь Минского примера, получим полное основание заключить, что их привлечение к пожарному делу и более или менее добропорядочная его организация обошлись бы всего в каких нибудь 2 милл., рассроченных на десять лет.

 


И если бы, двадцать лет назад, наше акционерное страхование осенила счастливая мысль, вместо бесплодного заграничного перестрахования, создать на первый раз противопожарную гарантию хотя бы такого рода—быть может, теперь наши города вовсе и не нуждались бы в собственных, дорого стоящих и мало пользы проявляющих командах, и это стало бы акционерному страхованию более, чем в десять раз дешевле его 20-летней контрибуции в пользу заграничного перестрахования.

 


К сожалению, у нас туго осуществляются мысли, далее издавна привившиеся к общественному сознанию, и еще туже к нему прививаются мысли новые, хотя бы и простые, но идущие в разрез с установившеюся рутиной.

 


Что, в самом деле, проще мысли о несомненной тесной связи страхового дела вообще и акционерного в особенности с пожарным делом, о непосредственной зависимости благосостояния первого от благоустройства последнего?

 


Кучка денежных сибаритов затеяла сбирать налог за гарантию полярной безопасности: чего бы, кажется, проще было стать на нашу точку зрения, что их барыши будут в прямой зависимости от количества и качества пожаров, и не столько от первого, сколько от второго? В Париже, например, в 1891 г. из 900 с (большим) лишком пожаров свыше 700 ограничились убытком во 170 фр. каждый. Это, конечно, благоприятный результат для страховых обществ, гораздо приятнее, например, недавнего Ньюфаундлендского пожара в Америке, стоившего 20 милл. доллар. Но чем достигнут парижский результат? Несомненно, гармонией всех противопожарных условий, и. между прочим и первое всего, быстротой, разумностью и энергией действий со стороны тружеников огнетушения. Благодаря последним, акционерное страхование, избежав 700 значительных убытков, осталось, без сомнения, с крупными барышами.

 


Между тем логика, вообще уважаемая в деловых сферах, этими своими простыми выводами доселе как-то мало интересовала страховых дельцов. Этим и объясняется то странное обстоятельство, что вместо прямой линии к коммерческому барышу, они всегда расположены были достигать его кривыми и обходными путями: вместо затраты какой нибудь сравнительно ничтожной доли своих ежегодных сборов на улучшение пожарных частей хотя бы в тех пунктах, откуда получался обильнейший приток страховании, предпочитали переплачивать миллионы из этих сборов за границу, на ряду с этими миллионными тратами вознаграждая геройские подвиги огнетушения грошовыми подачками в пользу изувеченных и искалеченных на пожарах служителей пожарного дела.

 


Еще страннее в этом смысле взгляды взаимного городского страхования. Если акционерное, разбросанное но всем углам и закоулкам России, в данном случае, хотя и неосновательно, может указывать в свое оправдание на чрезвычайную сложность этого дела и трудность его первоначальной организации, взаимное не может укрыться и этим соображением: ограниченное одним городом, поневоле скучивающее массу рисков внутри его границ, лишенное дорогих, но несомненных удобств перестраховки, оно главною основой своего благополучия должно бы было ставить упорядочение, улучшение и усовершенствование местного пожарного дела, ибо, при его неустройстве и неблагонадежности, один колоссальный пожар в состоянии разорить в конец любое взаимно-страховое общество, чему и бывали примеры. А между тем—взаимно страховые общества к этому вопросу столь лее равнодушны, как и акционерные.

 


Уже не от того ли это и зависит, что они всюду состоят в связи, и конечно в единомыслии с городскими самоуправлениями, при которых и основываются, и числятся, и страховые операции производят?

 


ОТ ЧЕГО ЗАВИСЯТ РАЗМЕРЫ ПОЖАРНЫХ БЕДСТВИЙ


Наш парижский собрать, «Journal des sapeurs-pompiers», с размышлениями которого по этому вопросу мы знакомим читателей в отделе «Заграничных известий», отвечает на него с свойственными французскому, а потому решение его и страдает заметным отсутствием беспристрастия и логической основательности.

 


Постановка дела очень простая: в Париже есть военные пожарные команды, а потому он и не горит так беспощадно и часто, как горят американские города. В последних не существует ни казенных, ни тем паче военных пожарных команд, а одни лишь добровольные дружины пожарных охотников, и вот поэтому-то американские пожары столь грандиозны и истребительны.

 


Вывод из этого сопоставления получается понятный: что пожарное дело в Америке стоит не на надлежащем пути, и что путь этот должен состоять в реформе его на казенный и далее военный лад.

 


Вывод чересчур смелый и отнюдь не правильный: кто знаком хотя несколько с пожарным делом в других странах, тот, но стеснится утверждать, чтобы принцип добровольной полярной службы но своим результатам для того или другого общества был менее плодотворен, чем принцип той же службы обязательной или наемной.

 


Лучшее тому доказательство — легионы вольных пожарных обществ во всех странах Европы, где пожарное дело поставлено ничуть не хуже, а в иных и гораздо лучше, чем во Франции.

 


Другое доказательство — сотни наших вольных пожарных обществ, из которых иные, вопреки всевозможным тормозам к их развитию, успели и прочно стать на ноги, и оказать массу драгоценных услуг населению.

 


Наконец, третье доказательство—у нас же, в том прискорбном и незавидном состоянии, какое влачила наша пожарная часть в эпоху обязательной пожарной службы, исполнявшейся неспособными, забракованными в армии солдатами, равно как и в том немного лучшем положении, в каком доселе находятся большая часть городских наемных команд, содержимых на обывательские средства.
О том отвлеченном соображении, что добровольно принятые на себя людьми обязанности всегда исполняются ими тщательнее и добросовестнее, нежели навязанные или оплачиваемые, мы уж и распространяться не станем.

 


Чем же, однако, объяснить такое заключение французского журнала?

 


Да разве торопливостью, воспрепятствовавшею ему углубиться в предмет, о котором он взялся говорить: если б не это, он, без сомнения, догадался бы о массе других причин, обусловливающих в Америке частые и разрушительные пожарные бедствия.

 


Америка — как мы уже не раз указывали — страна по преимуществу эксцентричностей, свободомыслия и своеволия. Эти качества национального характера кладут свой густой отпечаток и на все без исключения стороны ее быта.

 


Не этим ли объясняются, например, неслыханные даже в переполненной жителями западной Европе 20-этажныя здания, до крыш которых не до хватит никакая лестница и никакой пожарный рукав?

 


Не этим ли объясняются, при внешнем вылощенном европеизме зданий, которым щеголяют американские города, особенно вновь испеченные, и та бесшабашная свобода и в наружном расположении зданий, и в распланировке их внутренних подробностей, которая ни для кого не составляет секрета и на которую часто указывают даже американские журналы?

 


То и дело всплывают наружу такие факты: горит театр, или цирк, или что-нибудь другое в том лее роде. Погибают сотни или по крайней мере десятки народа, задавленного, задавшегося в дыму, изувеченного. Затем оказывается, что сгоревшее здание было выстроено без соблюдения, а напротив, с посмеянием над всеми строительными правилами и противопожарными предосторожностями.

 


Да и вообще предосторожности эти, невидимому, не в праве наших заатлантических друзей: лучшее тому доказательство—та самая прославленная корова, которая 20 лет назад сожгла Чикаго, рассердившись на бабу, ее доившую, и махнув хвостом на керосиновую лампу, поставленную на пол сарая у ее ног.

 


Так вот при таких-то противопожарных условиях американской жизни будет ли беспристрастно—журить местные добровольные команды за то, что они не всегда благополучно справляются с опием, а тем паче—осуждать самый принцип добровольной пожарной службы за то, что он не так преуспевает в подобной обстановке?

 


Наконец еще вопрос, до какой степени правильно этот принцип там применяется?

 


«Journal des sapeurs-pompiers» дает понять, что применение — это далеко не нормально: при бесплатности пожарной службы, например, в иных городах исполняющие ее освобождаются от общественных повинностей. To-есть, другими словами, получают вознаграждение, быть может гораздо более выгодное, чем если бы получали деньгами, да притом и аттестуют себя не особенно высоко понимающими идею гражданского долга, устраивая меновую операцию гражданских повинностей на добровольные занятия.

 


Из всего вышеизложенного, полагаем, ясно, что французский журнал направил свои соболезнования о плохом состоянии американского пожарного дела по ошибочному адресу.

 


К ВОПРОСУ О ПЕРВОНАЧАЛЬНОЙ ПОМОЩИ ПРИ НЕСЧАСТНЫХ СЛУЧАЯХ


Всевозможные ушибы, вывихи, переломы костей, обжоги и всякого рода поранения составляют неизбежную принадлежность повседневной жизни; к сожалению, нельзя сказать, чтобы при всех этих прискорбных случайностях первоначальная помощь поспевала своевременно и подавалась более или менее рационального. Невозможно перечислить всех средств, какие без разбора употребляются в подобных обстоятельствах как среди образованных классов общества, так, преимущественно, среди простонародья. А между тем здесь первым шагом и решается обыкновенно дальнейшая судьба потерпевшего: от первого момента зависит часто его жизнь, или по крайней мере здоровье, так как дальнейшее лечение организма, испытавшего неумелую первоначальную помощь, очень часто остается безуспешным.

 


Отсюда ясно, какую пользу может принести знакомство с первоначальным уходом за поранениями, ушибами, вывихами обжогами и т. д. т. п. Такое знакомство отнюдь нельзя признавать за что-либо недостижимое или чрезмерно затруднительное, так как рациональные приемы помянутого ухода столь просты и удобны, что гарантируют успех в руках даже любого профана. Для этого необходимы лишь элементарные сведения об устройстве нашего тела.

 


При переломе какой-либо из крупных костей, например, неумелое обращение весьма легко может иметь своим результатом тот нежелательный оборот дела, что острые концы изломанной кости проткнут кожу изнутри наружу и таким образом из прежнего, безопасного повреждения, получится так называемый открытый перелом, т. е. поранение в высшей степени опасное.

 


Точно также для оживления, утонувшего или угоревшего требуются хотя и очень несложные меры, но быстрые и разумные.

 


И если при множестве подобных случаев помощь нередко, по обстоятельствам, оказывается первым встречным, то естественно желать, чтоб она была и быстра, и разумна.

