Судебное решение

Апелляционный

Постановление третьего арбитражного апелляционного суда от 12 июля 2018 г. N А33-14695/2017
Анализ:

Данное судебное решение отменяет решение, вынесенное судом первой инстанции . Суд признает недействительным предписание Отдела надзорной деятельности и профилактической работы по г.Красноярску в части возложения на акционерное общество "Красноярский институт "Водоканалпроект" обязанности оборудовать здание автоматической системой пожаротушения, ссылаясь на необоснованность наличия недопустимого риска для безопасности жизни людей.

Дата:

12 июля 2018 года

Номер судебного акта:

А76-5037/2013

Номер дела:

А76-5037/2013

 

Резолютивная часть постановления объявлена «28» июня 2018 года.


Полный текст постановления изготовлен «12» июля 2018 года.


Третий арбитражный апелляционный суд в составе:


председательствующего - Юдина Д.В.,


судей: Иванцовой О.А., Морозовой Н.А.,


при ведении протокола судебного заседания секретарем судебного заседания Маланчик Д.Г.,


при участии:


от заявителя (акционерного общества «Красноярский институт «Водоканалпроект»): Кузюковой В.П., представителя по доверенности от 02.05.2017, Панфиленок В.В., представителя по доверенности от 05.12.2017,


от ответчика (Отдела надзорной деятельности и профилактической работы по городу Красноярску УНД и ПР Главного управления ГУ МЧС России по Красноярскому краю): Аневича В.С., представителя по доверенности от 26.12.2017 № 12-10-14735


рассмотрев в судебном заседании апелляционную жалобу акционерного общества «Красноярский институт «Водоканалпроект»


на решение Арбитражного суда Красноярского края


от «30» января 2018 года по делу № А33-14695/2017, принятое судьёй Федориной О.Г.,


установил:


акционерное общество «Красноярский институт «Водоканалпроект» (ИНН 2464002516, ОГРН 1022402302405, далее - заявитель, общество) обратилось в Арбитражный суд Красноярского края с заявлением к Отделу надзорной деятельности и профилактической работы по г. Красноярску УНД и ПР Главного управления ГУ МЧС России по Красноярскому краю (далее - ответчик, административный орган) о признании незаконным предписания от 28.03.2017 № 244/1/1-2 в части.


Решением Арбитражного суда Красноярского края от «30» января 2018 года в удовлетворении заявления отказано.


Не согласившись с данным судебным актом, заявитель обратился в Третий арбитражный апелляционный суд с апелляционной жалобой, в которой просит обжалуемое решение суда первой инстанции отменить, принять по делу новый судебный акт.


В обоснование доводов апелляционной жалобы заявитель ссылается на то, что нежилые помещения, принадлежащие обществу, введены в эксплуатацию 1978 году, то есть до принятия и введения в действие Федерального закона от 21.12.1994 №69-ФЗ «О пожарной безопасности», Федерального закона от 22.07.2008 №123-ФЗ «Технический регламент о требованиях пожарной безопасности», Перечня зданий, сооружений, помещений и оборудования, подлежащих защите автоматическими установками пожаротушения и автоматической пожарной сигнализацией, утвержденного приказом МЧС РФ от 18.06.2003 № 315 (НПБ 110-03).


При этом, как утверждает заявитель, ответчик не доказал факт проведения капитального ремонта, реконструкции или технического перевооружения в нежилом здании по адресу: г. Красноярск, ул. А. Гладкова, 8, в связи с чем у заявителя также не возникла обязанность выполнения указанных требований пожарной безопасности.


Заявитель также указывает, что в нарушение статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации административный орган не представил доказательства, свидетельствующие, что дальнейшая эксплуатация здания может привести к возникновению пожара.


Ответчик в отзыве на апелляционную жалобу с ее доводами не согласился, указал, что представление доказательств наличия угрозы возникновения пожара в результате несоблюдения требований пожарной безопасности не является обязанностью надзорного органа.


Представитель заявителя в судебном заседании поддержал доводы, изложенные в апелляционной жалобе, просил отменить решение суда первой инстанции и принять по делу новый судебный акт.


