Периодика

Журнал "Пожарный" 1892 год, номер 16 октябрь

Год:

1892

Выпуск:

16

Описание:

Впервые в сети интернет мы размещаем для свободного скачивания и прочтения, в некоммерческих целях, первое русское периодическое издание - журнал Пожарный, 16 номер за октябрь 1892 год


СОДЕРЖАНИЕ № 16

 

 

1. Как устранить аномалии акционерного страхования? 

 

2. К вопросу о деревенских пожарах.

3. Хроника

 

4. Пожары в Петербурге

 

5. По России

 

6. Корреспонденции (от собственных корреспондентов)

 

7. Заграничные известия

 

8. Технический отдел

9. Библиография

 

10. Статистика

 

Объявления.

 

Редакция иллюстрированного журнала «Пожарный», Шпалерная ул., 18, открыта для объяснений и личных переговоров ежедневно, кроме воскресных и праздничных дней, с 12 до 2 час. пополудни.
Статьи, присылаемые для напечатания в иллюстрированном журнале «ПОЖАРНЫЙ», должны быть за полной подписью их авторов и с указанием их местожительства (по желанию авторов, статьи могут быть напечатаны и без подписей: под инициалами их имени и фамилии, или под псевдонимами). Принятые для напечатания статьи, в случае надобности, подлежат сокращению. АНОНИМНЫЕ статьи, письма, заявления – редакция оставляет без внимания. Статьи без указаний желаемого за них авторами вознаграждения считаются бесплатным. Возвращение статей почтой редакция принимает на себя только в том случае, если на их пересылку будет прислано соответствующее число почтовых марок. Мелкие статьи и заметки, почему-либо не напечатанные в «ПОЖАРНОМ», не возвращаются.

 

 

 


КАК УСТРАНИТЬ АНОМАЛИИ АКЦИОНЕРНОГО СТРАХОВАНИЯ?


 


.
Сколь ни желательны в интересах страхового дела, сколь ни плодотворны и для страхователей, и для самих страховых обществ те радикальные реформы в огневом страховании и в постановке страховой агентуры, о которых мы подробно говорили в предыдущем (15-м) номере нашего журнала, они, однако, немыслимы до тех пор, пока это страхование зиждется на заграничном перестраховании рисков. И очень просто, почему.

 


Заграничным дельцам от перестраховочной операции, в сущности, решительно ни тепло, ни холодно, ни от того, добросовестна ли и благоразумна будет наша агентура в приеме и оценке рисков, или же неосмотрительна и недобросовестна; будут ли наши страхователи ценой уплачиваемых премий гарантировать себе душевное спокойствие и материальное благополучие, или же покупать билет на рискованную страховую лотерею в корыстных целях легкой наживы в случае выигрыша; будут ли употреблять этот выигрыши на постройку и восстановление погибших от пожара имуществ, или же на скопидомство и спекуляцию и т. д.

 

Им, также как и нашим страховым дельцам, прежде всего, нужен заработок, затем — заработок возможно больший. Современное состояние нашего акционерного страхования, ими же в значительной степени и созданное, обеспечивает им и то и другое почти неизменно в течение целых десятков лет, в продолжение которых они сумели получить столько же миллионов наших денег за представляемую ими фиктивную гарантию. Говорим: фиктивную – ибо не миллиардами же реальных рублей она выражается в действительности, и даже едва ли сотнями миллионов, а вернее десятками, как и у наших страховых обществ. И если ни те, ни другие за все время существования нашего акционерного страхования в общем не опозорили себя ни разу прекращением страховых уплат или несостоятельностью, то единственно благодаря теории вероятностей. А эта теория учит, что даже у нас при вопиющей беспорядочности строительного дела и скудости противопожарных средств и мероприятий, пожарам подвергается не более как 1/10 доля из всей массы застрахованных имуществ, да и из этой доли опустошительные пожары постигают, тоже быть может, какую-нибудь 1/10 ее часть, так что, в сущности, все акционерные капиталы и сборы, представляющие жалкую каплю в море застрахованных капиталов, являются не столько тиранией, сколько более или менее загадочной вывеской над страховыми и перестраховочными предприятиями.

 

Принимая во внимание вышеизложенные соображения, нет повода предполагать, чтобы наши теперешние заграничные перестраховщики сочли для себя удобным отказаться от неизменно выгодного для них statu quo в пользу каких-то новых страховых порядков, которые неизвестно, могут ли еще сделаться для них прибыльными, но зато в будущем могут грозить удешевлением премий и, следовательно, уменьшением заработков и барышей. Не нужно выпускать из виду, что вообще акционерная форма промышленных предприятий – наиконсервативнейшая, так как исключает возможность и действенность личной, хотя бы и самой талантливой инициативы, разделяя прерогативы хозяина-владельца капитала на десятки, сотни, тысячи и т. д. паевых дробей, при чем собственник каждой такой ничтожной дроби в состоянии своим veto подставить ножку самой энергической и плодотворной предприимчивости.

 

А пока наши страховые общества состоят в рабской зависимости от перестраховщиков, то и от них, естественно, странно было бы ожидать, чтобы они сколько-нибудь серьезно занялись мыслью о более или менее радикальной реформе страхового дела. Если это рабство и непочтенно, и постыдно, то оно не безвыгодно: непререкаемое тому доказательство – дивиденды, то и дело переваливающие за 20%. Если же за эти дивиденды расплачивается многострадальная спина русского народа, то акционерному страхованию какое же до того дело? Ибо акционерная форма предприимчивости, оставаясь консервативной, вместе с тем и самая бессердечная и глубоко космополитическая.
Все эти соображения приводят к тому заключению, что для каких бы то ни было реформ и нововведений в страховом деле, необходимо воздействие правительства, хотя бы и не в положительной, а лишь отрицательной форме. Разумные административным меры, которые могли бы быть направлены к уничтожению негласного союза акционерных страховых обществ, как направленного к достижению неблаговидных целей денежной эксплуатации населения путем искусственной поддержки страховых премий на обременительной для страхователей высоте.

 

 

Раз этот союз, именуемый самими союзниками конвенцией, а печатью и населением — стачкой, перестанет существовать и его собирательным членам снова будет открыто свободное поприще промышленной конкуренции, страховые премии неминуемо спадут с нынешних высоких цен, в большей или меньшей степени приближаясь к ценам взаимного страхования. А это обстоятельство не может не повлиять и на операции заграничного перестрахования, которое потеряет свою теперешнюю привлекательность для иностранных его акционеров, и в силу этого потеряет свой raison d'etre.

 

Вследствие этого наши страховые общества, предоставленные самим себе и свободной конкуренции, вынуждены будут озаботиться такой постановкой своего промысла, какая была бы наиболее сообразна с изменившимся его положением, и естественно остановятся на мысли тоже о союзе, и точно также между собой, но только вполне легальном, а не потайном, как теперь, и без всякого вмешательства и участия заграничного гешефтмахерства.

 

Основы этого союза, по всей вероятности, будут аналогичны с теми, на каких зиждется много более скромный, но не менее в своей сфере плодотворный и благодетельный союз, осуществляемый пока некоторыми из городских обществ взаимного страхования — союз, не как средство и удобство для эксплуатации населения, а как более или менее надежная гарантия страховых капиталов от возможного при несчастном стечении обстоятельств ущерба и истощения.
Что подобный союз не только вполне возможен, но и способен дать упомянутые гарантии, об этом едва ли могут быть споры, и мы, со своей стороны, без особых затруднений готовы доказать это даже статистическими цифрами.
Предположим, что и по уничтожению конвенции, по исчезновению заграничного перестрахования, в условиях свободной конкуренции — денежные расчеты акционерного страхования останутся приблизительно те же, что и теперь. Иначе, по крайней мере, в первое время, и быть не может, ибо, если приток страхований и будет несравненно обильнее, то премии понизятся тоже в значительной степени. Серьезного же увеличения этих расчетов возможно будет ожидать лишь впоследствии, и то в том случае, если страховые общества примут на себя строительные заботы по восстановлению уничтожаемых огнем имуществ, и будут возводить здания более соответствующие требованиям пожарной безопасности, от чего со временем понизится, без сомнения, и размер пожарных убытков.

 

Итак, соображаясь с теперешними денежными расчетами огневого страхования, и имея в виду круговую поруку всех акционерных обществ за благосостояние каждого из них в отдельности, можно ли полагать, что такая порука возможна и в случае надобности осуществима?

 

В утвердительном ответе на этот вопрос не может быть ни малейшего сомнения. Статистические данные последнего времени определяют цифру пожарных убытков России в 70 миллионов руб. ежегодно. Но ведь не все же имущества, истреблением которых от огня достигается эта цифра убытка, застрахованы и подлежать оплате, и притом со стороны акционерного страхования: на ряду с ним существует и взаимное земское, и губернское, и городское страхование, и каждое из них принимает участие этих в убытках, так что на долю акционерного остается лишь известная часть их, и во всяком случае не свыше, если не гораздо ниже 1/2 всей упомянутой суммы.

 

Что это так и есть на самом деле, доказывают почти постоянные барыши акционерного страхования, идущие и на огромные дивиденды, и на большие издержки по его управлению. Из этого следует, что не только не встречается никогда надобности затрагивать запасных или основных капиталов на удовлетворение пожарных убытков, но что и сбор премий значительно превышает их размеры.

 

В своем месте и в свое время мы цифрами доказали, что убытки акционерного страхования, как по собственным рискам, так и по перестрахованным, много ниже собираемых с этих рисков премий. Поэтому – при отсутствии заграничного перестрахования, ежегодный капитал премий будет сильнее на всю ту огромную сумму, какая ныне уходит на перестрахование, и по тем рискам, которых минует пожарное несчастье, уходит совершенно напрасно.

 

Таким образом, в новых условиях деятельности, акционерное страхование будет располагать сбором премий в сумме приблизительно до 40 миллионов рублей – т. е. гораздо большей, чем какая потребуется на пожарные вознаграждения.

 

Если же союз его и осуществится, то реальная ответственность всех его членов за то или другое несчастливое общество может потребоваться лишь в том случае, если собранных таким обществом премий полностью не хватит на удовлетворение убытков и ведение дела – случай, конечно, возможный, но в виде редкого в нашем акционерном страховании небывалого исключения.

 

Но даже и в таком поистине несчастном случае круговая порука, разверстанная пропорционально участию в ней каждого, на всех членов союза, составит для того или другого его участника сумму отнюдь не столь значительную, чтобы она могла поставить весь союз в более или менее затруднительное положение.

 

Предположим, например, что какое-либо из 15 обществ потеряло на пожарных убытках всю сумму собранных им премий плюс миллион рублей. Так как по вероятным правилам союза, главной его задачей будет не допускать союзников до заимствований из запасного или основного капитала, то, следовательно, в данном случае и пришлось бы на этот миллион делать складчину со всех 15 обществ: на каждое из них пришелся бы взнос размером от 60 до 70 тысяч руб. – сумма, при среднем сборе премий в 21/2 миллиона руб., отнюдь не крупная. Да кроме того, так как подобные воспособления подлежали бы через известный срок уплат, то и ослабления капитала премий вовсе бы не требовалось, и такие временные ссуды с большим удобством могли бы производиться из запасных капиталов, достигающих в каждом обществе более пли менее значительных размеров.

 

Но предположим самое невероятное: случай, когда весь 15-членный союз окажется в затруднительном положении. Для предотвращения подобного затруднения также имеется простой и вполне естественный исход: отчего бы всему союзу не вступить в такой же союз, например, с взаимными страхованиями земским, губернским и городским?

 

И в отдельности каждое, и все вместе учреждения эти представляют собой более или менее значительные предприятия, располагающие солидными средствами: сбор премий достигает у них почтенной цифры 18 миллионов, запасные же их капиталы простираются до 50 миллионов, на много превышая всю совокупность капиталов, принадлежащих акционерному страхованию.