 


Еще желательнее, чтоб уменье подавать эту помощь было распространено среди тех сословий и лиц, среди которых те или другие несчастия, вследствие особых условий их деятельности, встречаются особенно часто.

 


Вопрос этот до известной степени решен нашими западными соседями: опыт показал, что усвоение наставлений относительно подачи первоначальной помощи достигается, при условии популярного изложения их со стороны преподавателей, более или менее успешно.

 


Инициатива таких наставлений принадлежит англичанам. В 1876 г. Лондонское общество Иоаннитов положило начало так называемой St. Johnis Ambulance Association, целью которой было поставлено, при помощи популярных лекций и практического обучения, распространять сведения о разумной помощи при несчастных случаях в тех слоях населения, среди которых несчастия наблюдаются особенно часто. Идея общества нашла сильную поддержку со стороны членов королевского дома, из коих многие вступили в число его деятельных сотрудников.

 


Круг деятельности общества стал быстро расширяться вследствие открытия его отделов сначала почти во всех больших городах Англии, а затем и в английских колониях. В южной Африке, на островах Цейлоне, Формозе, Новой Зеландии, в Австралии и пр. преподавание приемов первоначальной помощи идет с большим успехом; подобные же отделы Общество учредило, с согласия турецкого правительства, в Иерусалиме и во мн. др. местах.

 


За время своего существования Общество преподало наставления почти 200.000 лиц, прослушавших учрежденные им курсы и выдержавших практическое испытание; в течение одного сезона 1890/91 г.г. выдержали такой экзамен около 28.000 лиц.

 


Озабочиваясь организацией разумной помощи при многочисленных несчастиях на улицах Лондона, Общество обращает особенное внимание на обучение ее приемам чинов полиции, и в настоящее время уже добилось того, что свидетельство о знакомстве с приемами падания первоначальной помощи является conditio sine qua nоn для поступления на полицейскую службу. В 39 участках города, при госпиталях и пожарных командах размещены экипажи, необходимые для перевозки больных, снабжённые необходимыми средствами для падания первоначальной помощи; экипаж доставляется на место той или другой катастрофы по первому зову.

 


По примеру Лондона в Глазго в 1882 г. основалось Общество St. Andrew's Ambulance Association. Оно насчитывает теперь уже около 35.000 учеников; практическая деятельность его за один 1891 г. выразилась оказанием помощи в 1518 случаях.

 


В 1881 году известный немецкий хирург проф. Эсмарк во время своего пребывания в Лондоне присутствовал при публичных практических испытаниях лиц, прослушавших курсы, о которых идет речь, и, пораженный их результатами, по приезде, на родину, основал в Киле так наз. Samaritcаrverein, аналогичный с английскими ассоциациями.
На германской почве это полезное дело также быстро привилось. Samaritarverein успел уже достигнуть того, что от военного министерства последовало постановление об обязательном обучении паданию первоначальной помощи как офицеров, так и нижних чинов.

 


По почину Киля и другие немецкие города организовали у себя постоянные курсы; то же самое дело ведется с успехом в Австрии, Бельгии, Голландии, Дании, Швеции и др. европейских государствах.
В Америке с 1882 г. существует Нью-Йоркское Society for instructing in the pirst aid to injures.

 


Вопрос об организации дела падания первоначальной помощи в столичной жизни, при условиях которой несчастия представляют обыденное явление, заслуживает нарочитого внимания.

 


В Париже уже несколько лет существуют так наз. Ambulances urbaines, основанные Обществом, состоящим под председательством супруги русского посла баронессы Моренгейм. 27 пунктов города (полицейские участки, аптеки) соединены телефоном с госпиталем St. Louis, в котором стоит экипаж, готовый во всякую минуту отправиться, во всеоружии необходимых средств, на место катастрофы.

 


В Бостоне на улицах расположены телефонные аппараты, ключи от которых имеются у полицейских. Но данному сигналу экипаж и все, что необходимо для оказания помощи, является через 2—3 минуты.
В Нью-Йорке точно также в каждом госпитале стоит фургон, постоянно готовый отправиться на место несчастия.

 


Образцовою организацией этого дела может гордиться Вена. В 1881 г. там было учреждено графом Гансом Вильчеком добровольное спасательное общество (Wiener freiuillige Rettungs-gesellschaft), в программу которого, между прочим, входит и деятельность при тушении пожаров, главная же цель — оказание первой помощи при внезапных несчастиях и заболеваниях на улицах; кроме того, общество берет на себя труд доставлять потерпевших и заболевших с улиц или из квартир в больницы.

 


Организация этого последнего дела такова. В центре города находится центральная спасательная станция (Sanitatssiation), представляющая особый каменный дом, снабженный всеми необходимыми приспособлениями для голодания первоначальной помощи; здесь постоянно дежурят, сменяясь в 8 ч. утра, 5 человек санитаров (Sanitatmanner) под наблюдением врача. Обязанности Sanita'manner'ов исполняют медицинские студенты, которых в Обществе состоит 133 чел.

 


Извещенная о роде несчастия центральная станция немедленно высылает носильщиков или экипаж, а в случае надобности призываются на помощь врачи, которых в Обществе 226.
Деятельность Общества за истекшее 10-летие выразилась следующими цифрами: оказана помощь при несчастиях и заболеваниях в 14.758 случаях; перевезено и перенесено раненых и больных 19.888 чел. Из ежегодных отчетов Общества видно, что деятельность его заметно возрастает, так что имеется в виду устройство еще нескольких станций в других частях города.

 

У нас в Петербурге вопрос о первоначальной помощи находится пока еще в зачаточном периоде.


Покойный хирург д-р Рейер в 80-х годах делал попытку поставить это дело на заграничную ногу. При Обществе Красного Креста были организованы лекции по названному предмету. Посещались они чинами полиции, кондукторами и пр.; результаты практического испытания слушателей оказались соответствующими ожиданиям. Затем, по неизвестным причинам курсы прекратились. Вскоре, однако, открылись платные курсы при педагогическом музее, где существуют и до сих пор, но посещаются преимущественно интеллигенцией.

 


Что касается организации самого дела падания первоначальной помощи на улицах, в этом отношении точно также нам еще остается желать весьма многого, ибо при всяком случае внезапного несчастия, увечья, ушиба, и пр. т. п. у нас до сих пор роль доброго самарянина исполняет лишь ближайший полицейский.

 


Равным образом и вопрос о целесообразном способе доставки больных или раненых, увечных и т. д. с места катастрофы в больницы или на квартиры тоже еще ожидает разработки. Мы уже имеем, правда, при городских больницах экипажи, назначенные для перевозки больных из одной больницы в другую; по желательно, чтобы подобные же экипажи могли служить и делу падания первоначальной помощи и были доступны для пользования частным лицам. Носилки и лица, опытные в переноске больных или раненых, должны быть также легко доступны, как и носильщики, с замечательною ловкостью умеющие уволить и перенести рояль и т. п. ценные и хрупкие вещи. Столичная жизнь, создающая особые условия, угрожающие безопасности отдельных обывателей, должна быть обставлена таким образом, чтобы при том или другом несчастий была обеспечена наилучшая помощь.

 


Нечего и говорить о том, что подобные несчастия и чаще встречаются, и большей к себе внимательности требуют при пожарных случаях. А потому и уменье оказать первоначальную помощь при несчастных случаях ушибов, поранений, обжогов и т. п. должно быть непременною принадлежностью каждого пожарного служителя.

 


Правда, каждая часть пожарной команды, по крайней мере столичной, сопровождается фельдшером с нулевыми для оказания помощи средствами, а в случае надобности на место пожара являются и врачи. Но может ли первый подоспевший фельдшер одновременно оживлять двух угоревших, останавливать кровотечение, вправлять вывихи, и пр. т. и.?

 


Да нередко при пожаре первоначальная помощь там-то именно и бывает нужна, куда лишь один смельчак-пожарный только что проложил себе дорогу, рискуя собственной жизнью, или же—помощь может понадобиться его же товарищу, пострадавшему при исполнении своей обязанности.

 


Для каждого пожарного труженика знакомство с приемами первоначальной помощи при несчастиях тем еще необходимее, что при отравлении угарным газом—случай, на пожарах особенно частый—прежде наступления истинной смерти потерпевший впадает в известное состояние смерти мнимой, из которого еще возможно возвращение к жизни: искусственное дыхание, при широком притоке свежего воздуха, вполне достаточно для того, чтобы при весть пострадавшего в чувство, и само собою понятно, что попытка к спасению должна быть предпринята сколько возможно быстрее.
Кто же решает на пожаре эту труднейшую задачу—отличить действительно мёртвого от мнимо умершего живого? Да все тот же пожарный: от него только и может в подобных случаях зависеть и жизнь и смерть того или другого из несчастных.

 


Спуская такового, например, из окна дома—ему стоит только потуже завязать мешок, узел, и т. п., преградивши или затруднивши к нему доступ воздуха, чтобы отнять у несчастного всякую возможность спасения.
Г. Тернер.

 


К СЛОВУ О ТРУБНЫХ СИГНАЛАХ.

