Постановление Второго арбитражного апелляционного суда от 16 января 2014 года N А28-9738/2013

1

Инстанция: 2-я (апелляционная)
Суд: Второй арбитражный апелляционный суд
Номер дела А28-9738/2013
Дата судебного акта: 16 января 2014 года
Номер судебного акта: -
Анализ: В постановлении признаются правомерными претензии надзорных органов к отсутствию знаков огнетушитель в месте установки огнетушителей, что некоторыми специалистами по пожарной безопасности не считается нарушением. Суд принял иное решение и посчитал отсутствие знаков нарушением требований пожарной безопасности, а их наличие фактом свидетельствующим о наличии события административного правонарушения. Таким образом  обязанность руководителя обеспечить  наличие знаков в любом месте где находится огнетушитель, вне зависимости от видимости самого огнетушителя пподтверждена судебными органами.
Текст:

Резолютивная часть постановления объявлена 09 января 2014 года.

Полный текст постановления изготовлен 16 января 2014 года.

Второй арбитражный апелляционный суд в составе:

председательствующего Караваевой А.В.,

судей Буториной Г.Г., Кононова П.И.,

при ведении протокола судебного заседания Шестаковой М.О.,

при участии в судебном заседании:

представителя заявителя Шуклиной О.А., действующей на основании доверенности от 25.11.2013,

представителя ответчика Ракитина А.А., действующего на основании доверенности от 09.01.2014,

рассмотрев в судебном заседании апелляционную жалобу Военного комиссариата Кировской области

на решение Арбитражного суда Кировской области от 14.10.2013 по делу N А28-9738/2013, принятое судом в составе судьи Шмырина С.Ю.,

по заявлению Военного комиссариата Кировской области

к отделу надзорной деятельности города Кирова Главного управления Министерства Российской Федерации по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий по Кировской области

о признании незаконным и отмене постановления по делу об административном правонарушении,

 

установил:

 

Военный комиссариат Кировской области (далее - заявитель, Военный комиссариат, ВК КО) обратился в Арбитражный суд Кировской области с заявлением о признании незаконным и отмене постановления отдела надзорной деятельности города Кирова Главного управления Министерства Российской Федерации по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий по Кировской области (далее - ответчик, административный орган, ОНД г. Кирова) от 30.07.2013 N 1172/1173/1174, согласно которому Военный комиссариат привлечен к административной ответственности по частям 1, 3, 4 статьи 20.4 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (далее - КоАП РФ) с назначением административного наказания в виде штрафа в размере 160 000 рублей.

Решением Арбитражного суда Кировской области от 14.10.2013 заявленные требования частично удовлетворены, оспариваемое постановление признано незаконным и изменено в части размера назначенного Военному комиссариату административного наказания. Размер назначенного заявителю административного наказания изменен с административного штрафа в размере 160 000 рублей на административный штраф в размере 150 000 рублей.

Военный комиссариат с принятым решением суда первой инстанции не согласен, обратился во Второй арбитражный апелляционный суд с жалобой, в которой просит отменить решение Арбитражного суда Кировской области от 14.10.2013 по делу N А28-9738/2013 и принять по делу новый судебный акт.

По мнению заявителя жалобы, в рассматриваемом случае имело место неполное выяснение арбитражным судом обстоятельств дела, недоказанность имеющих значение для дела обстоятельств, которые суд посчитал установленными, а также несоответствие выводов, изложенных в решении, обстоятельствам дела.

Военный комиссариат обращает внимание суда апелляционной инстанции на то, что арбитражным судом не дано правовой оценки оспариваемому постановлению.

ВК КО полагает, что в данном случае в части выявленных органом пожарного надзора нарушений отсутствуют составы вменяемых заявителю нарушений требований пожарной безопасности, а именно:

- Военному комиссариату вменяются в вину нарушения требований пунктов 20, 21, 33, 43, 57, 61 Правил противопожарного режима в Российской Федерации, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 25.04.2012 N 390 (далее - Правила N 390, ППР N 390), которыми руководителю организации предписаны определенные правила поведения (пункты 2, 3, 7, 8, 9, 12, 16, 18, 23, 24, 30, 36, 37, 38 - 40, 42-44, 46, 49, 50, 52-57, 59-62, 64-66 оспариваемого постановления); в этой связи, как считает заявитель, вывод ОНД г. Кирова о том, что юридическое лицо не исполнило возложенные на него, как на самостоятельного субъекта ответственности, требования указанных пунктов ППР N 390 является необоснованным;

- в части нарушений, изложенных в пунктах 5, 26, 27, 32, 33 оспариваемого постановления отсутствует событие вменяемых Военному комиссариату правонарушений;

- в части нарушений, изложенных в пунктах 4, 10, 11, 13, 14, 15, 21, 25, 28, 29, 34, 35, 45, 58, 63, 67, отсутствует вина заявителя.