 

И вот, если эти учреждения вступят в союз с акционерно-страховым союзом, то гарантии, ими совместно представляемые, будут изображаться такими внушительными цифрами:
в капиталах акционерного страхования – 25 милл.;
- взаимн. земск. и губернск. страхования – 40;
- взаимн. городского – 10;
в премиях акционерного страхования – 40;
- взаимн. земск. и губернск. – 17;
- взаимн. городского – 1.
_______________________________________
Всего до 133 миллионов.

 

О подобной гарантии при нынешней системе заграничных перестраховок акционерное страхование, конечно, и мечтать не может: тогда же, независимо от нее, оно сохранит за собой и все те громадные суммы, которые теперь отдает за границу, и во множестве случаев, напрасно.

 

Это обстоятельство неминуемо отразится па страховых прибылях, которые и при удешевленной сравнительно премии, отнюдь не уменьшатся, а всего вернее — значительно увеличатся или даже удвоятся от прилива страхований, вызванных их дешевизной.

 

Когда же, с течением времени, совершится реформа страховой агентуры и осуществится предложенный нами способ вознаграждения за пожарные убытки (посредством возведения взамен сгоревших строений новых такой же ценности), последние понизятся до крайнего минимума, а одновременно с этим и доходность акционерного страхования станет последовательно увеличиваться параллельно с удешевлением премий.

 

Приняв на себя заботы о восстановлении истребляемых огнем недвижимостей, страховые общества, без сомнения, не допустят возведения вновь построек, которые были бы опасны в пожарном отношении, и напротив, всем своим постройкам обязательно будут сообщать характер возможно большей пожарной безопасности, что не может не отразиться благоприятно и на общем характере строительного дела.

 


Если рекомендуемое нами административное воздействие на акционерные страховые общества в смысле уничтожения существующей между ними конвенции когда-либо состоится, отнюдь не желательно, чтобы оно осуществилось нежданно-негаданно для них, и всего безопаснее для страхового дела было бы, если бы им предоставлен был известный срок для организации нового порядка деятельности, и, главное, для замены немыслимого при свободной страховой конкуренции заграничного перестрахования рисков тем или другим его эквивалентом. Срок этот не должен быть ни слишком продолжительным, ни чересчур коротким, ибо в первом случае общества могут отложить дело в дальний ящик, а во втором – порешить его без надлежащего обсуждения, лишь под давлением необходимости.

 


Нужно принять в соображение, что в этом случае им будет предстоять хотя и неизбежная, и плодотворная, но, тем не менее, и не легкая операция для избавления от застарелого органического недуга. А на такие операции не безопасно решаться наобум, не взвесив хорошенько всех обстоятельств и условий, гарантирующих благополучный исход дела.

 


Мы охарактеризовали эту операцию плодотворной: действительно, она будет такой и для страхователей, и для самих обществ. Для последних хотя бы потому, что избавить их от постоянного и опасного конкурента в виде взаимного страхования различных типов, который теперь составляет на глазу акционерного страхования страшное бельмо, а тогда сделается его несомненным и верным союзником. Тогда, действительно, не пустым звуком окажется пожелание г. Амбургера, чтобы взаимное и акционерное страхование шли в нашей экономической жизни «рука об руку» и они пойдут именно так, не подставляя друг другу ногу и не завидуя одно другому, а обоюдно облегчая свои задачи и помогая друг другу в достижении нормально установленных целей.

 


Тогда, без сомнения, и пожарное дело станет для акционерных страховых обществ более родным, что теперь, и в лице пожарного они будут видеть не презренного поденщика, обязанного защищать их карманы от убытков, а самоотверженного сотрудника, призванного вместе с ними на служениe общему благу.

 


А под воздействием такого взгляда не трудно будет им убедиться и в той, пока им вовсе чуждой истине, что действительная гарантия от пожарного разорения – для страхователей, и от финансового – для них, заключается не в премиях, и не в перестраховании их, а вот этом вечном подвиге самоотвержения, на который обрекает себя пожарный, и что действительное благосостояние и акционерного, и взаимного страхования, и самих страхователей не может не быть пропорционально его благосостоянию.

 


Тогда, без сомнения, исчезнут теперешние 10-рублевые подачки пожарным за неоценимые подвиги их геройства, и о судьбе их и благосостоянии страховые общества сумеют проявить заботливость более существенным и приличным образом.


Д.П.

 


К ВОПРОСУ О ДЕРЕВЕНСКИХ ПОЖАРАХ


 



Немало помогает изобилию сельских пожаров дурное устройство печей и труб. Статистика свидетельствует, например, что за время с 1860 г. по 1887 г. число пожаров от указываемой причины достигло цифры 84.494, число горевших строений цифры 304.516, а убытков – страшной цифры 145.664.179 руб. Знатоки пожарного дела утверждают, что если выделить пожары от «неизвестных причин» из общей их цифры, то на долю дурного устройства печей придется более 1/5 (около 21%). И что всего прискорбнее, эта причина из года в год остается неизменной. Так за время с 1875 по 1882 г., на каждые 100 пожаров приходилось от дурного устройства печей и труб: в 1875 г. – 8,4%, в 1876 г. – 9,2%, в 1877 г. – 8,5%, в 1878 г. – 7,7%, в 1879 г. – 8,9%, в 1880 г. – 9.2%, в 1881 г. – 8,8% и в 1882 г. – 8,5%, а средняя ежегодная их цифра составляла 8,6%.

 


В виду этого является глубоко интересным и важным в противопожарном отношении вопрос о том, нельзя ли как-нибудь изменить к лучшему теперешнее состояние печей и труб, устраиваемых народом по традициям, унаследованным от дедов?

 

Как известно, в различных местностях России, сообразно почвенным, климатическим и иным условиям, существуют различные типы печей и труб.

 

Так, например, в губерниях Псковской. Новгородской, Тверской, Петербургской, Олонецкой, Вологодской и Вятской наиболее распространенными являются два типа печей: с топкой «по черному», так называемый курные, и обыкновенные русские печи, соединенные с дымовыми трубами. Курные печи встречаются во всех уездах Псковской и Тверской губерний, в различных уездах Вятской губернии (за исключением Сарапульского), в двух уездах Петербургской (Ямбургский и Гдовский), в пяти уездах Новгородской (Демьянский, Кирилловский, Валдайский, Старорусский, Устюженский); в уездах же Кирилловском, Островском Псковской губ., Глазовском Вятской губ., Весьегонском Тверской губ. (преимущественно в карельских деревнях), во всей Вологодской и Олонецкой губерниях являются даже в преобладающем числе.

 


Печи эти обыкновенно славятся на деревянных столбах, иногда на довольно высоких срубах (в Тверской губ.), изредка на деревянном. фундаменте, настилка которого смазывается глиной, засыпается песком и перестилается двумя рядами кирпича (Псковская губ.). Материалом для них служат в большинстве случаев — глина (глинобитные печи), кирпич-сырец, и необожженный и иногда обожженный (в Олонецкой губ.). В Вологодской губ. стенки глинобитных печей забираются досками. Из этих печей дым идет прямо в избу, и чтобы он не ел глаза, или просто отворяют двери и окна (в Вятской губ.), или делают отверстия в срубе или потолке, куда вставляют деревянные отводные трубы (в Тверской, Вологодской, Олонецкой и Новгородской губ.). Иногда же попадаются курные печи с дымовым отверстием поверх жилья, в которое вставляется железное кольцо, отводящее дым в деревянную трубу (в Тверской губ.).

 


Само собой разумеется, что печи такого примитивного устройства являются крайне опасными в пожарном отношении: отсутствие бутов и замена их деревянными столбами, недостаточная толщина и непрочность разделки возле полов, слишком тонкие стенки печей, прилегающих к деревянным частям строений, трещины в печах, близость горючего материала к потолку (Гдовский уезд), отсутствие труб и скопление сажи в избах — все это, конечно, представляет самые благоприятные условия к возникновению пожаров.

 


Что касается дымовых труб, они делаются: из гончарных трубок, деревянные (обмазанные глиной), кожаные (в Костромской губ.), из хвороста, обмазанного снаружи и изнутри глиной (в Полтавской, Черниговской, Курской, Екатеринославской, Таврической, Херсонской, Бессарабской и частью Воронежской губ.), иногда дощатые, снаружи обтянутые сукном или войлоком и изнутри обмазанные глиной — в тех же губерниях. В Ананьевском узде Херсонской губ. встречается особый вид печей даже с плетневыми трубами в крышах.

 


Пишущему эти строки лично приходилось видеть дымовые трубы из дерева, сколоченным из четырёх широких досок и выходящие за крышу не более как на ½ аршина. Такая труба обыкновенно начинается у потолка и выходит за крышу вертикально. Глиной обмазан только вход дыма в трубу, да и эта глина от времени трескается и осыпается. С такими трубами пожар возможен, конечно, при первой же топке, и только по особой милости Божьей они существуют, и действуют.

 


А реи или риги и бани – что это за допотопные здания! Смотря на их устройство, можно невольно прийти к мысли, что огонь вовсе не так опасен, как полагают: это какая-то куча булыжного камня, сложенного вроде печи, без промазки глиной. Когда она топится, то огонь пробивается между всех камней и огненные языки его выходят наружу, только без искр; в таком-то вот помещении сушится хлеб. Смотришь, дивишься и опять останавливаешься на той же мысли, что огонь не так опасен, как о нём говорят.

 


Чем объяснить такую небрежность? Невозможностью достать кирпича? Нет: в местностях, где печи в избах хоть и курные, а сложены все же из обожженного кирпича — только на трубы его как будто и не хватило (например, в Бельском узде Смоленской губ., в Торопецком и Холмском уезде Псковской губ.). Это странная экономия, не более: добывая 600-700 шт. кирпича для того чтобы сложить печь, мужик жалеет 50-100 шт. чтобы вывести от нее трубу, т. е., при затрате 10-15 руб. на печку, выгадывает 1-1 р. 50 к. на трубе, т. е. на безопасности, чистоте и здоровье.

 


Резюмируя статистические данные об устройстве печей в крестьянских жилищах, приходим к прискорбному ВЫВОДУ, что приблизительно в 3/4 наших деревень еще доселе изобилуют печи курные, не редкость встретить целые узды, где они распространены повсеместно и лишь в немногих сравнительно местностях представляют собой переходную форму между «черною топкой» и печью с дымовою трубой. Ну, а если уже в избах печи без труб, то о них и толковать нечего, говоря об овинах, ригах, банях и прочих т. п. строениях.

 


А между тем нельзя сказать, что правительство не заботилось о крестьянском благополучии в этом направлении: жаль только, что его заботы впрок не пошли. Так, например, еще в Своде Законов, изданном в 1857 г., т. е. без малого 40 лет назад, читаем: «Черные избы выводить из употребления по мере возможности, и вместо того стараться печи в избах делать с кирпичными трубами, выводя оные сверх крыш на один аршин (ст. 452 т. XII ч. I Уст. Строит.); для безопасности от пожаров печи класть не в тесных местах, а класть их от земли или от кирпичного основания, и обкладывать от деревянных стен кирпичом или оставлять около пустые места» (там же, ст. 453); «не класть деревянных брусьев близ таких мест, где проводятся печные трубы»; «трубы выводить для удобнейшей чистки широкие; «деревянный трубы на крышах не ставить» (там же ст. 367 пункт. 5, 6 и 7).

 

 

Немало правил такого же рода найдется и в обязательных постановлениях различных земств, и если ничего из них не исполнялось целые 40 лет, то не оттого ли главным образом, что крестьянам эти правила неизвестны?
Ведь никто им их не читал, не объяснял и за исполнением не следил, точно также, как и теперешние обязательные постановления читаются разве одним волостным писарем, подшиваются одно к другому и складываются на хранение, а крестьянин по-прежнему устраивает свое гнездо, не ведая никаких строительных улучшений и видя единственный образец у такого же, как и он сам, соседа.

 

В. Григорьев

 


Х Р О Н И К А


 

 


Министерством внутренних дел утверждены уставы обществ взаимного вспоможения при пожарных случаях в волостях Лифляндской губернии: Старо-нурзийской, Варольской, Кероской, Вотиверской и Сарской.