 


Помещаемая ниже заметка кн. А. Д. Львова содержит одну фразу, которую, в интересах пожарного дела, мы не можем обойти молчанием. Высказывается мысль, будто введение трубных сигналов в пожарных командах бесполезно, что и выражено в следующих словах: «введением ли трубных сигналов, результат которых лишь эффектен?
Действительно, если бы вся заслуга трубных сигналов заключалась лишь в эффекте, то введение и разработку их в командах можно было бы сравнить с толчением воды в ступе. .
Но это далеко не так: трубные сигналы в пожарных командах еще нужнее, чем в войсках, ибо там в военное время они могут оказывать зачастую весьма дурные услуги; так напр. неприятель в пылу битвы, во время атаки, в ущерб нам может заиграть отступление. Таким образом, в войсках сигналы не всегда могут быть употребляемы с пользой. Совсем другое дело в пожарной службе. Тут упомянутая невыгодная сторона сигналов совершенно отсутствует. Наоборот: в пожарном деле трубные сигналы не только полезны, но прямо-таки необходимы, доказательством чему служит то, что почти во всех благоустроенных пожарных командах как в России, так и за границей трубные сигналы существуют не со вчерашнего дня.
Поясним наши слова примером: на пожаре работает команда, не имеющая трубных сигналов. Начальник команды видит, что крыша, на которой работают пожарные, сейчас обрушится, тогда как они сами этого не замечают. Посылать людей, чтобы предупредить работающих о грозящей им опасности, нет времени. Тогда начальник кричит пожарным, чтобы они слезли, но за ветром его приказание не достигает цели. Минута критическая: начальник видит, что он не в силах предотвратить опасность, отдает направо и налево поспешные приказания. Начинаются шум и гвалт, которые скоро переходят в перебранку. Наступает настоящее Вавилонское столпотворение, а тем временем огонь, как бы издеваясь над этим сумбуром и бессилием, продолжает свое разрушительное дело, и на глазах охрипшего начальника, а равно и всех присутствующих, отряд храбрецов, вместе с крышей, проваливается в огненную бездну.
Картина представится совсем в другом свете, если с той же грозной огненной стихией и при тех же обстоятельствах будет бороться команда, в которой введены трубные сигналы. Начальник, видя опасность, немедленно через своего штаб трубача подает сигнал: «с крыши долой!» Этот сигнал моментально подхватывается всеми трубачами команды, и его звуки, которых никакой ветер не в силах заглушить, вовремя долетают до слуха работающих на крыше и тем самым дают им возможность избежать неминуемой гибели. Конечно, ответственность начальника, в команде которого введены трубные сигналы, громадна: возвратимся к только что описанному примеру, предположив, что команда работает без сигналов. Допустим, что начальник вовремя не заметил опасности—на допросе он может сослаться на то, что он кричал, но его не слыхали. При существовании же сигналов подобная отговорка немыслима, ибо, в данном случае, против неё будет вся присутствовавшая на пожаре публика.
Не в этом ли и кроется причина, вследствие которой трубные сигналы популярны не во всех пожарных командах?
О ПРОТИВУПОЖАРНЫХ УСЛОВИЯХ МОСКВЫ.
(Путевые впечатления).

Наступило время—и великая русская деревня быстро превращается в город. Кто не был в Москве 2—3 года, тот заметит во всем большое улучшение, большой прогресс: здания, мостовая, полиция—все дружно преобразовалось, все принимает общеевропейский вид. На ряду с этим возникла естественная потребность в улучшенном водоснабжении: что можно было, то предпринято; но снабдить водой безграничную Москву—не шутка: много сделано, делается, по еще более остается предпринять. Недостаток в воде существенно влияет па успешность действий пожарной команды.
Кто знаком близко с пожарной работой, тот поймет, что московским пожарным приходится многое преодолевать, работая часто на пожарах «в сухую», и что без коренного улучшения водоснабжения такие пожары, как Бабьегородский, еще более чем возможны.
Скромное желание, подумает читатель: коренное улучшение водоснабжения! И это после того, как уже проводится стоящая целого займа водопроводная сеть! Но что же делать, когда спрос на воду увеличивается не пропорционально с производительностью вновь устраиваемого водопровода?
Как бы то ни было, но москвичам тушить пожары надо, ибо с улучшением города, с возведением дорого стоящих зданий, и пожарные убытки прогрессивно увеличиваются; к тому же легко воспламеняющиеся деревянные дома, скученность которых заметно возрастает, требуют большей охраны.
Но и вне вопроса о водоснабжении настоятельно необходимы—улучшения московской пожарной команды и внутренние ею преобразования. В чем же должны заключаться эти преобразования? спросить читатель: в приобретении ли крупных заграничных ручных и паровых машин, стоящих много денег? Во введении ли трубных сигналов, результат которых лишь эффектен?
Нет, не в этом.
Для улучшения московской пожарной; команды требуется другая дисциплина и иная дислокация. Будь у громадной Московской пожарной команды более строгая дисциплина, треть всех ею пожаров можно бы было считать неосуществившимися. Если бы силы московских пожарных частей были иначе распределены, другой трети пожаров не дали бы развиться. Для ослабления же пагубного действия остальной трети пожаров остается улучшение водоснабжения и исправность пожарных инструментов.
Кн. А. Д. Львов.
XРОНИКА.
—Министерством Внутренних Дел утверждены уставы. 1) вспомогательной кассы Рославльского, Смоленской губернии, вольного пожарного общества и 2) альт-ауцского, Курляндской губернии, и ново-казерицкого, Лифляндской губернии, обществ взаимного вспоможения при пожарных случаях.
—Департамент торговли и мануфактур, по слухам, предполагает сделать коренные преобразования в деле выдачи привилегий. Теперь ходатайства о выдаче привилегий рассматриваются мануфактур-советом, т. е. таким учреждением, в котором нет судей-специалистов, да и выдача привилегий является для него побочным занятием. Проектируется поэтому учредить комитет привилегий, в состав которого входили бы специалисты по различным отраслям технических и технохимических знаний, за мануфактуры же советом предполагается по отношению к привилегиям оставить значение кассационной инстанции. Кроме того, пошлины за получение привилегий предполагается значительно понизить, поставив их в зависимость от срока, на который берётся привилегия; комиссионные же конторы по исходатайствованною привилегий предполагается устранить.
—В министерстве внутренних дел выработано новое дополнение к нормальному положению о земском страховании от огня. Обязательному страхованию будут подлежать все, без исключения строения, находящиеся и черте сельской оседлости, если только эти строения не застрахованы в каком-либо частном страховом обществе.
—Совет Русского Технического Общества постановил произвести коренное переустройство здания Соляного Городка в пожарном отношении. Решено немедленно приступить к проведению всех возможных мер предосторожности, переустройству входов и увеличению количества внутренних пожарных кранов.
—Государственный Совет признал употребление в общежитии бенгальских спичек вредным в пожарном отношении, и так как они в обиходе не являются необходимостью, мнением постановил выделку бенгальских спичек воспретить.
—К съезду зодчих будет составлен исторический обзор строительной деятельности Петербурга за последнее 25-летие. Общество архитекторов постановило предложить съезду ходатайствовать об обязательном введении в строительную практику метрической системы.
—Выставку архитектуры и строительных материалов предполагается устроить в павильоне Технического Общества.
—В виду пожара фабрики Торнтона, оставившего без заработков громадное число рабочих, в среде фабрикантов и заводчиков, как говорят, возникла мысль образовать особый комитет для сбора пожертвований в пользу оставшихся без дела рабочих сгоревшего отделения фабрики.
—В прошлом № мы сообщали о причине пожара на помянутой фабрике Торнтона, заключавшейся в самовозгорании шерсти. Подобный же случай произошел недавно на бумагопрядильной фабрике Губбарта и Комп. Загорелось в главном фабричном корпусе, как полагают, от самовоспламенения бумажной пряжи. К счастью, огонь был замечен в самом начале и был потушен, главным образом, дружными усилиями сбежавшихся рабочих фабрики Губбарта и соседних фабрик, при помощи прибывшей трубы Невского стеаринового завода; однако убыток от сгоревшего и подпорченного товара простирается до 15 т. руб.
—Недавно вышел отчет Радомского вольного пожарного общества. В состав его, как видно из отчета, входит 265 действительных и 235 почетных членов. Доход общества составил за истекший 1891 год 4.741 р. 74 коп., а расходы выразились суммою в 1.7 66 руб. 5 коп. На последних выборах в начальники команды выбран г. Сильницкий, помощником его г. Ласковский; в члены правления избраны: гг. Янишевский, Сасский, Зеранский, Гемпель, Мержановский и Карч.
—Курляндское общество взаимного страхования от огня в истекшем году (с 22 апреля 1891 г. по 23 апреля 1892 г.) потерпело 78.835 р. 4 к. убытка, каковую сумму пришлось покрыть из резервного капитала. К концу отчётного года в кассе общества осталось 81.189 р. 6 к.