Представитель ответчика с апелляционной жалобой не согласился, по доводам, изложенным в отзыве на нее, просил суд оставить решение суда первой инстанции без изменения, апелляционную жалобу - без удовлетворения.
Определением Третьего арбитражного апелляционного суда от 23.04.2018 и 23.05.2018 рассмотрение апелляционной жалобы откладывалось.


Определением председателя судебной коллегии в соответствии со статьями 18, 185 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, пунктом 3.7 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 17.02.2011 № 12 в связи с нахождением судьи в очередном отпуске произведена замена судьи Севастьяновой Е.В. на судью Иванцову О.А.


Апелляционная жалоба рассматривается в порядке, установленном главой 34 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.


При рассмотрении настоящего дела судом апелляционной инстанции установлены следующие обстоятельства.


На основании распоряжения (приказа) главного государственного инспектора г. Красноярска по пожарному надзору Иванова К.Г. от 21.02.2017 №244 государственным инспектором г. Красноярска по пожарному надзору Ходас Т.Л. проведена внеплановая проверка открытого акционерного общества «Красноярский институт «Водоканалпроект» по адресу: г. Красноярск, ул. Гладкова, д.8.


По итогам проверки составлен акт проверки от 28.03.2017 №244, согласно которому в ходе проверки установлено, что требования предписаний от 09.02.2016 №7/1/2/, №7/1/1-4 не исполнены.


В ходе проверки выявлены следующие нарушения:


- здание не оборудовано установкой автоматического пожаротушения (пункт 1 части 2 статьи1, часть 1 статьи 6, часть 4 статьи 4, часть 1 статьи 91, часть 1 статьи 91 Федерального закона от 22.07.2008 №123-ФЗ «Технический регламент о требованиях пожарной безопасности», СП 5.13130.2009 «Системы противопожарной защиты. Установки пожарной сигнализации и пожаротушения автоматические», пункт 4 и 5 табл. 1 НПБ 110-03 «Перечень зданий, сооружений, помещений и оборудования, подлежащих защите автоматическими установками пожаротушения и автоматической пожарной сигнализацией»);


- проемы, ведущие непосредственно наружу из помещения обеденного зала столовой, ведущей наружу шириной менее 1,2 м (0,76 м) при количестве посадочных мест 67 и 4 человека обслуживающего персонала (1 этаж) (пункт 33 Постановления Правительства Российской Федерации от 25.04.2012 №390 «О противопожарном режиме», пункт 6.16 СНиП 21-01-97 «Пожарная безопасность зданий и сооружений».


По итогам проведения внеплановой проверки акционерному обществу выдано предписание от 28.03.2017 №243/1/1-2, в котором содержится требование устранить выявленные нарушения в срок до 01.05.2018.


Полагая, что предписание №243/1/1-2 от 28.03.2017 не соответствует законодательству в части возложения на заявителя обязанности оборудовать здание автоматической системой пожаротушения, чем нарушает права и законные интересы общества, общество обратилось в арбитражный суд с рассматриваемым заявлением.


Исследовав представленные доказательства, заслушав и оценив доводы лиц, участвующих в деле, суд апелляционной инстанции пришел к следующим выводам.


В силу части 4 статьи 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел об оспаривании ненормативных правовых актов, решений и действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, должностных лиц арбитражный суд в судебном заседании осуществляет проверку оспариваемого акта или его отдельных положений, оспариваемых решений и действия (бездействия) и устанавливает их соответствие закону или иному нормативному правовому акту, устанавливает наличие полномочий у органа или лица, которые приняли оспариваемый акт, решение или совершили оспариваемые действия (бездействие), а также устанавливает, нарушают ли оспариваемый акт, решение и действия (бездействие) права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.


Согласно части 5 статьи 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации обязанность доказывания соответствия оспариваемого ненормативного правового акта закону или иному нормативному правовому акту, законности принятия оспариваемого решения, совершения оспариваемых действий (бездействия), наличия у органа или лица надлежащих полномочий на принятие оспариваемого акта, решения, совершения оспариваемых действий (бездействия), а также обстоятельств, послуживших основанием для принятия оспариваемого акта, решения, совершения оспариваемых действий (бездействия), возлагается на орган или лицо, которые приняли акт, решение или совершили действия (бездействие).
Из положений статьи 197, 198, 201 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации следует, что для признания оспариваемых ненормативных правовых актов недействительными, решений и действий (бездействия) незаконными необходимо наличие одновременно двух условий - несоответствие их закону или иным нормативным правовым актам и нарушение ими прав и охраняемых законом интересов субъектов в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.