 


— Председатель организационного и распорядительного комитетов всероссийской пожарной выставки генерал-лейтенант Н.0. Эгерштром избран почетным членом Якобштадтского вольного пожарного общества.

 


— В хронике № 15 нашего журнала было сообщено об утверждении устава с.-петербургского общества пособия потерпевшие от пожарных бедствий в Петербурге. В настоящее время, по инициативе г. градоначальника, приступлено уже к приему членских взносов и пожертвований. По уставу своему общество имеет целью оказывать денежную помощь терпящим бедствия от пожаров, а равно доставлять беднейшим погорельцам необходимые для них на первое время: пищу, одежду, врачебную помощь и т. д. В члены общества могут поступать совершеннолетние лица обоего пола. Члены разделяются на действительных, сотрудников и почетных. Действительные члены вносят в кассу общества ежегодно не менее 5 руб, члены-сотрудники – от 1 руб. до 5 руб. Звание почетного члена может быть предоставлено общим собранием лицам, сделавшим в пользу общества значительное пожертвование или оказавшим ему особые услуги. Управление делами общества возлагается на совет и общее собрание. Собрания эти созываются г. градоначальником и происходят под его председательством.

 


— 28 сентября состоялось в Императорском русском техническом обществе заседание распорядительного комитета бывшей всероссийской пожарной выставки и съезда деятелей по пожарному делу. В этом заседании решено образовать особую комиссию для подготовки доклада в совет съезда, об его резолюциях и издание его трудов, и прослушан отчет казначея комитета. Весь оборот по выставке и съезду составил 31.460 руб. Самой крупной статьей прихода оказались специальные поступления (пожертвования, субсидии и др.) —11.225 руб.; выручено с экспонентов за места на выставке 9.876 руб.; входных билетов продано на 5.051 руб. 95 коп.: членские взносы образовали сумму в 2.910 руб. Израсходовано всего 26.969 руб. 14 коп. Из остатка 2.500 руб. предназначены для выдачи премий и 1.500 руб. на издание трудов съезда.

 


На заседании была высказана мысль о необходимости открыть при техническом обществе особый пожарный отдел.

 


— 6 октября сгорела значительная часть города Седльца.

 


— В настоящее время в правительственных сферах и некоторых земствах возбуждается вопрос о необходимости обратить особое внимание на тип построек, существующий в селениях и деревнях. Признается особенно желательными устранение дерева и соломы как строительных материалов, с оказанием особой поддержки распространенно кирпичных, каменных и глинобитных строений, которые в последнее время стали появляться чаще благодаря дороговизне леса. Кроме того, предполагается сделать обязательными не только распланировку селений и устранение скученности дворов, по и возможно частую посадку дворов, гуменников, улиц и площадей деревьями.

 


— Начальник Тверской губернии предложил внести на обсуждение местной думы вопрос об увеличении содержания нижним чинам тверской пожарной команды: рядовыми до 100 руб. в год вместо 60 руб., а унтер-брандмейстерам до 200 руб. вместо 120 руб. Признавая, что от нижних чинов пожарной команды в значительной мере завысит успешность борьбы с огнем, городская дума единогласно приняла предложение г. начальника губернии.

 


— Недавно появился в свете труд московского губернского земства, представляющий статистический обзор деятельности по взаимному страхованию в Московской губернии за время с 1865 по 1890 годы. Московскому губернскому земству пришлось вести упорную борьбу с недоимками по взаимному от огня страхованию. Это обстоятельство, однако, не помешало ему усиленно стремиться к установление таких оценок, чтобы суммы, выдаваемые за сгорание постройки, как можно более приближались к действительной их стоимости. Уже в 1869 году земство приняло за норму обязательного страхования избы с двором 50 руб. вместо прежних 30. К 1878 году норма эта была доведена до 75 руб. За время действия взаимного от огня страхования, в Московской губернии погорели 66.500 домохозяйств, которым выдано земством около 4.400.000 страховой премии. В недоимке за крестьянами осталось более 500.000 руб. Несмотря на столь значительную недоимку, остаток страхового капитала составлял 468.000 руб. Из этой суммы 226.000 руб. пошли на расходы по управлению страховым делом в губернии; 29.000 руб. выданы сельским обществам на приобретение пожарных инструментов; 19.000 руб. издержаны на съемку планов селений, остальные же 194.000 руб. зачислены в запасный страховой капитал, который с начислением процентов, пени и проч., составляет 347.000 руб. Эти данные достаточно ясно указывают, что московское губернское земство справедливо пользуется репутацией умелого и распорядительного хозяина, и вместе с тем дают ясное понятие о размере барышей, получаемых акционерными страховыми обществами.
— Правлением харьковского

 

общества взаимного страхования от огня составлены подробные статистические таблицы, показавшие за все время существования общества, числа пожаров и числа застрахованных имуществ, с подразделением их по роду построек. В таблицах показано также количество поступивших в доход общества страховых премий по каждому роду строений и количество сумм, выданных в вознаграждение за пожарные убытки. Таблицы эти предназначены для членов комиссии, избранной, в числе четырех лиц общим собранием страхователей. На основании полученного статистического материала, каждый члена, комиссии составит свои предположения расчета, возможности уменьшения размеров страховой премии, и из этих предположений составится общий доклад годичному собранию членов-страхователей.

 


— На днях сгорела значительная часть писчебумажной фабрики Френкель и К° в Тамерфорсе в Финляндии. Погибли вальцевое и машинное отделение, две машины для приготовления бумаги, трепальный прибор и большие запасы тряпья и бумажной массы.

 


П О Ж А Р Ы   В   П Е Т Е Р Б У Р Г Е


 

 


30 сентября, в 9-м часу утра произошел пожар на Васильевском острове, по 13 линии, в доме французского благотворительного общества. В нижнем этаже деревянного флигеля, в кухне при квартире г. Маркова загорелся от висячей лампы потолок. Огонь, охватив балку, проник на второй этаж в помещение столовой, где обгорела часть пола. Пожар скоро был потушен, причем между кухней и вторым этажом образовалось отверстие. Дом и имущество г. Маркова застрахованы в 1-м Российском обществе. Убыток незначительный.

 


— 2 октября, в 5 часов утра, за Московской заставой, в районе Нарвской части, произошел пожар на столярно-механическом заводе Пастера, по Колмовской улице в доме № 5. Загорелся деревянный сарай с дезинфекционными средствами. В одно мгновение весь сарай был охвачен пламенем, которое перебросило на смежный одноэтажный деревянный жилой дом. Зарево осветило всю местность. Прибывшие пожарные команды, однако, не дали дому сгореть: он только сильно обгорел с одной стороны, да пришлось снять с него крышу. Имущество из дома было все вытащено. Сараи сгорели до основания. Строения застрахованы в Московском страховом обществе. Убыток от пожара простирается до четырех тысяч рублей.

 


— В 3-м часу ночи на 3-е октября, на Петербургской стороне по Зверинской ул., в деревянном лицевом одноэтажном с мезонином доме под № 23 произошел пожар, скоро замеченный с каланчи; когда прибыла местная команда, надворная часть дома и чердак уже пылали. Жильцы во время сна едва успели спастись, потеряв все свое имущество. Они были разбужены в последний момент, когда пламя охватило уже весь ветхий домишко, и вытащены из дыма и пламени в холодную осеннюю ночь в одном нижнем белье. Имущество их не было застраховано. Пожарные остановили распространение огня, для чего с обгоревшего дома понадобилось снять крышу. Дом застрахован в 7.800 руб., а убытки достигают 8.000 рублей.

 


— 8 октября, в 5 часов утра, произошел пожар на железопрокатном заводе С.-Петербургского Общества железопрокатного и проволочного заводов, помещающихся на Петербургской стороне по Зелениной улице. В главном заводском корпусе в плавильном отделении над печью, загорелись подшивка потолка и толевая крыша. Прибывшим пожарным удалось вскоре потушить пожар, причем оборвана обгоревшая подшивка и вскрыта часть крыши. Убыток простирается до 2.000 руб., а застрахован завод в 510.000 руб.

 


Около часу ночи на 9 октября, на углу 7 роты и Забалканского пр., в доме купца Постникова, под № 2–49, загорелось в надворном каменном 2-этажном строении, занятом сараями для дров, прачечной и другими службами, и огонь, охватив верхний этаж этого строения угрожал опасностью жилому флигелю, расположенному по левой стороне двора того дома, но прибывшие пожарные команды отстояли флигель и пожар ограничился верхним этажом нежилого строения, внутренность которого выгорела, a нижний этаж попорчен водой; кроме того с этого строения снята крыша. Дом застрахован в 211.600 руб., а убыток домовладельцем заявлен до 8 тысяч руб.

 


— 10 октября, около 5 час. утра, в районе Шлиссельбургского участка, в местности села Александровского по Шлиссельбургскому проспекту в доме № 19, загорелось в надворном 2-этажном деревянном флигеле и огонь, охватив его, успел перейти на смежный надворный же деревянный 2-этажный с мезонином флигель соседнего дома под № 17, угрожая при этом опасностью и лицевому дому. Прибывшие 3 части столичных пожарных команд, команда Невской пригородной конно-железной дороги и труба фабрики Варгунина лицевой флигель отстояли, надворные же флигеля оба сгорели. Первый сгоревший флигель застрахован не был и убыток заявлен на сумму до 5.000 руб., второй же, в котором проживало до 500 человек фабричных рабочих, был застрахован во 2-м Российском обществе в 12.000 руб., и убыток заявлен на сумму до 20.000 руб. Имущество рабочих большей частью спасено.

 

 


П О   Р О С С И И


 

 


Москва. 4 октября, около 6 час. утра, вспыхнул пожар в районе 2-го уч. Сретенской части, по Колокольникову переулку, в трехэтажном каменном (с жилым подвальным этажом) доме братьев Смирновых. Загорелось от неизвестной причины в подвальном этаже, в мастерской драпировочно-столярного заведения Семенова. Огонь, благодаря большому количеству мочала, находившейся в мастерской, стал быстро распространяться, и когда спавшие в мастерской рабочие проснулись, все ее помещение было уже наполнено удушливыми, едким дымом. Они, чуть не задохнувшись, едва успели выбежать сами, оставив свои пожитки в жертву пламени. Вскоре пламя длинными языками начало выбиваться сквозь окна наружу, достигая окон верхних этажей, и пожар стал угрожать всему дому. Были вызваны команды семи частей, которые и удержали дальнейшее распространение огня. В 8-м часу они были отпущены домой, но не прошло и четверти часа, как в квартире Семенова, помещавшейся над мастерской, показался огонь. Загорелся пол, вероятно, от трещины в сводах, сквозь которую пламя и проникло туда. Немедленно послали за пожарными, которые, к счастью, находились еще на Сретенке, где г-н и. д. обер-полицмейстера производил им смотр. Две команды были вновь командированы на пожар, и через полчаса прекратили его. Общий убыток от пожара, по словам «Русских ведомостей», простирается до 8 тыс. руб. Строения Смирновых застрахованы в Московском городском обществе взаимного страхования. Пожар не обошелся без несчастья с людьми: каменная лестница в подвальный этаж, устроенная без рельсов, на весу, будучи чрезмерно намочена водой, рухнула и вместе с ее обломками упал, находившийся на ней пожарный служитель Тверской части Самошин, получив при этом ушиб ноги.

 


— 5 октября, около 10 часов вечера, вспыхнула пожар в 1-м участке Якиманской части, по Малому Кадашевскому переулку, в доме купца Пятницкого. Загорелось в двухэтажном каменном корпусе, занятом складом рогож и веревок, принадлежащим купцу И.М. Юкину. Огонь, показавшийся сначала в нижнем этаже, быстро проник в верхний и вскоре сильное пламя выбилось наружу. На помощь к собравшимся пожарным командам шести частей по телефону были вызваны еще две команды Тверской и Мясницкой частей. Только после усиленной работы восьми пожарных команд, с помощью машины Пречистенской части, поставленной на берегу Водоотводного канала и подававшей воду по протянутым рукавам прямо на место пожара, сила огня через два часа была ослаблена и дальнейшее распространение его задержано. Более половины корпуса выгорело до тла. Общий убыток от пожара свыше 20 тыс. рублей. Причина пожара в точности не выяснена. Предполагают, что загоралось от неосторожного обращения с огнем кого-либо из рабочих, работавших днем в складе. На этом пожаре пожарному служителю Мясницкой части Логинову упавшим листом железа ранило нос, а пожарный служитель Якиманской части Варенков накололся на гвоздь ногой.