ПО РОССИИ.
Вольмар. Нам доставлен № газеты «Walkscher Anzeiger» с описанием празднеств, происходивших здесь 5—7 сентября по случаю 25-летняго юбилея местной вольной пожарной команды. В эти знаменательные для команды дни дома города приняли вполне праздничный вид, отовсюду глядели флаги, гирлянды зелени и цветов. Особенно изящным убранством выделялись пожарная каланча и здание ремесленного общества.
5 сентября, с 5 час. пополудни, начали съезжаться гости из различных городов; всего было 40 чел. Были присланы депутации, почти все с знаменами, из Риги, Дерпта. Валка, Вендена, Верро, Пернау и Рюгена. В 7-м часу начальник вольмарской вольной пожарной команды г. Геншель приветствовал гостей в зале ремесленного общества, при чем благодарил их за любезное посещение. Г. Книге передал ему от имени рижской вольной пожарной команды серебряный кубок и предложил «hech» за команду, справлявшую свой юбилей. После нескольких подобных же речей и тостов гостям была предложена закуска. В 9 час. состоялся бал, продолжавшийся с необыкновенным оживлением до утра.
В воскресенье, 6 сентября, в 9-м часу утра гости и члены вольмарскаго вольного пожарного общества собрались на каланче, где и прослушали хоралы, исполненные музыкальной капеллой Маля. Затем все общество отправилось в церковь, где началась служба. Богослужение совершал пастор г. Нейланд. В 11 час. в ремесленном клубе был сервирован завтрак, после которого гости осматривали город и его окрестности. В 5 час. пополудни депутации от разных пожарных команд собрались в квартире начальника вольмарской вольной пожарной команды, откуда проследовали замкнутой цепью, с знаменами в руках, в здание команды. После блестяще исполненных маневров происходила раздача наград за службу и серебряных жетонов, которые прикреплялись к древкам знамён различных пожарных обществ. Знамя вольмарской команды украсилось также серебряными значками, предложенными от всех прибывших депутаций. Затем на все знамена дамами были возложены лавровые венки, при чем г. Шведе красноречиво благодарил вольмарских дам и девиц за любезность, с которою они всегда относились к вольмарской пожарной команде. По команде «выступать», раздавшейся после этой речи, праздничное шествие пожарных проследовало через весь город, дома которого были иллюминованы. На проходивших почти с каждого окна сыпались цветы и бросались букеты, за что пожарные благодарили бесконечными криками «ура». По обходе города гостям был предложен парадный обед в здании ремесленного клуба, где столь был накрыт на 200 персон. Ряд многочисленных речей открыл городской голова г. Антониус, предложивший «hoch» за Его Величество Государя Императора, после чего был пропет гимн «Боже, Царя храпи». Затем была прочитана поздравительная телеграмма от лифляндского губернатора. Окружной начальник г. Фадеев провозгласил тост за здоровье губернатора и г. Геншель—за здоровье гостей. После нескольких речей и поздравлений, обращенных к вольмарской команде, собрание пожелало прослушать депеши, полученные из Петербурга и балтийских городов. Из Петербурга были получены поздравления от князя Львова, графа Шереметева, графа Сюзора, генерала Эгерштрома и г. Гопфенгаузена. Далее следовали приветствия от пожарных команд Риги, Дерпта, Валка, Вендена, Митавы, Лемзаля, Шлос-Адзеля, Рюгена и др. По прочтении всех этих телеграмм старший учитель волжского округа поднял бокал и произнес в стихах «hoch» за вольмарских дам. Речь эта закончилась пением «sie leben hoch» и тушем. Пир продолжался далеко за полночь и окончился после большого ряда речей.
В понедельник, 7 сентября, члены вольмарской пожарной команды предприняли с гостями восхождение на живописно расположенный, но реке Аа холм, куда собрались и дамы, присутствием своим особенно оживлявшие завтрак, сервированный на открытом воздухе и сопровождавшийся шумными здравицами. После пения, танцев и других развлечении, закончившихся в исходе пятого часа пополудни, гости возвратились в город перед зданием ратуши праздничное шествие остановилось и здесь, в глубоко прочувствованной речи, начальник вольмарской команды г. Геншель еще раз от имени всей команды поблагодарил гостей за посещение и распрощался с ними. Этим п закончилось торжество.
Лемзаль. В дни 5—7 сентября в городке Лемзале замечалось необыкновенное оживление, вызванное празднованием тоже 25-летия местной вольной пожарной команды. В торжестве принимало участие не только само общество, но и все горожане. Рижская газета «Feuerwehr-Nachrichten» сообщает следующие подробности об этом празднестве.
5 сентября, в 7 час. вечера, начальник команды г. Келер произнес приветствие гостям, собравшимся в разукрашенном и иллюминованном павильоне здания городской думы, где их встретил городской голова г. А. Тиль с своими помощниками и другими почетными лицами города. К сожалению, из делегатов явились одни венденские, н то по дороге в Вольмар, куда уехали 6 сентября утром.
В 7 час. утра 6 сентября, члены пожарной команды собрались вместе с гостями, к которым успели присоединиться делегаты из Валка, в здании пожарного дома, и отсюда отправились на маневры, прошедшие вполне удовлетворительно. После того венденские гости распрощались с лемзальской командой, получив от последней на память жетон.
После непродолжительного отдыха все общество отправилось в лютеранскую церковь, где пастор Гиргенсон благословил пожарную команду и засвидетельствовал симпатии к ней всего юродского населения. При выходе из церкви процессию сопровождало пение лютеранского гимна «Господь наша сила». Затем выступил вперед городской голова г. Тиль, поблагодарил пожарную команду от имени города за ею благотворную деятельность, указав при этом на усердие и энергию ею отдельных представителей, способствовавших поднятию пожарного дела в Лемзале до той высоты, на которой оно стоит в настоящее время, и в том числе на первого начальника команды, г. Цюхнера, явившегося на празднество из Риги в качестве гостя, далее—начальника г. фон-Клейна и настоящего начальника команды г. Келера, занимающего этот пост уже в течение 16 лет. В дальнейшей речи оратор почтил память умерших, оказавших пожарному обществу особенные услуги, как например покойного русского городского головы г. Крузе. В заключение г. Тиль упомянул о Промысле Божием и милостивом отношении к городу и его нуждам Его Величества Государя Императора. Музыка заиграла гимн «Боже, Царя храни», с восторгом подхваченный хором присутствовавших, после чего городской голова и один из валкских делегатов прикрепили к знаменам значки, изготовленные в память события. Эту часть торжества заключил завтрак, сервированный в павильоне. В 7 час. вечера пожарное общество и гости, с делегатами, присланными из Рюгена, собрались в пожарном доме, откуда все отправились через город в здание клуба па бал, завершивший этот день празднества.
7 сентября состоялся парадный обед. Первую речь за обедом произнес г. Цюхнер, предложивший «hoch» за Его Величество Государя Императора. После пения гимна провозглашены были «hoch» за г. лифляндского губернатора, начальника округа г. Фадеева и за его помощников, проживающих в Лемзале. Г. Келер указал на то обстоятельство, что торжество нельзя было бы отпраздновать в таких размерах, если бы пожарная команда не получила, кроме добрых пожеланий, и подарка материального свойства в виде сумм, пожертвованных страховыми обществами, а также пива, безвозмездно предложенного некоторыми из местных пивоваров; оратор поблагодарил всех этих жертвователей, а в особенности рижских, которые прислали прекрасный серебряный бокал, заказанный в память этого дня.
После того были прочитаны письменные приветствия и телеграммы. По окончании обеда гости распрощались.
Одесса. Года два назад городская управа выписала из петербургского пожарного депо большую выдвижную механическую лестницу, стоимостью в несколько тысяч руб. Выписали ее вследствие того, что в городе настроено за последнее время не мало многоэтажных зданий, до верхних этажей которых прежние пожарные лестницы не достигают. Но управа сделала, по мнению одесских газет, большую ошибку, ибо лестница годна только для украшения пожарного обоза, на пожарах же пользы не приносит: ею не пользовались еще ни разу, и когда бывает надобность в высокой лестнице, пожарные всевозможными способами стараются обойтись без неё. На последнем, напр., пожаре (в ночлежном приюте) команда втащила двухколенную лестницу на крышу соседнего здания, укрепила ее там и тогда уже пробралась к горевшему месту. Новая лестница остается без употребления потому, что требует много людей, лошадей, и до того сложна и непрактична, что на установку ею пришлось бы потратить слишком уж много времени *).
*) Отчего бы Одесской пожарной команде не обзавестись так называемой «воздушной лестницей»? За границей, а также среди вольных пожарных обществ, такого типа лестницы не представляют собою новинки и уже несколько лет ими пользуются с большим успехом. Образец такой лестницы был, между прочим, демонстрирован на Всероссийской пожарной выставке в Петербурге. Дабы представить наглядную картину преимуществ «воздушной лестницы перед устаревшим типом лестницы, изготовляемой «С.-Петербургским Пожарным Депо, мы помещаем параллельно следующие сведения:
Лестница, изготовляемая С.-Петербургским Пожарным Депо.
1) Стоимость лестницы 1500 руб.
2) Лестница возится 4-мя лошадьми.
3) Чтобы поставить лестницу требуется 9 человек.
4) Вышина лестницы 12 саж.
5) На лестнице могут стоять, вместе с рукавом паровой машины, до 8-мн человек.
6) Молено поставить лестницу, не прислоняя к зданию, но с оттяжкою 2-мя веревками.
7) Лестница раздвигается в 2 минуты.
Воздушная лестница.
1) Стоимость лестницы 1260 руб.
2) Лестница возится 2-мя лошадьми.
3) Чтобы поставить лестницу требуется 2 человека.
4) Вышина лестницы 11 саж.
5) На лестнице могут стоять, вместе с рукавом паровой машины, до 13 человек.
6) Можно поставить лестницу, не прислоняя к зданию, при чем верёвок для оттяжки не требуется.
7) Лестница раздвигается в 30 секунд. Ред.