При этом, исходя из правил распределения бремени доказывания, установленных статьями 65, 198, 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, обязанность доказывания факта нарушения своих прав и законных интересов возлагается на заявителя.


При этом обязанность государственного органа по доказыванию соответствия оспариваемых действий (бездействий) закону или иному нормативному правовому акту не освобождает заявителя от доказывания нарушения прав и законных интересов лиц в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности оспариваемыми действиями (бездействиями).


В предписании от 28.03.2017 №244/1/1-2 административным органом указано на нарушение обществом требований пункта 1 части 2 статьи 1, части 1 статьи 6, части 1 статьи 91 Федерального закона от 22.07.2008 №123-ФЗ «Технический регламент о требованиях пожарной безопасности» (далее - Закон №123-ФЗ), пункта 4.4, пунктов А.4, А10 приложения А (обязательного) Свода правил «Системы противопожарной защиты. Установки пожарной сигнализации и пожаротушения автоматические. Нормы и правила проектирования СП 5.13130.2009», утвержденного приказом МЧС России от 25.03.2009 №175 (далее - СП 5.13130.2009), пункта 4, пункта 5 таблицы 1 НПБ 110-03, так как здание не оборудовано автоматической системой пожаротушения.


Согласно части 1 статьи 91 Закона №123-ФЗ помещения, здания и сооружения, в которых предусмотрена система оповещения и управления эвакуацией людей при пожаре, оборудуются автоматическими установками пожарной сигнализации и (или) пожаротушения в соответствии с уровнем пожарной опасности помещений, зданий и сооружений на основе анализа пожарного риска. Перечень объектов, подлежащих оснащению указанными установками, устанавливается нормативными документами по пожарной безопасности.


Такой перечень установлен пунктом А10 приложения А (обязательного) СП 5.13130.2009, согласно которому подлежат оборудованию автоматическими системами пожаротушения здания высотой более 30 метров независимо от площади.
Арбитражный суд первой инстанции, отказывая в удовлетворении заявленного требования, исходил из следующего.


Частью 4 статьи 4 Закона №123-ФЗ предусмотрено, что в случае, если положениями настоящего Федерального закона (за исключением положений статьи 64, части 1 статьи 82, части 7 статьи 83, части 12 статьи 84, частей 1.1 и 1.2 статьи 97 настоящего Федерального закона) устанавливаются более высокие требования пожарной безопасности, чем требования, действовавшие до дня вступления в силу соответствующих положений настоящего Федерального закона, в отношении объектов защиты, которые были введены в эксплуатацию либо проектная документация на которые была направлена на экспертизу до дня вступления в силу соответствующих положений настоящего Федерального закона, применяются ранее действовавшие требования. При этом в отношении объектов защиты, на которых были проведены капитальный ремонт, реконструкция или техническое перевооружение, требования настоящего Федерального закона применяются в части, соответствующей объему работ по капитальному ремонту, реконструкции или техническому перевооружению.


При этом, установленные в соответствии с частью 1 статьи 91 Закона №123-ФЗ, пунктом А10 приложения А (обязательного) СП 5.13130.2009 требования к оборудованию здания высотой более 30 метров автоматическими системами пожаротушения соответствуют ранее установленным пунктом 5 таблицы 1 Перечня зданий, сооружений, помещений и оборудования, подлежащих защите автоматическими установками пожаротушения и автоматической пожарной сигнализацией (НПБ 110-03), утвержденного приказом МЧС России от 18.06.2003 №315, требованиям к зданиям высотой более 30 метров.