 


Г. Егорьевск (Рязанск. губ.). В конце сентября здесь случился пожар на Широкой улице в усадьбе купца Дудочкина. Огонь показался внутри примыкавшего к дому сарая, наполненного сеном. Сгорели два сарая, масса сена, разное хозяйственное имущество во дворе, часть керосина в бочках, мука и проч. Сумма убытка еще не приведена в известность. Имущество застраховано не было. Причина пожара неизвестна; предполагают неосторожность с огнем. Новый дом Дудочкина удалось отстоять, хотя для этого и представлялось очень мало шансов, потому что общественная команда, несмотря на то, что набатный колокол быстро возвестил о несчастье, пожаловала к месту происшествия ровно через 55 минут. К тому времени легкая (из драни) крыша сарая уже прогорела, и саженные огненные языки с силой вырываясь из раскрытого сарая, как из горящего «ящика», охватывали смежную стену и карниз дома. Опасность была большая: довольно сильный ветер имел направление к дому, а если бы он загорелся, то не сдобровать бы и соседним домам, в том числе зданию, в котором помещалась почтово-телеграфная контора. Благодаря лишь прибывшей на пожар прекрасной пожарной команде фабрики бр. Хлудовых дом Дудочкина спасли.

 


Пожарная команда Хлудовской фабрики, по свидетельству «Московского листка», вообще составляет истинное благодеяние для жителей города. Она состояла из сильных пожарных инструментов, из достаточного числа энергичных служителей (слесаря фабрики), и находится под руководством опытного распорядителя. Общественная же команда, по словам газеты, не играет почти никакой роли. Неудачный подбор служителей, отсутствие надлежащего надзора за необходимой постоянной готовностью команды к делу, отсутствие должного строя между служителями, неисправное содержание пожарного обоза, излишняя экономия в расходах – вот главные недостатки общественной команды, и происходит все это, по уверению газеты, от того, что, несмотря на давно последовавшие министерские распоряжения, команда и поныне продолжает находиться в непосредственном распоряжении городской управы, а не полиции, как это требуется законом и как это введено повсеместно в России.

 


Астрахань. Близ селения Солянки, на Волге, сгорела нефтяная баржа и перекачечная машина, принадлежащая пароходному товариществу «Лебедь». Огонь начался в носовой части машины, где в это время из команды никого не было, затем быстро распространился и перешел на рядом стоявшую баржу, охватив оба судна пламенем. Со всех концов немедленно явились пароходы: «Чуваш» Нобеля, «Матильда» Ахтубинского общества, «Скороход» общества «Кавказ и Меркурий» и «Яхта» Артемьева, и стали отводить другие суда, которым грозила наибольшая опасность. «Чуваш» несколько раз пытался пробить бок перекачечной машины, чтобы хоть затопить горевшее судно, но попытки не удались. Оставаясь заливать водой, но это не приносило никакой пользы и оба судна продолжали гореть с ужасающей силой. Пожар продолжался одиннадцать часов, разливая зарево на далекое пространство, и только к 5 час. утра окончательно прекратился. Когда пламя обняло оба судна, находившаяся на них команда бросилась на лодки и этими путем спаслась от неминуемой гибели, потеряв зато все свое имущество и оставшись только в том, что было на ней. Убытку заявлено более чем на 10 тыс. руб. Отчего мог произойти пожар, остается пока невыясненным.

 


Баку. Грандиозное и вместе с тем удручающее зрелище представлял пожар, бывший 28 сентября на промыслах Тариева. Для скучающих бакинцев это несчастье явилось неожиданным развлечением: все устремились на Биби-Эйбат, усыпали кругом горы и с нескрываемым удовольствием любовались действительно поразительным зрелищем. Пока в траурно-черных клубах дыма уносились в воздухе, быть может, десятки тысяч чужого состояния, кругом слышались остроты, что «Тариев» закоптит солнце», а «пожарные потом не дочистятся его» и т. д. Впрочем, и у самых «сердобольных» несчастье не могло бы вызвать ничего, кроме сознания бесполезности человеческих усилий в данном случае, ибо полтора насоса пожарной команды не в состоянии были ни на йоту уменьшить силу разгулявшейся стихии. Огонь пожирал массы бензина, глотал целые помещения, и спасателям с трубками оставалось только делать предположения, когда и чем все это кончится. Что можно было сделать, однако, все сделано: соседние здания и вышки отстояли, несчастий с людьми не было. Работали до 11 часов. Кончилось все сравнительно скоро и благополучно.
Пожар этот начался в 4-м часу дня и был возвещен городу громадной тучей, потянувшейся с Баилова мыса. Загорелся бензинный склад, бензин разлился, и море пламени с отвратительной шапкой густой копоти над ним, захватило огромную площадь. Огонь свирепствовал на просторе: то над пожарищем раздавался взрыв и гулко проносился по всему городу, отдаваясь тут и там зловещим эхом, то громадный огненный столб поднимался над тучей, разрастался в вышину и в ширину и также мгновенно, как вырос, превращался в черную тучу дыма и копоти. О причине пожара говорят различно: вероятно, заронили огонь от папиросы в бензин – объясняют одни служащие завода; другие говорят, что лопнул бензинный перегонный куб. и воспламенившийся бензин хлынул в машинное отделение, разлился по морю и там, на воде догорал.

 


Томск. Личный состав здешней пожарной команды обнаруживает крайнюю склонность к скаковым наслаждениям, и при устройстве импровизированных скачек ради своей прихоти игнорирует все остальные соображения, как, например, о благоприличии и даже общественной пользе и безопасности. Так, во время пожара в домовой архиерейской церкви было замечено, что по Большой улице, около базарного моста, пожарные с бочками мчались, перегоняя друг друга. Шалость эта, помимо того что неуместна и весьма опасна для проходящих или проезжающих, случайно попавшихся ей на встречу. Большая улица не настолько широка, чтобы две бочки, запряженные каждая парой лошадей, могли рядом скакать по ней во весь опор без явной опасности для попадающихся им навстречу, и всякое столкновение тяжелой бочки с каким-либо экипажем могло бы иметь очень печальные последствия. Поэтому «С.-петербургский вестник» полагает, что следует, безусловно, запретить пожарными всякую перегонку во время пожарных тревог: раз пожарный обоз выехал из депо, все составлявшие его экипажи должны следовать один за другим, а отнюдь не рядом. Всякое состязание в быстроте движения бесполезно и в высшей степени опасно для движущейся по улицам публики. Нравоучения бесспорно основательные, и жаль только, что еще обретаются доселе такие захолустья, где местным публицистам приходится преподавать их печатно со своей публицистической трибуны.

 


Везенберг. На днях, по словами «Новостей», в имении Толкс произошла катастрофа, стоившая жизни владельцу имения барону Николаю Врангелю. Загоралось у одного мужика. Барон лично распоряжался тушением пожара. Внезапно обрушилась труба горевшего здания, и нисколько кирпичей упали на голову барона. Случайно находившийся в имении д-р Домбровский (из Петербурга) сделал все возможное для спасения раненого, но безуспешно: на другой день барон скончался

 

.


К О Р Р Е С П О Н Д Е Н Ц И Я

(от собственных корреспондентов)


 

 


Киев. В течение истекшего сентября здесь было 13 пожаров: № 3-го, на которых участвовали в тушении все 4 отделения пожарной команды — 6; остальные 7 были № 2-го, т. е. внутренние и незначительные, возникавшие большей частью от дурного устройства печей и дымовых труб; их тушили местные отделения.

 


Подробности пожаров следующие. 4 сентября, в 4 часа утра, на Московской улице, Печерского участка произошел пожар в усадьбе детского приюта, где загорелся деревянный сарай, в котором сложены были солома, сено, дрова и стояла корова. Огонь мгновенно перешел на соседние постройки. Загорелся сарай городового врача Заславского, и затем сарай и дом Никитиной. Так как место это застроено скученными, большей частью деревянными зданиями, то все успехи пожарной команды были направлены к тому, чтобы потушить загоревшиеся постройки и локализовать пожар. В тушении пожара участвовали пожарный отделения Дворцовое, Старо-Киевское и Лыбедское, а также вновь организованная киевская крепостная военная пожарная команда. Убытка понесено: детским приютом на 1.500 руб., врачом Заславским до 700 руб. и г-жей Никитиной до 5.000 р. На пожаре присутствовал г. губернатор.

 


12 сентября, около часу ночи, по Межигорской улице Плоского участка, в усадьбе наследников киевского мещ. Прокофия Марфусенка загорелся деревянный сарай с сеном, соломой и другими легковоспламеняющимися материалами. В сарае этом сгорели лошадь и дрожки. Еще до прибытия пожарной команды огонь распространился на постройки соседней усадьбы наследников Кондры, где три сарайчика сгорели и два были сломаны для локализации огня. В одном из сараев сгорели фаэтон и прочие извозчичьи принадлежности. На одном из домов сгорела крыша. Убытку до четырех тысяч руб. Местность для распространения пожара была весьма благоприятна: на соседнем дворе сложены были лесные материалы, пустые бочки и проч., но благодаря усилиям пожарной команды огонь был удачно локализован. На пожаре работали все четыре отделения.

 


15 сентября, в 4 ч. 30 м. утра, загорелся по Большой Васильковской улице, Лыбедского участка, дом № 27, жены отставного майора Анны Кисличенко. Огонь показался внутри бакалейной лавки, помещавшейся в нижнем этаже. Так как из лавки был ход на чердак, то огонь быстро перешел и туда. Раньше других прибыло Лыбедское пожарное отделение, за ним еще два, Старо-Киевское и Дворцовое, и огонь быстро был потушен. Убытка владелица лавки заявила на 2.000 руб., а домовладелица на 300 руб. Имущество застраховано в С.-Петербургском страховом обществе. При тушении пожара один из пожарных служителей Старо-киевской части свалился с чердака в пылавшую лавку, но был благополучно вытащен оттуда и отделался незначительным ушибом руки и легкими ожогами.

 


Того же числа, в 12 ч. дня, Подольскому пожарному отделению пришлось тушить пожар, начавшийся в д. Спилиоти по Нижнему Валу. От неизвестной причины загорелись сложенные па чердаке деревянные ящики для упаковки табака. Огню не дали распространиться. Убытки в известность не приведены.

 


— 17 сентября, в 4 часа пополуночи, был замечен огонь на Подоле по ул. Нижний Вал. Прибывшим пожарным пришлось сосредоточить свою деятельность на постройках, которые только начинали загораться, так как деревянный сарай, в котором появился огонь, было уже невозможно тушить: сено, солома, дрова, разная рухлядь, белье и проч. давали прекрасную пищу огню, и скоро от сарая не осталось ничего. Сарай принадлежал купчихе Фатеевой. В ее же усадьбе грозила опасность флигелю, но его отстояли. Обуглился только деревянный коридор и крыша частью обгорела, а частью сорвана. При выносе вещей квартирантов, живших в этом флигеле, многие из них поломаны, разбиты и т. п., а часть сгорела в сарае. Всего заявлено убытков тремя квартирантами на 4.060 руб. Застраховано имущество в «Россиянине» и «Надежде». Но этим пожар не ограничился, а перешел на соседнюю усадьбу г-жи Брик. В доме ее сгорели окна, часть крыши и сарай с тремя отделениями. Немного пострадал и строящийся двухэтажный деревянный дом той же г-жи Брик: в нём обуглился коридор и снята часть крыши. Убытки не приведены в известность. Тушили огонь все четыре отделения.