КОРРЕСПОНДЕНЦИИ.
(От собственных корреспондентов).
Москва. Едва ли всякому москвичу известно о существовании в пределах Первопрестольной вольной пожарной дружины, организованной одним из московских обывателей, г. Матвеевым, еще 18 лет назад.
М. В. Матвеев — ящичный фабрикант, Зацепкой домовладелец, и первым мотивом к основанию им названной дружины послужил пожар в собственном его доме, в Страченовском пер. Около полуночи загорелась кладовая под парадной лестницей: огонь стал быстро распространяться по всему дому; случилось это весной, когда снег уже сошел, все обледенело, и воды под рукой не было. Г. Матвеев разбудил свою рабочую артель и принялся, за неимением воды, тушить огонь квасом, которого оказалось в кухне больше, чем на всем дворе воды. Пожар был этим способом прекращен. С той поры догадливому импровизатору новой системы огнетушения запала в голову мысль об учреждении вольной пожарной дружины, которую в 1874 г. ему и удалось осуществить первоначально в самых скромных размерах: завели сельскую пожарную трубу (завода Густава Листа), потом другую трубу (системы Людвига и Смита) с приспособлениями самого г. Матвеева. Дальше—больше, и в настоящее время дружина состоит из 45 чел. его же рабочих; они получают от г. Матвеева, в случае пожара, за каждый час работы на таковом, сверх своего ежедневного заработка на фабрике, по 25 коп. на человека. Из инструментов имеются: пожарная труба системы Людвига и Смита, действующая одновременно в два рукава; бочка в 25 ведер; багровый ход с 12-аршинной лестницей на 2-колесном ходу; топор поной (усовершенствованной) конструкции в кобуре; несколько ломов и необходимые принадлежности.
Дружине присвоена определенная форма одежды: 1) костюм распорядителя (г. Матвеева) из синего сукна, обшитый красным кантом; на голове каска стально-жестяная (с наушниками для зимнего времени), маска с очками для предохранения от удушливого дыма при внутренних пожарах, затем сапоги и суконные рукавицы. Стоимость всех этих принадлежностей полной аммуниции—62 р. 50 к.; у его помощника и машиниста костюмы из чёрного сукна, обшитые зеленым кантом; остальное тоже, что и у распорядителя, с прибавкой топора с кобурой у его помощника. Стоимость аммуниции—56 р. 50 к. Качальщики и бочники—в костюмах из серого сукна, с такими же головными уборами и обувью—стоимость аммуниции 11 р. 75 к., а на всех 30 чел. 352 р. 50 к. Рабочие с инструментами имеют костюмы из серого сукна с зеленым кантом, топоры и ломы—всего каждый на 23 р. 50 к., а все 12 чел. на 282 р.
Из инструментов заслуживают упоминания: пожарная труба системы Людвига и Смита с двумя стволами и 150 аршинами заливных рукавов; два фонаря и два факела стоимостью в 1200 р.: багровый ход Grb лестницами и 3 баграмп, ценою во 100 р.; бочка, ценою в 60 р., и 40 ведер (по 1 р. за ведро) на 40 р. Таким образом, аммуниция на 45 чел., с перечисленными инструментами-представляет ценность в 2.153 р. 50 к.
Дружина имеет инструкцию, в силу которой обязана тушить пожары не только в пределах фабричных строений, но и в соседних с фабрикой местностях, оказывая возможное содействие городским пожарным командам. Личному составу ведутся списки, и каждому из его членов выдается ярлык; заведует командой сам г. Матвеев, с своим помощником. По первому сигналу о пожаре команда обязана немедленно являться на место несчастия. Члены ею на пожарах обязываются вести себя безукоризненно честно и благопристойно, безусловно повинуясь распорядителю или его помощнику, но вместе с тем и осмотрительно, не подвергая себя чрезвычайным опасностям, так как г. Матвеев обязуется, в случае какого-либо увечья, лишь подачею пострадавшему первоначальной медицинской помощи. Форменное платье, присвоенное команде, во время пожаров обязательно, помимо же того к ношению отнюдь не допускается. За небрежное содержание пожарного костюма (за исключением возможной порчи на пожаре), за продажу или залог его виновные привлекаются к законной ответственности.
Для удобного и правильного пользования пожарными снарядами составь команды разделен на 4 номера: к № 1-му причислены ведерщики и бочники, обязанные по прибытии на пожар доставлять воду и снабжать ею трубы; к № 2-му—качальщики, доставляющие на место пожара трубы, устанавливающие их и затем качающие; к № 3-му — наблюдатели за рукавами—разбирающие рукава, приводящие трубу в действие и до окончания пожара следящие за целостью рукавов. К № 4-му причислены рабочие с инструментами, к обязанностям которых относится разламывать постройки, препятствующие тушению пожара.
Что Матвеевская команда существует не без пользы, это доказывается целою литературой газетных отзывов о ней и о ею деятельности в разное время на различных пожарах. Из этих отзывов молено видеть, что район ею деятельности достаточно обширен, обнимая собою: Большую и Малую Серпуховские улицы, Стремянский пер. Щипок, Б. и М. Дворянские улицы, Ямскую, Зацепу, Валовую улицу, Серпуховскую площадь, Полянку, Б. и М. Ордынки, Пятницкую, все 5 Монетчиковских пер., Болвановский пер. и Кузнецкую улицу. Все эти местности разновременно пользовались добрыми услугами Матвеевской команды, и некоторые из ею услуг еще доселе живут в памяти обывателей.
Так, например, на пожар 4 августа 1882 г., случившийся на Щипке в 11 ч. утра, пожарные г. Матвеева явились первыми, и работали так энергично и с столь заметной пользой, что администрация назначила выдать им в награду 100 р. На пожар 18 сентября 1884 г в д. Патцева, на Коломенско-Ямской ул., дружина г. Матвеева, конечно с ним самим во главе, прибыла первою в числе 40 чел. и работала с особой энергией, поощряемая своим распорядителем, который за свою смелость и отвагу при разборке дома поплатился даже значительными обжогами рук.
В одну из больших пожарных эпидемий, когда вся Зацепа поминутно трепетала пожаров, г. Матвеев с своей командой и ручными трубами оказал важное содействие городским пожарным, отстояв от огня 3 дома на Б. Дворянской ул., за что тогдашний обер-полицеймейстер, ген. Козлов, вторично назначил в награду его команде 100 р., а ему самому объявил благодарность.
За 18 лет ею существования было много и других, незамеченных и не опубликованных фактов, аналогичных с вышеизложенными, но перечислять их все было бы излишне; достаточно принять в соображение то обстоятельство, что административные похвалы и вещественные награды за подвиги частной инициативы составляют у нас далеко не обыденное явление, почему и заслуги, их удостаивающиеся, никак не могут признаваться заурядными.
И что они действительно заслуживают, помянутых отличий, это, независимо от благодарностей и денежных наград со стороны полицейской администрации, доказывается и тем, что настоящий Августейший генерал-губернатор Москвы, Его Императорское Высочество Великий Князь Сергей Александрович, в справедливом внимании к полезной деятельности команды, официально дозволил ей являться на все пожары в присвоенной ей форме.
Казань. Можем поделиться приятной новостью, касающеюся нашего пожарного дела: в думе положительно решен вопрос о постройке нового, специально-пожарного водопровода, ибо городской водопровод не только не в состоянии удовлетворять города в пожарном отношении, но подчас не удовлетворяет и требованиям жителей, то и дело закрывая водоснабжение за недостатком воды. Когда будет этот специально-пожарный водопровод—это, впрочем, вопрос будущего... Остается пока пожелать, чтобы он не испытал такой же судьбы, как и вопрос о постройке в 6-й части новой каменной каланчи вместо старой полусгнившей; возбуждён был этот вопрос и одобрен думой четверть века назад, а приведен в исполнение лишь особыми настояниями нынешнего головы в текущем году.
Есть и еще новость. Вслед за назначением на должность здешнего вице губернатора бывшего смоленского городского головы, камергера Энгельгардта, по его инициативе возникла мысль об учреждении в городе вольного пожарного общества, но образцу такового же, много лет с успехом действующего в Смоленске. Был выработана соответствующий устав, послан на утверждение г. министра внутренних дел, утвержден (за немногими исключениями), и таким образом это симпатичное учреждение получило основание. Образованным затем советом Общества стали изыскиваться средства на разные нужды. Отпущенная городом сумма, обязательные членские взносы и незначительные пожертвования, конечно, не могли удовлетворить обширно намеченным расходам. Правления же страховых обществ на обращен шля к ним представления агентов об оказании обществу носильной денежной помощи—отвечали, за некоторыми исключениями, упорным молчанием или отказом. Но совет не пал духом—он стал вербовать действительных членов, так называемых охотников, освобожденных от взноса платы, и на имеющиеся в его распоряжении весьма ограниченные средства занялся приобретением амуниции и необходимых инструментов для будущей дружины. Нашлись также из числа местных торговцев люди, сочувственно отнесшиеся к учреждению общества и пожертвовавшие на него разные необходимые вещи. Так, купец Тарасов-Родионов пожертвовал необходимое число прекрасно сделанных у него на фабрике поясов.
Но... такова, должно быть, судьба у нас каждого благого начинания: вдруг энергия совета и охота к делу членов общества были чем-то парализованы. Совет, после отъезда в 2-месячный отпуск г. Энгельгардта, не сдавшего никому своих обязанностей, остался без главы. Членов-охотников никакими увещаниями невозможно оказалось загнать к портному для снятия мерок—все откладывалось да откладывалось. А летом подоспела холера, и борьба с ней отвлекла всякое внимание от Пожарного Общества.
В заключение два слова о нашей пожарной сигнализации. Помимо обычных сигналов, обозначающих район части, в которой произошел пожар, у нас существует много и побочных сигналов: так, один красный флаг с белыми полосами означает, что должна быть заложена в каждой части половина обоза; этот сигнал поднимается исключительно при сильном ветре. Сбор всех частей обозначается поднятием с другой стороны сигналов красного флага; ночью же сигналы заменяются белыми фонарями, и флагу соответствует не красный фонарь, как это обыкновенно принято, а фиолетовый.
Ардатов, Симбирской губ. В нашем уезде нет-нет, да и вспыхнет то там, то здесь разорительный пожар. Так, 25 августа, в с. Найманах, Пичеурской волости, сгорели 23 крестьянских дома с надворными постройками, имуществом и частою хлеба. Убытка пожаром причинено на 8.289 р. Произошел он от неисправного содержания дымовой трубы.
9 сентября, в дер. Старой Жабиной, сгорело 40 крестьянских домов с надворными постройками, разным имуществом, зерновым хлебом в амбарах и 50 копнами намолоченного хлеба на гумнах. Убытка причинено до 12 тыс. руб. Пожар произошел от поджога, произведённого снохою одного из потерпевших, из-за семейного раздора, в чем она и уличается. Строения были застрахованы по обязательному страхованию в земстве.
Елисаветград, Херсона. губ. 28 октября в здешнем у в с. Мигее, состоялось скромное торжество по случаю учреждения частной сельской пожарной команды, устроенной заботливостью камер-юнкера I. II. Скаржинского при Ольгинской сельско-хозяйственной школе, им же основанной и содержимой на его счет.
Пожарный обоз на большую половину изготовлен в этом же селе, местными мастерами и даже с помощью учеников школы, конечно кроме машин. Выезд обоза состоит: из одной линейки под четверню, а на близкое расстояние и под пару лошадей. На линейке установлены две трубы, под козлами помещается 35-ведерная бочка с водою (подобно, как и в Безсоновском обозе); затем лестница, багры, вилы, ломы, топоры и
инструменты. За линейкой следуют шесты 30-ведерных бочек с водою, на 2-колесных ходах, так что, на первый раз, к месту пожара прибывает 215 вед. воды, при чем каждая бочка привозит с собою по железному ведру.
Такой состав пожарного обоза, если в селении учрежден постоянный наблюдательный пост, можно признать почти достаточным для локализации пожара при его возникновении
Для обоза, пожертвованного Ольгинской школе г. Скаржинским, на его же средства строится сарай.
Торжество открытия заключалось в том, что после обедни, молебна и школьного акта, в присутствии почетных гостей, прибывших из Херсона, Одессы, Елисаветграда и др. соседних местностей, была сделана первая запряжка и обоз был двинут на брандманевр.
Как раз в этот момент за две версты от школы показался густой дым, по направлению которого обоз и поскакал. Это был мнимый пожар, придуманный для испытания как быстроты движения обоза, так и ловкости юной команды. Для первого раза и началось, и кончилось вполне удачно.
По окончании брандманевра, когда команда возвращалась домой, крестьяне всю дорогу провожали обоз и почти беспрерывно восторженно приветствовали команду криками ура. За обедом говорились приличные случаю речи г. Безсоновым и г. Скаржинским, отвечавшим на его приветствие.