На основании вышеизложенного суд первой инстанции пришел к выводу, что с учетом содержания СП 5.13130.2009 и НПБ 110-03 эксплуатация объектов защиты с нарушением рассматриваемых требований приводит к недопустимому риску для безопасности жизни и здоровья людей, вследствие чего такие требования распространяются как на создаваемые, реконструируемые, так и на существующие и эксплуатируемые объекты. Доказательств обратного заявителем не представлено, расчет рисков пожарной безопасности в установленном порядке выполнен не был.


Суд апелляционной инстанции полагает, что указанные выводы суда первой инстанции основаны на неполно исследованных обстоятельствах и не неверном толковании норм материального права.


Положения Федерального закона № 123-ФЗ об обеспечении пожарной безопасности объектов защиты обязательны для исполнения при проектировании, строительстве, капитальном ремонте, реконструкции, техническом перевооружении, изменении функционального назначения, техническом обслуживании, эксплуатации и утилизации объектов защиты; разработке, принятии, применении и исполнении технических регламентов, принятых в соответствии с Федеральным законом «О техническом регулировании», содержащих требования пожарной безопасности, а также нормативных документов по пожарной безопасности; разработке технической документации на объекты защиты (часть 1 статьи 1).


В соответствии со статьей 152 Федерального закона № 123-ФЗ настоящий Федеральный закон вступил в силу по истечении девяти месяцев со дня его официального опубликования (30.04.2009), то есть после введения в эксплуатацию спорного здания (1978 год), следовательно, в отношении данного здания требования пожарной безопасности применяются с учетом предусмотренных данным законом особенностей.


Согласно пункту 39 приказа Министерства Российской Федерации по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий от 16.03.2007 № 140, требования пожарной безопасности, изложенные во вновь принятых нормативных документах, не распространяются на существующие объекты, здания и сооружения, введенные в действие в соответствии с ранее действовавшими нормативными документами, за исключением случаев, когда дальнейшая эксплуатация таких объектов, зданий (сооружений) в соответствии с новыми данными приводит к недопустимому риску для безопасности жизни или здоровья людей.


В соответствии с частью 1 статьи 6 Федерального закона № 123-ФЗ пожарная безопасность объекта защиты считается обеспеченной, в том числе в случае выполнения в полном объеме требований пожарной безопасности, установленных техническими регламентами, принятыми в соответствии с Федеральным законом «О техническом регулировании», и пожарный риск не превышает допустимых значений, установленных настоящим Федеральным законом.


Из указанного следует, что приведение зданий, введенных в эксплуатацию до вступления в силу Федерального закона № 123-ФЗ, в соответствие с актуальными требованиями пожарной безопасности обусловлено уровнем современных рисков возникновения и распространения пожара.


Предписание должно содержать только законные требования, то есть на юридическое лицо может быть возложена обязанность по устранению лишь тех нарушений, соблюдение которых обязательно для него в силу закона, а сами требования должны быть реально исполнимы.


Судом не учтено, что административный орган, вменяя обществу нарушения СП 5.13130.2009 и НПБ 110-03, принятых после строительства и ввода в эксплуатацию спорного здания (1978 год), обязан был представить доказательства наличия недопустимого риска для безопасности и жизни людей в результате несоответствия проверенных объектов (помещения двенадцатого, восьмого, седьмого, шестого, пятого, четвертого, третьего, первого, подвального этажей здания) соответствующим требованиям пожарной безопасности, как и доказательства, свидетельствующие о том, что дальнейшая эксплуатация спорных помещений может привести к возникновению пожара. В силу норм процессуального законодательства на административный орган также возложена обязанность по представлению доказательств проведения обществом капитального ремонта, реконструкции и технического перевооружения принадлежащих ему помещений после введения в действие правового регулирования, установившего обязанность по установке автоматической системы пожаротушения.


Данная правовая позиция подтверждается определением Верховного Суда Российской Федерации от 19.06.2018 № 302-КГ18-7228.