 


— 18 сентября, в 3 часа пополудни, вспыхнул пожар в доме крестьянки Марии Савельевой, на углу Предиславинской и Владимиро-Лыбедской улиц. В усадьбе Савельевой сгорели крыша на деревянном доме, деревянный флигель и сарай. Постройки эти застрахованы были в 6 тысяч руб. Из усадьбы Савельевой огонь перешел на постройки соседнего дома унтер-офицера Николая Ковалева, по Предиславинской улице; в его усадьбе деревянный дом со всем имуществом квартирантов сгорел почти до основания, несмотря на усилия пожарных трех отделений: Лыбедского, Старо-Киевского и Дворцового. Тогда они направили усилия к тому, чтобы прекратить дальнейшее распространение огня. Постройки Ковалева застрахованы были в 6 тыс. руб., убытка же причинено на 7 тыс. Причина пожара в усадьбе Савельевой не выяснена. На пожаре присутствовал г. губернатор.

 


— 19 сентября, в 4 часа пополудни, по Межигорской улице Плоского участка, в мукомольной паровой мельнице Хрякова, от неизвестной причины загорелась мучная пыль. Убыток не определен.

 


— 20 сентября, по Б. Васильковской улице, Лыбедского участка, в доме купца 1-й гильдии Бендерского, от дурного устройства плиты загорелась деревянная стена, которая и сломана. Убыток незначителен.

 


— 21 сентября, в 7 час. вечера, на Александровской улице Подольского участка, в доме купца Бланкштейна, в магазине Розенталя от висевшей лампы загорелся потолок, часть которого сломана. Убыток незначительный.

 


— 22 сентября, в 6 час. вечера по Дионисиевскому переулку Лукьяновского участка, в каменном 2-этажном доме № 11 дворянина Мазуренка, от дурного устройства печи загорелись деревянная стена, потолок и крыша. Благодаря своевременному прибытию Старо-Киевского отделения, пожар не принял больших размеров, хотя постройки в том месте чрезвычайно скучены. Убытка около 300 руб.

 


24 сентября, в 12 час. ночи, на Верхней Юрковице Плоского участка, в усадьбе запасного фельдфебеля Петренко, от неосторожного обращения с огнем сгорел деревянный сарайчик, застрахованный в обществе «Россия». Убыток незначительный. Того же числа, в 4 ч. 30 м. утра, по Трехсвятительской улице Старо-Киевского участка, в доме жены губернского инженера Анны Кривцовой, от дурного устройства временно поставленной рабочими железной печки, в вентиляционном проходе дымовой трубы загорелись балки, пол и потолок. Дом застрахован в С.-Петербургском обществе. Убыток до 200 руб.

 


Наконец, 26 сентября, в 5 час. утра, по Кирилловской улице Плоского участка, в доме Сливинской, от дурного устройства печки загорелась деревянная стена: во время тушения огня сломана другая печка и попорчена стена. Застрахован дом в Российском обществе. Убытка не свыше 100 руб.

 


Житомир. Вопрос о несгораемой избе, или, по крайней мере, огнеупорной крыше разрешен в нашей местности самим сельским населением, и конечно практически, а не теоретически.

 


Существенная особенность здешней огнеупорной избы заключается в том, что она строится не из одного дерева, а со значительной примесью глины, камней и битого кирпича; это и делает ее если не абсолютно несгораемой, то, во всяком случае, достаточно огнеупорной. Строится изба таким образом: на четырех углах и в том месте, где должны быть двери и окна, вкапываются в землю четырехугольные столбы с продольными пазами, в пазы закладываются жерди, или иногда неширокие доски: назначение тех или других – служить остовом для стен. Когда этот остов выведен, устраивается крыша.

 


Крыши делаются у крестьян соломенные, у евреев же, чехов и немцев-колонистов – черепичные. При черепичной крыше стропила ставят несколько круче и прочнее. Когда крыша готова, под ее защитой приступают к окончательной отделке стен и печей.

 


Вблизи постройки выкапывается яма, в которой тщательно размешивают глину с примесью коровьего навоза и рубленой соломы: в гигиенических видах навоз и солома иногда заменяются коровьей или конской шерстью, получаемой в виде отбросов с кожевенных заводов. Из приготовленной таким образом смеси скатываются шарообразные комья величиной приблизительно с человеческую голову: эту работу исполняюсь обыкновенно две работницы, по мере скатывания комьев, передавая их работнику. Этот, в свою очередь, накладывает их последовательно на жердь, заложенную в пазы угловых столбов таким образом, чтобы глиняный ком пришелся своим диаметром вдоль жерди, и частью от собственной тяжести, частью усилиями рабочего свесился своими краями по обе стороны настолько, чтобы слиться с рядом комьев, которые лежат ниже его. Не давая глине засыхать, четвертый рабочий набивает в глину камни или битый кирпич так, чтобы камни покрупнее пришлись против соединения между собой деревянных перекладин. При совместной работе четырех человек постройка идет очень быстро, но легко может быть выполнена, по необходимости, и одним мужиком с помощью разве его жены.

 


С внутренней стороны стена не набивается кирпичом, а только сглаживается и потом белится мелом.

 


Такая стена, по огнеупорности почти равная глиняной, имеет в сравнении с последней неоспоримые преимущества в смысле гигиеничности, прочности и стойкости против атмосферных влияний, а покрытая черепичной кровлей изба с такими стенами вообще мало уступает по своим противопожарным качествам каменному дому с железной крышей.

 


К сожалению, крестьяне-хлебопашцы, в силу и дешевизны и привычки, в большинстве случаев продолжают крыть и огнеупорный избы соломой, но они все-таки стоят неизмеримо выше избы среднерусского крестьянина. В здешней губернии нередки случаи, что даже при сильных пожарах в деревнях, и при полном отсутствии каких-либо огнетушительных средств, сгорают одни соломенные крыши, остовы же стен остаются невредимыми, что и дает погорельцам возможность быстро оправляться от пожара.

 


Оренбург. Недавно наша дума при увольнении двух пожарных служителей Денисова и Романова, прослуживших в местном пожарном обозе: первый 26, а второй 20 лет – наградила этих тружеников единовременной выдачей первому 30, и второму 20 рублей. Между тем продолжительная и многотрудная служба расстроила их здоровье и сделала их неспособными к работе. Что ожидает их в будущем, трудно и предположить, ибо в городской богадельне вечное отсутствие вакансий, а зажиточных родных у них нет.

 


Из этого случая уже можно увидеть, сколько симпатично городская дума относится к труженикам пожарного дела. Но есть и другие на то указания в ее практике, не менее яркие.

 


Вот, например, на одном из пожаров, случившемся в нынешнем же году, пожарный служитель, работая в самый огонь, не заметил, как его мундир от сильного жара все тлел да тлел и, наконец, вспыхнул. Огонь хоть и залили, но мундир все-таки пропал. Брандмейстер вздумал обратиться в Управу с просьбой о выдаче пожарному пособия на новый мундир, но дума просьбы не уважила и в пособии отказала: замечательное равнодушие к благосостоянию пожарного персонала, тем более что ему трудно подыскать и объяснение, ибо город вовсе не может похвалиться особенным благополучием в пожарном отношении, и пожарные нельзя сказать, чтобы были мало заняты.
В течение нынешнего года в городе было, например, 3 7 пожаров и пожарных тревог, и если не было особенно больших несчастий, и все пожары успешно прекращались, то именно благодаря усердию и толковым действиям пожарной команды.

 


З А Г Р А Н И Ч Н Ы Е   И З В Е С Т И Я


 

 


Лиссабонская пожарная команда. Столица Португалии со своим 360-тысячным населением, имеет прекрасно организованную охрану от огня. Город, как известно, построен в виде полукруга с радиусом в 51/2 миль на пространстве 29.650 акров. Пожарная администрация, подведомственная муниципальному совету, состоит на жаловании, что же касается пожарных, то одни из них состоят на полном содержании, а другие получают лишь известную плату за свой труд.

 


В настоящее время в команде числится 200 пожарных служителей и 600 рабочих.

 

Журнал Пожарный 1892 год

 

На обязанности последних лежит таскать и приводить в движении ручные пожарные машины под командой восьми офицеров. 80 настоящих пожарных живут в трех бараках и обязанность их состоит исключительно в тушении пожаров. Набираются они из отставных армейских или флотских солдат. Другие 120 занимаются различными ремеслами (преимущественно постройкой городских зданий); дежурят на пожарах или ходят дозором они только тогда, когда их на то потребуют. Пожарные, состоящие на полном содержании, в свободное время, т. е. когда они не нужны в бараках, обучаются различным ремеслам, чтобы иметь возможность зарабатывать себе пропитание, когда минует срок их службы (от 3 до 8 лет). Они получают около 2 шилл. по армейскому счету в день, кроме квартиры, стола и форменной одежды, но не имеют права на дальнейшие прибавки.

 


Пожарные, не состоящие на полном иждивении, получают по 9 пенсов в день и полную экипировку, ежегодно возобновляемую; тому, кто раньше приедет на пожар, выдается награда. Находясь в работе, они получают по 4 пенса за час, а когда их призывают на дежурство, им полагается по 1 шилл. 6 пенс. Пожарные, не живущие в бараках, сносятся с пожарными станциями по телефону. 600 человек машинистов, насосчиков и других рабочих, приспособленных к делу огнетушения, употребляются на работу только тогда, когда этого требует необходимость. Они, большей частью, каменщики-поденщики, фермерские работники или носильщики. Офицеры получают около 8 фунт. в месяц.

 


Кроме упомянутых трех бараков, в городе тридцать пожарных станций со всеми необходимыми противопожарными приспособлениями и еще тридцать сигнальных станций, на которых производится пожарная тревога, но нет пожарных обозов.

 


Команда снабжена хорошим обозом, состоящим из четырех паровых и трех больших ручных насосов, 48 ручных насосов меньшего размера, тридцати переносных ручных насосов, восьми телег для рукавов, восьми обыкновенных пожарных лестниц, шести лестниц с платформами, и достаточного количества рукавов и прочих принадлежностей. При каждой машине имеется спасательная сетка с приспособлениями. Для пожарной тревоги телеграфная система вышла из употребления и заменена телефонной, как более простой и быстрой. На каждом посту есть колокольчики, уведомляющий полицию о пожаре. Вместо лошадей здесь служат мулы; их в команде 18, по шести в каждом бараке: пару запрягают под паровик, пару в другие повозки, и пара стоит наготове на случай надобности.

 


Общественные налоги на содержание пожарных взимается поголовно со всего населения, доставляя сумму в 13.000 фунт. ст. в год, которая, однако, оказывается недостаточной в виду предполагаемого увеличенного числа пожарных, живущих на полном содержании. Пожарные, живущие на собственных квартирах и получавшие плату сдельно, удерживаются на службе возможно большее время, сообразно опытности и полезности раньше оказанных ими услуг.
Муниципалитет берет на себя две трети расходов на содержание команды: правительство платить 2/5 остальной трети, а страховые общества, имеющие дела в городе, доплачиваются остальные 3/5 этой трети.

 


Пожарные команды обязаны являться и на те пожары, которые происходят на побережье, точно так же, как и на пожары, возникающие за пределами береговой линии, в том, конечно, случае, когда к ним обращаются за помощью и когда они не отозваны в город. В виду того, что для пожарных, с работой за пределами городской черты, сопряжены экстраординарные издержки, которые владельцы имуществ не обязаны брать на себя, пожарные, разумеется, не очень ревностно стремятся на такие пожары.

 


Среднее число пожаров, на которых присутствует команда, за год доходит до 300; приблизительно столько же бывает и ложных тревог. В общем, случаются один или два громадных пожара и 25 больших; остальные обыкновенно незначительны. Ежегодный убыток от пожаров составляет около 625.000 фунт. ст.

 


Лиссабон стоит на очень неровной почве и городское водоснабжение по своим размерам очень незначительно. Только три места пользуются водопроводами, а именно: самая возвышенная часть города, самая низменная и, наконец, местности со средним уровнем. В этих частях города каждое здание снабжено у дверей гидрантом, приносящим двоякую выгоду: он регулируем количество воды для домашнего потребления, и доставляет необходимое ею количество для пожарных надобностей. Эти гидранты берут воду из труб, имеющих приблизительно 3/4 дюйма в диметре. Когда требуется небольшое количество воды, то выбрасывающий воду рукав привязывают прямо к гидранту. Для машин же необходимо, во всяком случае, нисколько гидрантов.