ЗАГРАНИЧНЫЕ ИЗВЕСТИЯ.
Хроника пожаров и пожарного дела.
(Пожары и пожарные несчастья В Германии. — Происшествие с двумя королевами. — Арестованный пожарный насос. — Парижское пожарное благополучие. — Августейшее внимание Бельгийского короля к пожарному делу. — Пожар двух железнодорожных поездов в Англии. — Пожары в Америке. — Гибель города Мильвокэ. — Пожары двух театров. — Пожар в Китае).
Немецкая печать сообщает о сильном пожаре, который произошёл в первых числах октября в Нортгейме, близ Геттингена. Геттингенская пожарная команда, вызванная по телеграфу, приступила прежде всего к тушению гостиницы «Звезда», откуда, как оказалось, пожар и начался вследствие неосторожного обращения детей с огнем. Однако энергические усилия команды долго оставались почти тщетными в виду ветра, разносившего пламя на ближайшие постройки. Пожарным едва удалось отстоять от огня здание гауптвахты и городского рынка: 32 дома были охвачены пламенем и разрушались огнем один за другим.
На пожаре в Цетау, уничтожившем 10 октября несколько богатых усадеб, под развалинами одного дома погиб гробовщик Зейферт, отец многочисленного семейства. Несчастный очевидно в дыму не мог найти выхода.
В Плауэне, в Саксонии, того же 10 октября произошло весьма прискорбное событие. Одинокая работница занимала там небольшую квартиру вместе с трехлетним сыном и 73-летней жиличкой вдовой, на попечение которой и оставляла ребенка, уходя на работу. В злосчастный день она, как и всегда, рано утром ушла на фабрику; старушка вышла за чем-то из квартиры, и не прошло нескольких минут, как соседи услыхали раздирающие душу крики малютки и увидели через замочную щель пламя, охватившее запертую комнату. Дверь была выломана, но уже слишком поздно: обжоги, полученные малюткой, были так сильны, что он не дожил до вечера. Причина несчастья — серные спички, которыми малютка вздумал поиграть.
Следующее происшествие случилось с двумя нидерландскими королевами. Обе августейшие особы, т. е. королева и королева-регентша, присутствовали в числе гостей, собравшихся на недавние празднества, устроенные по поводу золотой свадьбы Веймарской великогерцогской четы. На обратном пути из Веймара, 13 октября утром, загорелся придворный вагон, в котором ехали высокие путешественницы: королева подала сигнал тревоги, после чего поезд остановился в открытом поле, и обе королевы, за отсутствием каких бы то ни было экипажей, принуждены были идти пешком до ближайшей станции Эйзенах.
15 октября от неизвестной причины произошел пожар в шахте угольной копи «Сильвия», в Нюшау. На работах, предпринятых для остановки пожара, сильно пострадали 11 человек рабочих. Убыток очень значительный.
На пожаре, случившемся в Лауренбурге (близь Ахена), в епископском имении, в ночь на 21 октября, от невыясненной до сих пор причины, и грозившем уничтожить расположенные неподалеку железнодорожные кладовые, произошел весьма прискорбный инцидент. Один из пожарных бургшейдерской команды, явившийся на место несчастия и энергично тушившей здания, соседние с железнодорожной станцией, некто Комм, человек семейный, провалился в дымовую трубу, проведенную через все этажи здания, и при этом понес столь тяжкие увечья, что через день скончался, несмотря на немедленно оказанную медицинскую помощь.
25 октября, в городке Люденшейде сильным пожаром на известной пуговичной фабрике Берга совершенно уничтожен огромный склад алюминиевых фабрикатов. Сгорело также много машин. Убыток от пожара, прекращённого соединенными усилиями нескольких пожарных команд, и то лишь на следующий день — огромный. Множество фабричных остались без заработка.
В Гросграбене, близь Фестенберга, недавно страшный пожар уничтожил дотла большую часть жилищ в местном рабочем квартале. Множество народа погибло в пламени.
«Австр. Пожарн. Газета» сообщает курьез, свидетельствующий о том, что чиновнический формализм, над которым так подсмеиваются у нас, не менее нашего развит и в гнездах австрийской бюрократии. В деревушке Цирль, недалеко от Иннсбрука, староста, по поручению общины, подал прошение в окружное управление (в Иннсбруке). Прошение было отослано в виде простой служебной бумаги, без всякой марки. Управление уведомило общину, что она должна приложить к прошению марку в 50 крейцеров, а также заплатить штраф в 12 крейцеров за нарушение закона, т. е. за присылку неоплаченной маркою бумаги. По небрежности старосты назначенный штраф не был уплачен. Тогда управление увеличило его сперва до 1 флорина, и вскоре затем до 2 флоринов. Община обратилась с жалобой на эти штрафы в земское управление, решения которого до сих пор не последовало. Между тем, вскоре после обжалования, чиновник, прибывший для сбора налогов, в виду того, что цирльская община не владеет никаким движимым имуществом, за неуплаченный гербовый сбор в 50 крейцеров описал общественный пожарный насос. Для полноты картины остается только деревушке как-нибудь загореться, а самому арестованному насосу, вместо того, чтобы тушить огонь, безмятежно сгореть со всеми чиновничьими печатями.
Из Франции нет никаких сведений, которые заслуживали бы того, чтобы поделиться ими с читателями, кроме, разве, статистики парижских пожаров, о которых уже была речь в № 7 нашего журнала. Там были приведены общие сведения о парижских пожарах за 1891 г., при чем были указаны их количество (975 в течение года) и общая сумма причиненных ими убытков (5.603.215 фр.). В настоящее время считаем не лишним заимствовать из парижского «Journ. des sapeurs-pompiers» некоторые подробности относительно помянутых цифр. Так, оказывается, что убыток свыше 1.000 фр. причинен пожарами в 239 случаях, при чем каждый убыток равнялся средним числом сумме в 22.920 фр.; остальные 736 пожаров окончились каждый убытком ниже 1.000 фр., при чем общая цифра потерь от них равнялась 125.368 фр., что составляет в среднем выводе по 170 фр. на каждый пожарный случай. Этот счастливый статистический результат, должно быть, и расположил парижский журнал к тому отзыву об американском пожарном деле, который появился в последнем полученном нами его №, и который мы ниже сего воспроизводим.
Из Бельгии идет, хотя и запоздалое, но тем не менее в высшей степени отрадное известие. 16 прошлого августа в городке Арлоне король Бельгии, в сопровождении графа Фландрского и других высокопоставленных лиц, почтил своим присутствием открытие между народной сельскохозяйственной выставки. Но Арлон славится и своею пожарною командой — одною из лучших и старейших в Бельгии, существующею свыше 60 лет. Эта команда, в рядах которой не стыдятся служить почетнейшие жители города, постаралась устроить, ко дню августейшего посещения, международный пожарный съезд. Щедрая субсидия городского управления дала пожарному обществу возможность организовать съезд самым блистательным образом, озаботившись даже изготовлением жетонов в память предстоящего события. При съезде был организован конкурс с премиями за «тактически правильное и быстрейшее приведение пожарных насосов в действие». Экспертиза была установлена самая тщательная. В конкурсных маневрах, кроме многочисленных бельгийских команд, принимали также участие люксембургские и французские пожарные. Первой премии удостоилась пожарная команда бельгийского города Флоренвилля, вторую получила прекрасно обученная люксембургская команда.
Ряд низших премий получили другие бельгийские, люксембургские и французские команды. Король Леопольд, живо интересующийся делом огнетушения, приказал представить себе начальников тех команд, которые удостоились премии, поздравил их и выразил надежду, что они продолжат заботливость о дальнейшем развитии и процветании своих команд. Король сочувственно отозвался о благородном соревновании, повсюду замечаемом в настоящее время в области пожарного дела. Городские обыватели, административные и городские власти сделали с своей стороны все зависящее, чтобы оказать хороший прием иноземным пожарным обществам и сделать для них пребывание в городе насколько возможно приятнее.
В Англии ужасное железнодорожное несчастие, стоившее десяти человеческих жизней, произошло в 20-х числах октября близь Тирска (Thirsk), в Иоркшире, на Северо-восточной железной дороге, с ночным поездом (express), вышедшим накануне вечером из Эдинбурга. По небрежности сигналиста поезд, шедший на всех парах, столкнулся с другим поездом, вышедшим со станции Мидльсбруг. Все вагоны, за исключением одного спального, опрокинулись на рельсы и вскоре от соседства паровика загорелись, при чем множество пассажиров получили страшные увечья и обжоги, а 10 чел. из них найдены мертвыми.
Америка продолжает изобиловать самыми грандиозными пожарами, равно как ею газеты их широковещательными описаниями. В Нью-Орлеане, напр., на пожаре, случившемся недавно в огромном складе колониальных товаров, только что пожарные принялись тушить огонь, вдруг последовал страшный взрыв: здание разлетелось на части, и два пожарных были заживо погребены под его обломками.
Не менее оригинальные подробности сообщают о столкновении на железной дороге между Филадельфией и Ридингом скорого и товарного поездов. Скорый поезд должен был идти не по главной рельсовой колее, а по боковой, и уже было отдано распоряжение на этот счет. Но кондуктор товарного поезда не обратил на него внимания, и вследствие его небрежности произошло страшное несчастие: вагоны обоих поездов буквально влезли один в другой. Счастье еще, что катастрофа случилась не в тоннеле, а за несколько минут до входа в него. Вагоны обоих поездов немедленно загорелись, и тушить их пришлось пожарной команде. В результате 7 чел. убитых и 20 тяжко раненых. Что же касается рук и ног, то их поломано великое множество. Кондукторы обоих поездов также поплатились: оба они найдены под кучей раненых убитыми.
Но эти беды бледнеют пред несчастием, разразившимся над городом Мильвокэ, о котором в «Journal des sapeurs-pompiers» телеграфировали из Нью-Йорка от 20 октября следующие подробности.
Пожар в Мильвокэ начался на газовом заводе, при чем бедствие сразу приняло столь угрожающие размеры, что потребовались из Чикаго вспомогательные пожарные трубы. Чрез несколько минут по возникновении пожара, весь город был погружен в полный мрак. Пламя, благодаря сильному ветру, распространялось с поражающей быстротой. Жертвою огня сделались прежде всего железнодорожные склады и амбары с различными товарами, в числе которых было много зерна и скота. Пожар мало по малу достиг берега реки и уничтожил элеваторы, принадлежавшие торговому дому Смита; затем пламя охватило водочный завод и разлилось неудержимым огненным потоком по одной из прилегающих улиц. Весь квартал был объят пламенем, прежде чем успела подоспеть пожарная команда, а затем действия ею долго парализовались целым дождем искр. Наконец, после нечеловеческих усилий, удалось-таки локализовать силу огня. Пожар истребил весь восточный квартал города. Погибли масса домов частных владельцев, множество фабрик, заводов, газовый завод и дровяные склады Северо-Западной жел. дор. Жители, по большей части немцы, ирландцы, поляки и итальянцы, потеряли решительно все. Сильно пострадали также фабриканты и купцы: убыток от пожара равняется приблизительно восьми миллионам долларов.
Сгоревший город находится в штате Висконсин, на берегу озера Мичиган, в 145 километрах к северу от Чикаго. В 1840 г. в Мильвокэ было только 1.700 жителей; в 1860—45.000, а по последней переписи 1890 г. число это возросло до 204.000. Мильвокэ считался одним из крупных торговых центров северо-западной части Америки. Бедствие, постигшее город, своими размерами напоминает пожар 1871 г., истребивший до тла Чикаго, и рядом с ним истребление огнем двух театров, с убытком при этом на наш счет до 4 милл. р., кажется чем-то уж вовсе незначительным.
Сами же, но себе оба эти пожара, каждый в отдельности, представляют очень значительные пожарные бедствия. В Кливеленде, например, пожар оперного театра, случившийся в последних числах октября, причинил убытка на 300.000 ф. ст., из которых только 250.000 застрахованы. Театр принадлежал некоему г. Ганна и был построен около 30 лет назад. Он считался одним из лучших театров, достойно соперничавших с театрами Чикаго и Нью-Йорка. Г. Гартц, содержатель театра, понес убытка до 25.000 ф. стерл., а труппа лишилась всех своих костюмов.
31 октября в Нью-Орлеане сгорел грюнвальдский оперный театр, застрахованный в 60.000 ф. стерл. Огонь сильно угрожал лучшим зданиям города, расположенным вблизи театра, и уже проник было в стены университета, где, однако, вскоре был остановлен.
Китайские пожары по размерам своим тоже оказывают наклонность соперничать с американскими.
В английских газетах находим, например, известие об опустошительном пожаре в китайском порте Ичанг, расположенном на верховьях Янтсекианга. Случился он 4 сентября. Добычею пламени сделались сотни домов, до пятидесяти «джунки», стоявших у берега, сгорели до тла и более 100 чел. погибли в пламени. Вследствие того, что ветром гнало загоревшиеся суда вниз, многим иностранным судам, стоявшим ниже по течению реки, угрожала такая же опасность, и они были спасены лишь благодаря энергическим мерам предосторожности, принятым их экипажами. Пожар длился с 10 час. вечера до 6 час утра.
Французская печать об американском пожарном деле.
Последний грандиозный пожар в Мильвокэ, уничтоживший целые кварталы и пустивший по миру не один десяток вчерашних богачей, возбуждает глубокое недоумение во всех, кто с мыслию об американцах нераздельно связывает представление об их изумительно гигантских шагах по пути прогресса. Между прочим, вот как высказывается по этому поводу парижский «Journal des sapeurs-pompiers»:
«Пожарные бедствия, подобные тому, которое только что испытал злосчастный Мильвокэ, невольно, прежде всего, возбуждают сомнение относительно благонадежности пожарного дела в Америке. Ровно двадцать один год назад, в ночь с 8 на 9 октября 1871 г., колоссальный пожар истребил Чикаго. Тогда погибло в пламени 17.500 домов, а убыток выразился баснословной суммой в 11/2 миллиарда. И хотя город был снова выстроен чуть не с волшебною быстротой, сделавшись, конечно, много красивее прежнего, подобный урок должен бы был послужить внушительным предостережением на будущее время. На деле, однако, оказывается, что он пропал даром.
Нечему удивляться, когда горят и выгорают до тла восточные города, представляющие массу жалких хижин, нагроможденных одна на другую, лишенные водопроводов и пожарных труб; другое дело Америка — страна, не без основания гордящаяся своим благоденствием, страна, где все с иголочки, все основано на последнем слове современной науки, где после пожара нет даже хотя бы того утешения, что огонь послужит очистительным элементом, ускорив превращение жалких лачуг в дворцы, а узких и кривых переулков в широкие и стройные улицы.
В Турции, даже в самом Константинополе, и до настоящего времени только один огонь заведует городским благоустройством. Турецкие власти привыкли спокойно ожидать, чтоб огонь сам пролагал новые улицы и воздвигал новые здания на месте прежних ужасных вертепов нищеты и убожества. И если в Константинополе существует специальная пожарная стража, с вершины минаретов наблюдающая за безопасностью города в пожарном отношении, то едва ли она может оказать пользу городу, где нет ни водопроводов, ни пожарных команд. Известно, что единственная помощь, какую турецкие обыватели оказывают друг другу на пожарах, ограничивается тем, что они, с помощью топоров и иных орудий, изолируют горящее здание от соседних, да и это не всегда удается, если принять в соображение ветер и возмутительную узкость турецких улиц. Несколько лет назад в Константинополе, среди белого дня, вспыхнул пожар; два-три военных корабля, стоявшие на якоре в Золотом Роге, поспешили послать свои команды на помощь жителям. Каково же было удивление моряков, когда они, прибыв на пожар, увидели, что турки ничего не делают, спокойно любуясь пожаром, что воды нет, и лишь несколько ослов время от времени лениво тащатся от Босфора к пожару с бурдюками воды на спине, и также лениво возвращаются вспять! Делать было нечего, и матросам пришлось ограничить свою помощь только изоляцией горящего здания, что они и сделали; да и при этом дело не обошлось без курьеза в чисто турецком вкусе. Работая над сломкой какой-то стены, матросы, под командой офицера, попали в комнату, где взорам их представилось несколько закутанных женских фигур, безмолвно сидевших по стенам. При появлении матросов закутанные фигуры испустили пронзительный вопль, на который явился хозяин дома. Он пришел в неописанный гнев при виде посторонних мужчин, решившихся проникнуть в его гарем. С трудом удалось европейцам разъяснить разгневанному турку, что огонь ни мало не стесняется недоступными тайнами гаремов, и что ему так или иначе, а придется увести своих жен из их уединения, если только он не обрек их на жаркое.
Одним из самых грандиозных европейских пожаров считается пожар Рима при Нероне, в 64 г. но Р. X. Еще и до сих пор показывают посетителям развалины того дворца, с балкона которого Нерон любовался вечным городом, тонувшим в огненном море, мечтая о его возрождении из пепла и развалин. Пожар этот предание приписывает самому всесильному владыке Рима, желавшему доставить себе величественное зрелище, а затем перестроить город заново.
Из пожаров, ближайших к нам по времени, заслуживают внимания пожары городов Палатината, сожженных войсками Людовика XIV в 1689 г. Это печальное событие далёкого прошлого служит и до сих пор предметом ненависти немцев к французам. Пожар, соединенный с другим ужасным бедствием — землетрясением, разразился в Гваделупе в царствование Людовика-Филиппа. Ужасная катастрофа, выразившаяся в беспрестанных то горизонтальных, то вертикальных колебаниях почвы, началась утром, как раз в то время, когда во всех домах готовился обычный утренний завтрак. Одновременно с разрушением домов, в их обломках показался огонь, истребивший то, что было пощажено землетрясением.
Аналогичное бедствие постигло Лиссабон 1 ноября и здесь, как в Гваделупе, ближайшим союзником землетрясения оказался огонь, уничтоживший все то, что случайно уцелело от разрушения.
Все описанные несчастия, как и другие с ними однородные, объясняются, однако, сами собой: везде причиною катастрофы является или стечение роковых обстоятельств, или злая воля. Не так-то легко и просто объяснить гибель от пожара чуть не целого американского города, и невольно, из множества объяснений, мысль останавливается на следующем.
Благодаря своему географическому положению, американцы избавлены от необходимости содержать огромные армии для защиты своих границ от вторжения иноземцев, как это вынуждены делать Европейские государства. Точно также нет в Америке и военных пожарных команд, на подобие, например, парижских. Американские пожарные команды комплектуются исключительно из охотников.
В некоторых городах, как например в Нью-Орлеане, эти пожарные добровольцы даже и жалованья никакого не получают за свои труды, лишь освобождаясь от некоторых общественных повинностей; да и живут не в казармах, а в собственных квартирах, и только обязаны по первому сигналу являться на пожары.
В Нью-Йорке пожарная часть организована на тех же началах, с одною лишь разницей, что пожарные получают жалованье и вследствие этого относятся, конечно, строже к своим обязанностям. Таков, в общих чертах, принцип, положенный в основу пожарного дела в Америке.
А между тем, события последнего времени как будто разбивают состоятельность этого принципа, и несмотря на все отвращение американских граждан к милитаризму и казенщине, им волей-неволей придется, кажется, произвести некоторые реформы в пожарном деле, которое немыслимо без обилия воды, пожарных труб и строго-дисциплинированных работников — словом без того пожарного ансамбля, который в каждую данную минуту с быстротой ветра был бы готов лететь на борьбу с огнем»
ТЕХНИЧЕСКИЙ ОТДЕЛ.
Снимающийся паровой пожарный насос (фирмы Иосифа Бедуве в Аахене). Нередко во время пожаров ощущается недостаток в воде для питания пожарного насоса больших размеров; да и большие машины, в виду их высокой стоимости, для большинства городов средней руки затруднительно приобретать. Эти соображения навели немецких фабрикантов на мысль делать такие паровые насосы, которые бы подавали воды (считая промежуток в одну минуту) ровно столько же, сколько ею подают два больших ручных насоса. Преимущества подобной машины состоят, во-первых, в гораздо скорейшем и успешнейшем тушении огня (при самом ограниченном составе служащих) сравнительно с ручными насосами, бесспорно недостаточными, при более или менее сильных пожарах, даже в руках значительного числа рабочих (напр. 40 чел.); во-вторых, в высокой степени совершенства, до какой в последнее время доведены эти машины в применении к пожарному делу.
Фирма Иосифа Бедуве в Аахене изготовляет в настоящее время паровые пожарные насосы шести различных калибров, способные подавать воду в количестве от 350 до 3.000 литр. в минуту. Если от машины требуется особенная быстрота передвижения, то обыкновенно делают ее на 350 литр., и хотя она устраивается как снимающийся насос, но может быть установлена точно также как и 4-колесный насос, с сиденьями для четверых.
Она выдерживает давление в 700 килограмм. и может без затруднения передвигаться с помощью 6 чел. Покоится она на рессорной телеге, с которой может быть снята силою двух человек. Машина эта представляет собою хорошее приспособление к делу огнетушения. Котел устраивается таким образом, чтобы в промежутке времени от 8 до 9 минут развивалось паровое давление в 5 атмосфер, а обращение с машиной до такой степени просто, что вряд ли затруднит сколько-нибудь смышлёного пожарного.
В настоящее время в Аахене приготовлены уже 7 таких машин, из которых 5 построены как снимающиеся насосы, и 2 — как 4-колесные обыкновенные.