 


Как следует из материалов дела, административный орган не обосновал наличие недопустимого риска для безопасности жизни людей, то есть невозможности дальнейшей эксплуатации здания в существующем состоянии вследствие угрозы возникновения пожара в результате несоответствия проверенного объекта требованиям пожарной безопасности, в частности путем предоставления расчета пожарного риска, как это вытекает из смысла пункта 1 части статьи 6 № 123-ФЗ. На предложение суда апелляционной инстанции о предоставлении таких доказательств административный орган поддержал свою позицию, изложенную в отзыве, о том, что представление указанных доказательств не является обязанностью надзорного органа. Доказательств проведения на объекте капитального ремонта, реконструкции и технического перевооружения, при проведении которых должны быть учтены действующие требования пожарной безопасности административным органом также не представлено.


При таких обстоятельствах, апелляционный суд приходит к выводу, что у АО «Красноярский институт «Водоканалпроект» отсутствует обязанность по оборудованию здания установкой автоматического пожаротушения.


 


Суд апелляционной инстанции повторно обращает внимание на то, что согласно системному толкованию положений действующего законодательства предписание, содержащее законные требования, должно быть реально исполнимо и содержать конкретные указания, четкие формулировки относительно конкретных действий, которые необходимо совершить исполнителю, и которые должны быть направлены на прекращение и устранение выявленного нарушения. При этом в предписании должны быть указаны законные и обоснованные меры для их устранения, при этом данные меры должны быть реальными и исполнимыми.


С учетом изложенного, предписание Отдела надзорной деятельности и профилактической работы по г. Красноярску УНД и ПР Главного управления ГУ МЧС России по Красноярскому краю от 28.03.2017 № 244/1/1-2 в оспариваемой части не соответствует положениям действующего законодательства и, как следствие, нарушает права и законные интересы заявителя, в связи с чем имеются в совокупности условия, предусмотренные статьями 198, 200, 201 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации , необходимые для признания его недействительным.


Согласно пункту 2 абзаца 1 статьи 269 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации по результатам рассмотрения апелляционной жалобы арбитражный суд апелляционной инстанции вправе отменить или изменить решение суда первой инстанции полностью или в части и принять по делу новый судебный акт.


В силу части 2 статьи 270 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для изменения или отмены решения арбитражного суда первой инстанции является неправильное применение норм материального права.
При таких условиях, принятый по делу судебный акт подлежит отмене с принятием по делу нового судебного акта об удовлетворении заявленного требования.


В соответствии со статьей 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, статьей 333.21 Налогового кодекса Российской Федерации расходы по оплате государственной пошлины за рассмотрение заявления и апелляционной жалобы подлежат распределению следующим образом.


С ответчика в пользу заявителя подлежит взысканию государственная пошлина за рассмотрение заявления в суде первой инстанции в размере 3000 рублей и апелляционной жалобы в размере 1500 рублей.
Излишне уплаченная государственная пошлина за рассмотрение заявления в суде первой инстанции в размере 3000 рублей подлежит возврату заявителю.

 


Руководствуясь статьями 268, 269, 270, 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Третий арбитражный апелляционный суд
ПОСТАНОВИЛ:


решение Арбитражного суда Красноярского края от «30» января 2018 года по делу № А33-14695/2017 отменить. Принять новый судебный акт.


 


Признать недействительным предписание Отдела надзорной деятельности и профилактической работы по г. Красноярску Управления надзорной деятельности и профилактической работы Главного управления МЧС России по Красноярскому краю от 28.03.2017 № 244/1/1-2 в части возложения на акционерное общество «Красноярский институт «Водоканалпроект» обязанности оборудовать здание автоматической системой пожаротушения.


Возвратить акционерному обществу «Красноярский институт «Водоканалпроект» из федерального бюджета 3000 рублей государственной пошлины, излишне уплаченной платежным поручением от 28.06.2017 № 751.


Взыскать с Отдела надзорной деятельности и профилактической работы по г. Красноярску Управления надзорной деятельности и профилактической работы Главного управления МЧС России по Красноярскому краю в пользу акционерного общества «Красноярский институт «Водоканалпроект» 4500 рублей государственной пошлины.


Настоящее постановление вступает в законную силу с момента его принятия и может быть обжаловано в течение двух месяцев в Арбитражный суд Восточно-Сибирского округа через арбитражный суд, принявший решение.

 

 

Председательствующий:  Д.В. ЮДИН

 

Судьи: О.А. ИВАНЦОВА

             Н.А. МОРОЗОВА