 


При больших пожарах вода берется из Таго и выкачивается насосами иногда на расстояние до 875 ярдов.

 


В Лиссабоне есть кроме городской команды пять вольных пожарных обществ, занимающихся тушением пожаров за собственный счет. У них совсем другая организация и собственный оркестр музыки.
На нашем рисунке изображен отряд муниципальной пожарной команды во время экзерциций, исполняемых с одной из небольших паровых машин с холщовой запрудой и рукавом.

 

ХРОНИКА ПОЖАРОВ И ПОЖАРНОГО ДЕЛА
(Пожары в Галиции, Венгрии, Гессен-Касселе; взрыв в Киле. – Замечательный пожарный. – Пожары во Франции, Англии и Испании. – Образец сельской пожарной команды. – Пожары в Америке. – Противопожарные меры в Чикаго).

 


В немецких газетах находим известие, что в первых числах сентября в Галиции в деревне Зайбуше пожар, происшедший от молнии, уничтожил огромную ферму, причем 8 чел. солдат расквартированного в этой местности полка погибли на месте и семеро понесли тяжкие увечья.

 


Около этого же времени город Севенигэйар, близ Роаба (в Венгрии), уничтожен пожаром до основания. 86 построек и 34 житницы обращены в груду пепла. Погибло нисколько детей и множество скота.

 


В Гессен-Касселе, во время пожара, случившегося в ночь на 7 сентября в деревне Ульфене, в пламени погибло три человека.

 


Вечером 7 сентября произошел взрыв петролеума на яхте «Анна Христина», стоявшей в Киле. На борте судна находились только капитан и его помощник: первому удалось выскочить на берег, тогда как от последнего не осталось следа: он, очевидно, погиб при взрыве.

 


У нас, да кажется и во всем мире, большинство пожарных служителей обрекают себя на присяжную борьбу с огнем не раньше, как уже испытавши предварительно несколько жизненных профессий, и даже нередко потерпевший в них полное фиаско.

 


Тем большего сочувствия заслуживают редкие экземпляры тружеников пожарного дела, посвятивших ему всю свою жизнь с ранней юности до маститой старости.

 


Такой именно экземпляр отыскала немецкая печать в Бранденбургской провинции. Проживает он в Кепенике. Это старший служитель трубочистного отдела Георг Лейстнер, проведший в качестве пожарного 52  и 1/2 года жизни. В настоящее время он состоит почетным членом кепеникской вольной пожарной команды, на собрании которой этот почтенный старец, несмотря на свои годы (70 лет), продолжает аккуратно являться в мундире. Большую часть своего жизненного поприща он провел в Берлине. В виду оказанных им на многих пожарах в Берлине подвигов, он получил место старшего служителя трубочистного отдела в Кепенике, которое и сохранил за собой до сих пор.
В Париже недавно произошел пожар в помещении «бюро похоронных процессий». Огонь принял огромные размеры, и пожарным удалось спасти одних лошадей. Сгорело 40 колесниц, 1.500 гробов и много другого материала. Убыток превышает 300.000 фр.


Из Тулона в «Journal des sapenrs-pompiers» сообщают от 16 сентября, что там в этот день около бойни, среди скученных деревянных строений, крытых соломой, вскоре после полуночи вспыхнул пожар, в продолжение нескольких часов превратившей в груды обломков и пепла целый околоток. Огонь показался в большом сарае и распространился на соседние постройки с чрезвычайной быстротой. Пока была дана тревога, пламя охватило конюшню ближайшей гостиницы, в которой 1-й этаж был занят постояльцами, а подвальный лошадьми и экипажами. Разбудили кое-как жильцов и принялись спасать лошадей и экипажи. Невозможно изобразить подробностей несчастья: пламя достигало неимоверной вышины и 20 труб, направлявших свои струи, не в состоянии были бороться с огнем. На пожаре присутствовали все городские власти; суда, стоявшие вблизи, прислали свои команды, к которым присоединились и городские пожарные, и отряды пехоты и артиллерии. В тот самый момент, как с крыши одного из домов кучка смельчаков направляла струю воды в центр пожара, дом этот обрушился, увлекая их за собой; все они были ранены. Утром часть войска удалилась с места пожара, и осталось только необходимое количество людей. От обширного сарая и больших построек гостиницы не осталось ничего. Дорога на бойню и двор гостиницы усыпаны обломками мебели и прочих предметов, спасенных наскоро от огня и большей частью поломанных и испорченных. О причине пожара циркулируют самые разнообразные и противоречивые толки: упоминают и о поджоге; насколько эти слухи справедливы – конечно, покажет следствие. Убытки от пожара можно определить пока только приблизительно: один из пострадавших' оценивает их от 50.000 до 70.000 фр., другой в 20.000 фр., третий в 12.000 фр. По своим размерами и последствиям пожар превосходит все бывшие за последние годы. Кроме сгоревших зданий пострадало много соседних домов, у которых от жара перелопались стекла и обгорели двери. Раненых более или менее серьезно оказалось 11 человек.

 

 

Из английских газет считаем не лишним заимствовать, хотя и запоздалый, но не лишенный занимательности рассказ о факте интересном, тем более что он совершился в Лондоне, городе, кичащемся утонченностью своей цивилизации. Еще 10 прошлого июня случился пожар в Галловее. Загорелось в помещении танцевального собрания, огонь распространился с неимоверной быстротой и для того, чтобы иметь возможность успешно бороться с ним, пожарным было необходимо проникнуть в нижний этаж здания. Двоим из них, Смарту и Абернесси, приказано было исполнить это: борьба их с огнем шла довольно успешно, как вдруг верхний этаж обрушился на них, причем Смарт был убит на месте, а Абернесси получил столь тяжкие увечья, что в тот же вечер скончался в Большом Северном госпитале. Откапывать этих двух несчастных пришлось с величайшей опасностью, так как рабочим угрожало при этом самими быть погребенными под остатками стен, ежеминутно готовых обрушиться. Шесть пожарных, работавшие в этом здании, также получили более или менее тяжкие ушибы. Что касается двух погибших, похороны их состоялись при самой торжественной обстановке. Похоронная процессия вышла со станции Галловей в таком порядке: впереди шли полицейские чипы, затем следовали несколько ручных пожарных маши: гробы были завалены массой венков: пожарные того отделения, к которому принадлежали усопшие, шли по обеим сторонам колесницы, поддерживая покровы. За печальной колесницей шли триста пожарных от различных команд, предшествуемые полным составом своего начальства и сопровождаемые представителями страховых обществ. Процессия производила сильное впечатление. Этот несчастный случай послужил поводом к изданию от главного начальника лондонских пожарных команд приказа, в котором он выражает искреннюю признательность офицерам и нижними чинам, с опасностью жизни работавшим на пожаре в Галловее и с неустрашимостью и самопожертвованием исполнивших сопряженную с величайшей опасностью задачу извлечения тел убитых товарищей из-под развалин рухнувшего здания. Вместе с тем он выражает уверенность, что и каждый член пожарной команды действовал бы при подобных обстоятельствах точно так же, как и доблестные товарищи его.

Смарт и Абернесси были молодые люди: первому было 22 года, второму 29 лет, находились они на службе в команде: один 8, другой 11 месяцев. Финал происшествия вышел совершенно неожиданный: хотя следствие выяснило, что балки, подпиравшие рухнувший этаж, имели в объеме не более 3-4 дюймов, и что именно от этого стены и подались так быстро, тем не менее, гибель двух пожарных причислена к «случайным происшествиям», и суд, не тревожа людей, повинных в употреблении на постройку негодных балок (вероятно в том справедливом соображении, что этим двух несчастных не воскресишь), ограничился платоническим заявлением, что, дескать, было бы желательно более строгое наблюдение за постройками.

 


Вообще обвалами при пожарах английского города, по-видимому, изобилуют, что доказывает, что там строительное дело действительно не совсем в порядке. В Норвиче, например, месяца полтора назад, был сильный пожар в большом торговом пассаже. И точно также рухнули стены Мало того: почти одновременно с падением стены, около которых работали пожарные местной команды, рухнула и огромная печная труба, похоронив под своими развалинами одного из них.

 


Не совсем в порядке там, по-видимому, и общественная сторожевая служба, в чем убеждает случившиеся в последних числах августа в ирландской столице сильный пожар, которым уничтожен в южной части города целый торговый ряд. Последний представлял собою красивейшее здание в Дублине, сооруженное в 1880 г. Вся внутренность рынка сгорела до тла. Несмотря на энергичные усилия пожарных, огонь удалось пресечь с большим трудом, но, зато и посчастливилось обнаружить факт, довольно интересный и назидательный. Заключался он в том, что дозорного, приставленного для наблюдения за лавками, нашли во время пожара довольно далеко от исполнения его обязанностей, именно у него в квартире, в его собственной постели, покоящимся в объятиях Морфея.

 


Наряду с этими не особенно приятными для прославленной британской гордости и чванливого самолюбия случаями и фактами, нельзя пройти молчанием и такого факта, который производит впечатление совершенно противоположного свойства. Этот факт – создание сельской пожарной команды — не лишен поучительности и для нас, столь нуждающихся именно в учреждениях подобного рода.

 


Село Доунтоп, в Вайльтшайр, с населением приблизительно в 4.000 жителей, расположенное в 7-8 милях от Салисбери, может по справедливости гордиться своей пожарной командой, которая и прекрасной своей организацией, и безупречной экипировкой, и рациональным ведением дела представляет собой наиболее желательный тип сельской пожарной команды. Это сравнительно юное учреждение (существующее с 1891 г.) можно упрекнуть разве в недостатке опытности, которая, как известно, приобретается не месяцами, а годами.

 

Журнал Пожарный 1892 год


Как и всегда и везде, польза и необходимость правильной организации пожарного дела сказались для жителей при первом же сильном пожаре, посетившем местечко в 1891 г. В январе этого года загоралось здание земледельческой школы: жители бросились снаряжать старую пожарную машину (подаренную селу в 1768 г. двумя его тогдашними представителями в парламенте), вывезли ее на пожар, по дорогой у нее сломался какой-то винт или рычаг, и когда добрались с ней до училища, машина оказалась совершенно негодной к употреблению.

 


Обитатели Доунтона были глубоко огорчены такими поведением машины и, по внушению одной местной дамы, миссис Уайтли, в марте прошлого года собрались на митинг для обсуждения вопроса об охране села от пожаров. Образовался комитет из шести человек, которые и отправились осматривать различные мастерские для выбора новой машины. Остановились на машине для 20 человек с рычагом, трубами, с 720 футами рукавов, 30-футовым всасывающим насосом, ведрами, упряжью и др. необходимыми аксессуарами. Приход избрал начальника команды и его помощника, предоставив им выбор и назначение пожарных. Охотников явилось множество, но затруднение выбора облегчил своим вмешательством местный доктор, предложив выбирать в пожарные только тех, кто окажется годным по медицинскому осмотру. Без дальнейших пререканий избранными оказались шесть человек: седельник, дюжий работник (6 фут. роста), плотник, возведенный в звание пожарного старшины, лодочник, медник и еще два плотника. Возраст их колеблется между 20 и 35 годами. Начальник команды и его помощник оказались вполне достойными доверия граждан, и доунтонская команда их усердием доведена до настоящего ее состояния в весьма короткий сравнительно срок. Доктор и секретарь, он же и казначей, занимают почетные места в составе команды, хотя и не в числе действительных членов.

 


Машина со всеми ее принадлежностями привезена была в Доунтон в августе прошлого года. Это событие дало повод к учреждению в селе пожарных маневров. Пожарные, заинтересованные в исполнении новых для них обязанностей, три раза в неделю проделывали соответственные упражнения, а когда, наконец, достаточно освоились с работой, было решено производить маневры каждый четверг вечером —правило, которое с тех пор строго соблюдается. Пожарная станция — небольшой домик с чердаком над помещением машины.