Ответы и вопросы.*)
О. 1. Вопрос о том, следует ли на всяком пожаре, не теряя времени, открыть крышу—находится в прямой зависимости от того, с каким пожаром имеем дело и в каком месте здания он начался.
При начале всякого пожара, кроме того случая, когда пожар в чердачном помещении, следует немедленно принять все меры к тому, чтобы не дать огню распространиться, т. е. локализировать застигнутое огнем место, и только при значительном накоплении дыма является необходимость выбить раму (в соседних с пожаром помещениях окон отнюдь не следует выбивать). Таким образом пожар может быть затушен в самом его начале. Тогда как, если бы, в подобном случае, первоначально принялись за разборку крыши, то тем самым содействовали бы распространению огня, так как развилась бы страшная тяга воздуха.
Другое дело, если горит чердачное помещение, или же горящее здание настолько охвачено огнем, что внутрь его проникнуть невозможно: тогда безусловно следует немедленно снять крышу, дабы можно было свободно, при помощи воздушной лестницы, поливать горящее здание сверху.
Все вышеизложенное можно резюмировать следующим образом: когда в горящее помещение есть возможность проникнуть, следует, до последней крайности, стараться не снимать крыши. Если же пожар произошел в чердачном помещении, или огонь успел настолько усилиться, что проникнуть в горящее помещение нет никакой возможности, в таком случае снятие крыши является делом необходимости.
О. 2. Относительно обязанностей, порядка и образа действии отряда охранителей нет общих правил, которыми бы руководились все пожарные общества; каждое из них руководствуется своим уставом, в котором ясно определены обязанности охранителей.
Так, например, в § 31 устава Витебского пожарного общества сказано: «команда для наблюдения за порядком, по мере предоставленного ей начальством права, не допускает к месту пожара решительно никого из посторонних зрителей и охраняет спасенное имущество».
Большею частью этот вопрос разрешается в инструкциях для должностных лиц пожарных обществ; так, в инструкции для команды охранителей и спасателей имущества Ревельского общества говорится следующее: «на обязанности охранителей и спасателей имущества лежит: 1) не допускать посторонних лиц к месту пожара; 2) выносить вещи из строений, еще не охваченных пламенем; 3) охранять спасенное имущество».
В инструкции для членов-охранителей Бельского пожарного общества разработаны все подробности, касающиеся деятельности, обязанностей и назначения отряда охранителей. Считаем не лишним познакомить читателей с содержанием этой-инструкции, утвержденной Советом Общества: 1) Назначение и состав отряда охранителей. Отряд охранителей назначается для охраны вынесенного из домов имущества, для охраны пути, по которому подвозится вода и для того, чтобы не допускать посторонних лиц к месту пожара. Отряд охранителей делится на 2 отделения, а каждое отделение на десятки. Первое отделение заведует охраной имущества, второе наблюдает, чтобы путь, по которому подвозится вода к пожару, оставался свободным для проезда с водою, и не допускает посторонних лиц к месту пожара. Всем отрядом охранителей заведует их начальник, отделениями начальники отделений, а десятками начальники десятков. 2) Действия отряда охранителей на пожаре. По прибытии на пожар начальники отделении тотчас же являются к начальнику отряда охранителей, начальники десятков к своим начальникам отделений, а прочие члены-охранители к своим десятским; затем отряд выстраивается в колонны по отделениям, на месте, где будет указано начальником отряда охранителей. Для охраны имущества и пути, по которому подвозится вода, и для устранения наплыва публики к месту пожара, назначаются оцепления. Оцепления высылаются по распоряжению начальника охранителей. В каждом оцеплении один из десятских назначается начальником оцепления. Для задержания подозрительных лиц, уносящих с пожара краденые вещи, посылаются патрули, состоящие из 2 — 4 человек. Члены-охранители, оставшиеся от назначения в оцепления и в патрули, составляют резерв, который служит для усиления и смены оцеплений и патрулей. 3) Обязанности членов-охранителей на пожаре. Члены-охранители должны во время пожара исполнять свои обязанности спокойно, без суеты и криков, обращаться вежливо со всеми и ни под каким предлогом не вступать в пререкания с публикою, полицией и товарищами. В случае каких-либо недоразумений члены-охранители должны обращаться за содействием к своим ближайшим начальникам. Член-охранитель, будучи поставлен на пост в оцеплении, не имеет права оставлять его, пока не будет сменен по приказанию начальника оцепления. Члену-охранителю на посту запрещается садиться, курить табак, разговаривать и т. п.; он обязан охранять выносимое имущество, не дозволяя никому брать принятые под охрану вещи без разрешения начальника оцепления. Члены-охранители, поставленные для охраны пути, по которому подвозится вода к пожару, и для устранения наплыва публики, наблюдают, чтобы путь оставался свободным для проезда с водою и никого из публики не пропускают через цепь. Патруль обязан задерживать подозрительных лиц, уносящих вещи с места пожара, и препровождать таковых в резерв для сдачи полиции. 4) Постановка оцепления. Каждое оцепление для следования к постам строится в две шеренги. Оцепление ведется рядами, при чем начальник оцепления следует на правом фланге. Подведя оцепление к месту, где следует поставить пост, начальник оцепления командует: «оцепление стой, смена вперед, шагом марш»; по этой команде член-охранитель, находящийся на правом фланге, выходит вперед и становится, где будет указано начальником оцепления. Отведя оцепление на 10 — 15 шагов от поставленного поста, начальник оцепления ставит второй пост, и т. д., пока назначенное место не будет вполне оцеплено. Начальник оцепления для охраны имущества ставит посты кругом сложенного имущества, при чем члены-охранители должны стоять лицом к охраняемому имуществу. Начальники оцепления для охраны пути и места пожара от наплыва публики ставят посты, в первом случае, по обеим сторонам пути, а во втором — в направлении, указанном начальником оцепления. 4) Смена оцепления производится, по приказанию начальников отделений, через 1—2 часа. Для отправления второй и последующих смен начальник отделения делает расчёт членов-охранителей в каждое оцепление, выстраивает их и назначает начальников оцеплений. Когда все члены-охранители старой смены будут сняты с постов, начальник оцепления старой смены отводит оцепление в резерв. 5) Патрули. Патрули высылаются по распоряжению начальника охранителей, который и указывает, где патрули должны располагаться. В случае задержания подозрительного лица с ношей, один патрульный препровождает его в резерв и затем немедленно возвращается к своему посту. Смена патрулей производится, по приказанию начальников отделений, через каждые 1/2 часа.
О. 3. а) Маски для защиты от дыма можно приобрести на фабрике Урлауб (С.-Петербург, Васильевский остров, Румянцевкая площадь, собственный дом). Стоимость каждой маски с трубкой 15 рублей.
В настоящее время означенные маски ещё мало распространены среди русских пожарных команд, а потому к оценке их следует относиться с большою осторожностью; тем не менее мы можем заявить, что в тех случаях, когда означенные маски применялись к делу, о них всегда получались одобрительные отзывы.
б) В продаже имеется весьма ограниченное количество практических руководств по уходу за пожарными насосами и по употреблению их в дело. Из наиболее выдающихся руководств этого рода можем указать на сочинение князя А. Д. Львова: «Городские пожарные команды, опыт руководства к их устройству и отправлению ими службы».
В. Рижский пожарный магазин Гуго Мейера предлагает в своем прейс куранте широкие (8 — 11 1/2 стм.) пожарные пояса, снабженные карабинами, тормозами и др. приспособлениями. Члены одного вольного пожарного общества, озабочиваясь приобретением усовершенствованных снарядов и инструментов, желали бы знать мнение опытных людей, употреблявших означенные пояса, полезны ли они и стоит ли их покупать?

ПОСТУПИЛ В ПРОДАЖУ
в лучших книжных магазинах обеих столиц, а также в С.-Петербургской и Московской конторах графа А. Д. Шереметева:
КРАТКИЙ
СТАТИСТИЧЕСКИЙ ОБЗОР
ПОЖАРНЫХ КОМАНД
РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ
(XVII + 254 стран, in 4°, в 2 столбца, с приложением: 1) ведомости о числе пожарных команд в России, их личном составе и пожарном, обозе;
2) указателя городов и селений, в Обзоре поименованных, и 3) карты России с обозначением мест расположения пожарных команд),
СОСТАВЛЕННЫЙ ПО ОФФИЦИАЛЬНЫМ ДАННЫМ
ГРАФОМ А. Д. ШЕРЕМЕТЕВЫМ.
Цена 4 р„ с пересылкой 4 р. 50 к.
ПРОДОЛЖАЕТСЯ ПОДПИСКА
НА НОВЫЙ ИЛЛЮСТРИРОВАННЫЙ, БЕЗ ПРЕДВАРИТЕЛЬНОЙ ЦЕНЗУРЫ, ЖУРНАЛ
«ПОЖАРНЫЙ»
Вестник пожарного дела в России,
который выходит в свет с 1 Марта 1892 г. два раза в месяц книжками до трех печатных листов в иллюстрированной обложке. Журнал этот представляет собою первое в России издание, посвященное пожарному делу, задавшееся целью знакомить публику с современным состоянием и техникою пожарного дела, новейшими усовершенствованиями и улучшениями в нем, как в России, так и в Западной Европе и Америке. Благодаря своей обширной программе «Пожарный» поставил себе задачею удовлетворять запросам и требованиям, предъявляемым как со стороны городских самоуправлений и земств, так и городских, частных и вольных пожарных команд—в особенности последних, возникновение которых в различных местах нашего отечества нельзя не отметить, как отрадный и достойный подражания факт, «Пожарный», группируя и суммируя разбросанные и разрозненные факты и знакомя с общим ходом пожарного дела в России и в различных частях света, может послужить руководством для команд и вольных обществ и принести известную пользу. Редакция заручилась сотрудничеством специальных корреспондентов как во внутренних губерниях России, так и за границей.
ПРОГРАММА ЖУРНАЛА:
1) Официальные постановления и распоряжения; 2) Сведения о современном состоянии пожарного дела в России и заграницей; 3) Важнейшие открытия и усовершенствования в пожарном деле; 4) Хроника; 5) Корреспонденции; 6) Технический отдел; 7) По России; 8) Биографии деятелей по пожарному делу; 9) Библиография; 10) Статистика; 11) Вопросы и ответы; 12) Объявления.