 


На первом годичном собрании пожарного комитета было решено, что плата пожарным, присутствующим на пожарах, должна быть не менее 5 шилл. за день. Приход согласился собрать необходимые деньги как на этот расход, так и на содержание станции и приобретение новых снарядов, рассчитав, что плата страховым обществам, а также за прокат машины превысила бы все эти расходы. Форма одежды, на которой комитет остановился при самом наборе пожарных, такая же, какая принята в английском союзе пожарных команд, к которому доунтонская команда примкнула в конце прошлого года.

 


С основания новой команды до сих пор особенно сильных пожаров не случалось, но каждый раз, когда пожарные призывались на работу, команда блестяще оправдывала возлагаемые на нее надежды.

 


Из европейских стран теперь нам остается упомянуть разве Испанию, где тоже конец лета не обошелся без крупного пожарного бедствия. В Тортозе, торговом порту и резиденции епископа, недалеко от устья Эбро, рабочие, растапливающие на баркасах смолу для починки моста, заметили огонь, охвативший их помещение на берегу. Шестеро из них бросились гасить пылавшую смолу, но сами были охвачены пламенем и попрыгали в воду. Двое из них утонули. Огонь между тем распространился с ужасающей быстротой и в короткое время уничтожил здание епископства, дворец и таможню. Мост сгорел до тла, вследствие чего город Тортоза разрезан пополам, и обе его половины разобщены одна от другой.

 


Американские журналы на сей раз чрезвычайно богаты самым разнообразным материалом, из которого приходится выбирать лишь наиболее выдающиеся известия и факты.

 


В ряду последних, бесспорно, продолжает первенствовать страшный пожар города С.-Джонса, в Ньюфаунленде, который, несмотря на то, что случился еще в прошлом июле, продолжает занимать и своими размерами, и последствиями, значительную часть американской печати. И действительно, подробности этого бедствия ужасны. С 5 часов пополудни до 9 часов следующего утра пламя уничтожило большую часть города. Десять тысяч человек обывателей остались без крова; пожарный убыток достигает 20 милл. долл. Почти все съестные припасы и товары сгорели на МЕСТЕ; у местного епископа сгорело все до последней нитки. Беда в том, что город состоял преимущественно из деревянных построек, другие же более прочные строительные материалы начали входить в употребление лишь за последнее время; поэтому огонь, не встречая препятствий, и распространился с невероятной быстротой по всему городу. Собор и многие общественные здания сгорели до основания. Бедствие было столь велико, что отовсюду, куда только проникла весть о нем (Лондон, Ливерпуль), в тот же день стали немедленно высылаться деньги, провизия и платья. Из 20 миллионов долларов убытка было застраховано имуществ только на три миллиона.

 


Пожар этот, однако, послужил городу впрок. В местное законодательное собрание уже поступил на рассмотрение проект возобновления пострадавших от пожара зданий, составленный в смысле желательных нововведений и усовершенствований. Постройки предполагаются под непосредственным контролем правительства, и оплачиваться будут не ранее как по удостоверении в их целесообразности; вследствие того появляется надежда, что город выстроится в таком виде, который не представит возможности и удобств для повторения катастрофы. Следственный судья, г. Проус, в своем отчете о пожаре приписывает страшное распространение огня «преступной беспечности» председателя муниципального совета, которая доказана неопровержимо и бездействием городского водопровода в столь критическую минуту, и неудовлетворительностью пожарной команды. Возымеет ли это судейское заключение какую-либо практическую силу, об этом, впрочем, ничего пока неизвестно.

 


Из пожаров за конец лета заслуживают упоминания чуть не целый десяток.

 


15 августа выгорел целый город Рэд-Моунтен, в штате Колумбия. Пожаром уничтожены шестьдесят зданий, в том числе почта, редакция местного журнала, гостиница. Убыток простирается до 275.000 фунт, стерл., из которых 150.000 застрахованы: множество жителей остались буквально без крова.

 


В порту Каллас, в южной Америке, 21 августа пожар обратил в пепел более 32 зданий. Убыток –400.000 долл.

 


27 августа в Нью-Йорке горело здание оперного театра. Убыток весьма значителен. Сгорели сцена и партер. Передний фасад театра, прилегающий к Бродвею, где помещались банк и другие деловые конторы, уцелел. Убыток определяется в 100.000 долларов. Произошел пожар по небрежности театрального живописца, который и поплатился за то жизнью. Следствием доказано, что он бросил папиросу в кучу промасленной бумаги, которая быстро воспламенилась, и в короткое время вся внутренность сцены и кулиса были охвачена огнем.

 


Почти одновременно с этим произошел другой пожар, на углу ул. Вустерстрит, причем двое мужчин и пять женщин получили сильные ожоги. Убыток исчисляется во 150.000 долл.

 


Три человека получили смертельные ожоги и многие – сильные увечья во время пожара, случившегося 12 сентября в Монреале, в Чемберлейской гостинице (в Канаде), во втором часу ночи. Убыток значительный.

 


Почти одновременно совершенно уничтожен целый городок Конкулли, в Вашингтоне.

 


В городке Grand Rapids, в штате Мичиган, случился недавно пожар тоже в театре, принадлежащем частному лицу, некому Поуэру. В 4 часа пополудни дежурный служитель Эдуард Варрингтон со своими помощниками вошел в партер, чтобы подмести сор, зажег спичку и открыл газовый рожок, но газ почему-то не загорался. Варрингтон, не подозревая, что газометр утором убрали, пробрался в темный угол, где газометр постоянно находился, отыскал кран главной газопроводной трубы и открыл его. Спичка у него в руках все еще тлела, и большая струя газа, вылетев из трубы, мгновенно воспламенилась: вся труба превратилась в огненный столб. Ударом газа Варрингтона отбросило в сторону, обожгло ему волосы на голове, брови, ресницы, усы и кожу на лице. Он начал звать своих помощников, приказывая им принести воды, а затем, несколько оправившись от внезапного потрясения, бежал снова к газопроводной трубе и закрыл кран. Но за это время уже успел загореться деревянный пол, и затушить огонь не удалось. Пока люди бегали, хлопотали и призывали на помощь, огонь все усиливался, пламенные языки начали уже извиваться по стенам; огонь то быстро поднимался вверх, наподобие молнии, то разливался по всему театру огромными пламенными столбами. Пожарная команда застала вместо сцены страшную огнедышащую гору, извергавшую огненные потоки. Густой, удушливый, желтоватый дым выползал из каждой щели театрального здания. Когда прогорели двери на южной стороне сцены, из них вырвались пламенные языки вышиной до 30 футов; на них ополчились пожарные, заливая их обильными потоками воды. Только что они перешли на другое место с этого пункта, как рухнула стена в 50 фут. Вышины; затем со страшным треском обрушилась крыша, и масса огня поднялась кверху. Борьба пожарных с огнем продолжалась в течение трех часов. Владелец театра отозвался о работе пожарных, как о чем-то совершенно небывалом. Пожары в театрах одни из самых опасных, так как легкие декорации и вся эта ломкая и хрупкая обстановка сцены представляют превосходную пищу для огня. На этом пожар, по словам некоторых журналов, впервые была пущена в ход воздушная лестница, оказавшая будто бы огромную пользу: в несколько секунд пожарные, с ее помощью, взбирались на самый верх огромного здания и масса имущества была спасена тем, что они, взобравшись на крышу, направляли оттуда обильные струи воды внутрь театра. Что же, весьма утешительно, если только это не американская реклама для фабриканта повой лестницы.

 


В городке Bay-City, в штате Мичиган, был недавно пожар, который старожилы признают громаднейшим из всех, когда-либо бывших в этом городе. Загорелось на лесопильном заводе. Пламя перебрасывало с одного пункта на другой, огонь с изумительной быстротой завладевал все большим и большим районом и, наконец, к 8 часам вечера было уничтожено огнем до 300 построек, но пожар все еще не прекращался, направляясь к западной окраине. Хотя большая часть разрушенных домов принадлежала фабричному люду, но были между ними и весьма красивые дома богатых обывателей; сгорели также две церкви, четыре гостиницы и около сорока различных магазинов и лавок. Начальник пожарной команды не замедлил телеграфировать о помощи и на призыв его явились две пожарные команды, каждая с машиной и рукавами. Все пожарный команды Bay-City были в деле и работали изо всех сил. Сто струй воды было пущено в ход, но, несмотря на энергичные действия пожарных, огонь долгое время не прекращался. Миллер и Теннер, владельцы лесопильного завода, с которого начался пожар, потерпели убыток в 150.000 долл., всего же убытков на 1.000.000 долл.

 


Все эти сведения о разрушенных огнем городах, о погибших при этом людях и миллионах, конечно, отнюдь не таковы, чтобы поселить спокойствие в сердцах граждан Чикаго – города, знаменитого как раз своим историческим колоссальным пожаром – особенно накануне выставки. И действительно, как сообщают нью-йоркским газетам, город деятельно заботится о противопожарных мерах на время выставки. Между прочим, союз страховых обществ обнародовал перечень мероприятий, предполагаемых для охраны выставки от пожара. Из него видим, что роль приспособлений для задержки огня на случай появления пожара в станах и колоннах выставочных зданий будут играть особенные доски, покрытые известковым цементом, в соединении с портландским цементом и тремя частями частого мелкого песку. В приспособлениях большого размера будут прибавлять проволочную решетину, обложенную известковым цементом. Кровли строений будут снабжены лестницами, имеющими удобный подъем и спуск, а также бочками с водой; на крышах будут оставлены площадки, по которым было бы вполне свободно проходить, что облегчит как наблюдение за пожаром, так и самую борьбу с ним в случае его возникновения. Площадь восьми зданий выставки будет разделена на 150 отделений по 250 ф. каждое.

 


Вода на выставку будет доставляться городом из водонапорной башни Гайд-Парка, где для этой цели ежедневно накачивается насосами до 24.000.000 галлонов. Сверх того, на выставке будет действовать особый снаряд в 4 насоса Вортингтона, забирающего воду для паровых машин и фонтанов прямо из лагун, в количестве 40.000.000 галлонов в день. В случае пожара или порчи городских водопроводов этот снаряд заменит их без ущерба. Вода приносится со станции Гайд-Парка 35-дюймовой трубой в отделение машин, где труба разделяется на две, и откуда вода разносится уже с помощью этих двух 30-дюймовых труб. Все здания выставки окружены водяной трубой, имеющей не менее 8 дюймов в диаметре. На расстоянии 300 фут. от начала эта труба скрещивается с другой 6-дюймовой; в отдельности эти 300-футовые трубы не что иное, как пожарные гидранты системы Матью. 169 штук таких гидратов распределены уже на постоянных местах, большая же часть их предназначается для размещения вокруг разных зданий. Внутри стен каждого строения, на интервалах в 150 фут., будут расставлены трубы, доходящие до крыш и снабженные при каждом этаже рукавами для предохранения полов, галерей и крыш в отдельности.

 

 

В общей сложности на выставке будет двадцать миль водяного сообщения; в настоящее время проложено и установлено уже шестнадцать миль. Здания «свободных искусств» и «мануфактуры» будут иметь для крыш особенную, вполне независимую насосную систему весьма высокого давления.

 


Временные предохранительные от огня средства заключаются в одном паровом пожарном насосе и четырех городских пожарных командах, всегда готовых к призыву; в трех химических насосах, двадцати восьми телегах с рукавами, 14.500 футах пожарных рукавов, и 570 ручных гасилиильниках. Из 70 бочек воды, 55 уже размещены на кровлях тех зданий, которые успели окончить к настоящему времени. Из 150 ящиков со снарядами для подачи пожарной тревоги 64 штуки находятся уже в действии, соединяя все здания с центральной станцией, которая сообщается с остальными пожарными станциями, с сараем для насосов, с полицейским управлением и главными городскими кварталами.
Полиции пока 225 человек, но к открытию выставки это количество будет увеличено до 1800 чел. Охрана эта три раза в неделю проделывает пожарный экзерциции под присмотром опытных в этом деле пожарных. Дозор за полами и крышами зданий выставки как днем, так и ночью.

 


Под постоянные пожарные службы занято десять станции, из которых в каждой находятся по шесть паровиков, девять химических пожарных насосов, по три крюка, по три лестничных платформы, и по пять повозок.

 


Т Е Х Н И Ч Е С К И Й   О Т Д Е Л


 

 


Новый паровой пожарный насос.

 

Барроуская пожарная команда лет около 20 тому назад прибрала у фирмы «Мериветтер и сын» в Лондоне сильный паровой пожарный насос, сослуживший хорошую службу на множестве больших пожаров, посещавших за это время округ Барроу. Содержание машины обошлось сравнительно недорого, и общинное управление округа надумало приобрести у той же фирмы другой такой же насос. Недавно, по рассказам английских специальных журналов, в Барроу состоялось его испытание. Оказалось, что новый насос по силе почти равный прежнему, обладает многими сравнительными преимуществами: так, например, превращает холодную воду в пар, в продолжение 8 минут, а не 12, с большой легкостью удерживает пар, сжигает значительно меньше топлива и гораздо меньше весит. С длинным размахом поршня, подобно тому, как и в старом насосе и искусным приспособлением подвижных клапанов, новая машина соединяет замечательную простоту конструкции, причем может в непродолжительный промежуток времени развивать полную силу над рукавами, которые являются в данном случае могучими водометами. Город Манчестер имел до сох пор два пожарных насоса старого образца, но года два назад обратился к насосам нового типа, и в распоряжении манчестерской пожарной команды в настоящее время уже две новых паровых машины, что, в совокупности с силой прежних трех (Гринвичского образца), представляет водоизмещение 3.000 галлонов в минуту. При испытании новой машины оказалось, что вместо предполагавшихся 450 галлонов она выбрасывает около 550 в минуту. Что же касается силы ее действия на расстоянии, то она представляет один водомет в 200 фут, два водомета в 180 ф., три водомета в 150 ф. и 4 водомета одновременно — в 125 футов каждый. С надлежащим запасом дров и угля она превращает холодную воду в пар, в течение 71/4 мин., и менее, нежели в 8 мин. изготовляется к выбрасыванию двух сильных водомётов, которыми можно загасить самый сильный пожар при его возникновении

 

.
В конце этого лета были сделаны две специальные пробы нового насоса, в присутствии многих специалистов и членов пожарной корпорации. Машина была поставлена на площади нового городского рынка. Общее любопытство достигло крайней степени, когда должен был подняться пар, и началась работа водометов. В самый короткий срок по разведению огня указатель в измерителе пара начал заметно подниматься и по истечении 73/4 мин. показывал уже полную готовность к действию. При паровом насосе находились три гидранта, поставленных на земле, и машина вытягивала воду, кроме того, из холщевой цистерны. Первый выпуск насоса, несмотря на дувший ветер, дал превосходный водомет (при 1/8 дюйма в диаметре), поднявшийся над верхушкой башни городского рынка почти на 160 фут. высоты. Опыт с водометом в 1 1/4 дюйма, направленный на парапет башни, сопровождался одинаково хорошими результатами. Следующие два водомета, по 7/8 дюйма, испытанные одновременно, легко достигли часов башни. Затем на крышу здания была устремлена обильная струя воды из 4 водометов, из которых два имели 3/4 в
пожарных командах за все время его действия, а два по 5/8 Д. Под конец испытания на крышу были вытащены рукава с рыльцами по 11/4 дюйма в диаметре. Опыты, по отзывам специальной печати, оказались удовлетворительными во всех отношениях, и если эти отзывы навеяны не услужливостью торговой рекламе, машину действительно можно признать удачно приспособленной к целям огнетушения.

 


Пожарный спасательный аппарат.

 

Американские газеты рассыпаются в широковещательных похвалах пожарному «жизнеспасателю», введенному в употребление в пожарных командах города С.-Луи. По их словам, он оказался за все время его 12-летней службы в различных больших городах Соединенных Штатов наиболее целесообразным из всех изобретений подобного рода, вполне удовлетворительно действуя во всех случаях его применения.
Изобретатель, старый пожарный Гоэль, состоявший более семи лет членом какого-то пожарного общества в Европе, введением этого аппарата в пожарные команды Соединенных Штатов разрешил, будто бы высокой важности вопрос о безопасности на пожарах, как пожарных, так и вообще погорельцев, зная в качестве специалиста, что «пожарные избавители» и другие подобные аппараты усложненной конструкции весьма часто, в минуту опасности, оказываются несостоятельными. Гоэлевы пожарные спасательные аппараты отличаются крайней простотой устройства, заключая в себе, однако все необходимые качества для достижения предназначенной им цели. Не будучи в зависимости от каких-либо затейливых механизмов, они могут быть одинаково полезными как в узких проходах и задних дворах, так и в широких улицах, и гораздо легче весом сравнительно с другими приспособлениями подобного рода.
Аппараты состоят: 1) из пожарного пояса, привязываемого к большому захлопывающему крюку, который приводится в действие с помощью пружины; 2) спасательной веревки, привязываемой к спине пожарного, достаточно длинной для того, чтобы доставать с крыши самого высокого здания до земли: 3) топора, прикрепляемого к поясу, для выламывания дверей и оконных рам, и 4) пожарной лестницы от 12 до 18 фут. длины, с большим железным крюком, укрепляемым наверху.

 

Журнал Пожарный

 

Журнал "Пожарный"


Как видят читатели, оно не столько изобретение, сколько более или менее удачная комбинация самых обыденных в пожарной практике орудия, и тот факт, что американская печать посвящает ей целые столбцы, лишний раз подтверждает высказанную нами недавно мысль — что Америка, истощив свою изобретательность по части существенных усовершенствований в пожарном деле, очевидно, устремляется на мелочи, и далее не изобретаемый вновь, а, как в данном случае, извлекаемый из архива.

 


Б И Б Л И О Г Р А Ф И Я


 



П.И. Сюзев. Безопасные от пожара сельские постройки из материалов малоценных. С приложением 75 чертежей. Пермь. 1891 г. 125 стр.


Стремление оказать посильную помощь сельскому населению в разрешении вопроса о средствах защиты его от опустошительных пожаров – побудило автора собрать значительное число сведений относительно так называемых несгораемых сельских построек. Труд почтенный, особенно в виду того, что сведения эти рассеяны во множестве специальных руководств и журнальных и газетных статей. Сведения эти автор, сверх того, пополнил собственными наблюдениями и опытами, которые и изложил в этой же книге, а равно и сведениями о положении названного вопроса за границей (преимущественно в Германии).

 

После краткого вступления, излагающего соображения автора о необходимости для сельского населения устройства жилищ и материалов более или менее огнестойких, следует описание доступных сельским жителям материалов для огнеупорных построек, затем говорится о необходимости фундаментов под строениями и способе их устройства; дальше подробно излагаются разнообразные способы устройства стен и крыш в огнеупорных сельских строениях, также практикуются в разных местностях России и за границей: землебитных, глинобитных, плетневых, бетонобитных и фанерковых стен из кизяка, искусственного песчаника, из сырцового и воздушного кирпича, стен системы Герарда; упоминается и о способе сообщать деревянным стенам в той или другой степени огнестойкие качества.

 

Касаясь безопасных в пожарном отношении крыш из малоценных материалов, автор описывает глиносоломенные крыши разных типов, а именно: простые (снопиками) и ковровые (по Литовскому и Красноуфимскому способам), и кроме того плетневые, черепичные, толевым, и, наконец, крыши из железных отбросов.


Из собственных опытов над улучшением глинобитной, глиносоломенной и т. п. смесей, употребляемых для сельских построек, автор пришел к заключению, что наиболее полезными для названной цели они становятся при соединены с известной частью торфа и извести, что делает их в той или другой мере и непроницаемыми для воды и нестираемыми.


Устройство жилищ из неудобовоспламеняющихся материалов, несомненно, уменьшит количество ежегодных опустошительных пожаров, но, тем не менее, автор видит причину пожарных бедствий не в одном нерациональном, в пожарном отношении, устройстве сельских построек, а и в небрежном обращении населения с огнем, чему приводит массу примеров.


Несмотря на то, что земством и правительством обращено внимание и на эту сторону вопроса, и изданы даже различные постановления о мерах предосторожности от пожаров и законы о нарушении этих постановлений, тем не менее, пожары не уменьшаются и уничтожают ежегодно народного имущества больше чем на 100 милл. Происходит это, по мнению автора, от того, что нет надлежащего надзора за исполнением упомянутых постановлений и законов, и что следовало бы устроить действительный над каждой деревней и каждым селом контроль в этом смысле. К сожалению, не указано только, каким способом его осуществить.
В общем, книга г. Сюзева производит отрадное впечатление. Жаль только, что написана она слогом, едва ли доступным для простого народа и усеяна такими терминами, как: «углекислая известь», «углерод», «летучие вещества», – и такими учено-техническими знаками, как: °Ц., °Р и т. п. Опечатки тоже в изобилии.
В. М.

 

 


М.К. Прюров, инженер. Несгораемые избы из мелкого леса с новыми сводчато-корзиночными крышами. Москва. 1891 г.


В виду того, что толь, железо, черепица и даже тес – в качестве кровельного материала дороги для большинства сельских построек, а соломенные крыши по легкой воспламеняемости крайне опасны в пожарном отношении, давно уже многие трудятся над вопросом: как и чем сделать соломенную кровлю огнеупорной? Некоторые предлагают для этого солому с глиной, но такая крыши обыкновенно тяжелы и требуют стропил из толстого, следовательно, дорогого леса.
Автор названной брошюры стремится устранить это затруднение, изменив форму крыши, вследствие чего можно будет заменить солому столь же дешевым и подручным материалом, а именно – ивовыми или другими ветвями (хворостом). Такая крыша желательна полуциркульной формы, чтобы подъем ее в верхней точке (шелыге) был равен половине ширины избы. Устраивается крыша следующим образом: из тонких досок делают 4 кружала и утверждают их в продольные прогоны: потом эти кружала следует обрешетить обыкновенными тонкими жердями, и заплести последние тонким хворостом, также как и обыкновенный плетень. На верху крыши помещают такой же плетеный конек и всю ее смазывают смесью из 3 частей глины и 1 части золы с прибавкой рубленой перегнившей соломы и части свежего коровьего помета: состав этот скоро твердеет и тогда становится неуязвим ни для огня, ни для воды. Автор советует строить таким «корзиночным» способом не только крыши, но и целые избы, что и излагает в своей брошюре очень подробно.


По-видимому, однако, плетеную крышу г. Прюрова можно применить ко всякой избе, будет ли она рубленая, мазанковая или какая иная, а потому в тех местностях, где распространены рубленые постройки с соломенными крышами, следует только эти последние заменить плетеными, как имеющими большие преимущества пред первыми. Вообще крышу системы г. Приорова, по крайней мере, в теории, следует признать удачной: она и дешева, и легка, и устойчива, и при своем сводчатом устройстве способна вынести тяжелую противопожарную обмазку.


Что касается брошюры, то и она производит самое отрадное впечатление и безупречной опрятностью издания, и доступностью цены.


Н. Мишуров

 


С Т А Т И С Т И К А


 

 


С 26 сентября по 11 октября включительно в Петербурге было 11 выездов. Пожаров № 3 было 4; остальные 7 не представляли опасности. По времени суток на утро приходилось – 2. на день – 2, на вечер – 2 и на ночь – 5. По частям: Петербургской 3, Нарвской и Рождественской по 2, Адмиралтейской, Васильевской, Литейной и Шлиссельбургской по 1.


В районе выезда пожарной команды князя А.Д. Львова произошел большой пожар (в Старом Петергофе); сгорело шесть домов.


В районt выезда пожарной команды графа А.Д. Шереметева пожаров не было.

 

 

 

За редактора Д. Покровский. Издатель граф А.Д. Шереметев.