Относительно нарушений, изложенных в пунктах 19, 20, 22, 27, 47, 48, 51 оспариваемого постановления Военный комиссариат поясняет, что данные нарушения устранены сразу же после проведения проверки, и на момент ее окончания их уже не было. Заявитель считает, что в части названных нарушений имеются основания для квалификации совершенного им правонарушения в качестве малозначительного.

Кроме того, ВК КО полагает, что в нарушение требований КоАП РФ (часть 5 статьи 4.1 КоАП РФ), сотрудники ОНД г. Кирова, проводя проверку в отношении отделов одного юридического лица (ВК КО), вместо того, чтобы выявленные нарушения по муниципальным отделам объединить в одно административное производство и привлечь ВК КО к административной ответственности одним постановлением по всем эпизодам, привлекли Военный комиссариат к административной ответственности отдельно по каждому отделу.

Более подробно доводы Военного комиссариата изложены в апелляционной жалобе.

ОНД г. Кирова в отзыве на апелляционную жалобу считает решение суда первой инстанции законным и обоснованным, просит оставить решение без изменения, а апелляционную жалобу - без удовлетворения.

Судебное заседание, назначенное на 14 час. 00 мин. 09.12.2013, в порядке статьи 158 АПК РФ было отложено на 16 час. 30 мин. 09.01.2014.

Законность решения Арбитражного суда Кировской области проверена Вторым арбитражным апелляционным судом в порядке, установленном статьями 258, 266, 268 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Как следует из материалов дела, 05.04.2013 ОНД г. Кирова вынесено распоряжение о проведении в отношении Военного комиссариата (отдел Военного комиссариата Кировской области по Октябрьскому и Первомайскому районам города Кирова) плановой выездной проверки.

05.06.2013 и 07.06.2013 административным органом проведена плановая проверка Военного комиссариата (отдел Военного комиссариата Кировской области по Октябрьскому и Первомайскому районам города Кирова) по адресу г. Киров, ул. Мопра, 111.

Результаты проверки отражены в акте проверки от 07.06.2013.

08.07.2013 ОНД г. Кирова в отношении Военного комиссариата составлены протокол N 1172 об административном правонарушении по части 1 статьи 20.4 КоАП РФ, протокол N 1173 об административном правонарушении по части 3 статьи 20.4 КоАП РФ, протокол N 1174 об административном правонарушении по части 4 статьи 20.4 КоАП РФ.

30.07.2013 административным органом в отношении заявителя вынесено постановление N 1172/1173/1174 о назначении административного наказания в виде административного штрафа в размере 160 000 рублей за совершение правонарушений, ответственность за которые предусмотрена частями 1, 3, 4 статьи 20.4 КоАП РФ.

Из названного постановления следует, что в здании и помещениях, расположенных по адресу: г. Киров, ул. Мопра, 111 выявлены следующие нарушения требований пожарной безопасности.

Нарушения, квалифицируемые по части 1 статьи 20.4 КоАП РФ

2 этаж

1. Допускается изменение конструктивных, объемно-планировочных и инженерно-технических решений без проекта, разработанного в соответствии с действующими нормативными документами по пожарной безопасности и утвержденного в установленном порядке (в каб. N 22 установлена перегородка, в рекреации коридора 2-го этажа напротив каб. N 42 перегородками из гипсокартона выгорожен каб. N 39, в помещении каб. N 41 перегородками выгорожено помещение каб. начальника ВВК и секретаря ВВК), в нарушение ст. ст. 1, 80, 87, 89 ФЗ N 123-ФЗ; п. 4.3 СП 2.13130.2009; п. п. 4.1, 4.3 СНиП 21-01-97*.

2. Не обеспечено осуществление проверки качества огнезащитной обработки (пропитки) с составлением акта проверки качества огнезащитной обработки (пропитки) с периодичностью не реже 2 раз в год (крыша балкона в каб. N 36, деревянные конструкции стропил и обрешетки крыши), в нарушение п. 21 ППР в РФ.

3. Не обеспечено наличие на дверях помещения складского назначения (склад в каб. N 27) его категории по взрывопожарной и пожарной опасности, а также класса зоны в соответствии с главами 5, 7 и 8 Федерального закона "Технический регламент о требованиях пожарной безопасности" (не представлены подтверждаю документы о проведении расчетов), в нарушение п. 20 ППР в РФ.

4. Дверь склада в каб. N 27 не имеет требуемого предела огнестойкости не менее чем Е1-30 (установлена деревянная), в нарушение ст. 52, 88 ФЗ N 123-ФЗ, п. 6.8.19 СП -2.13130.2009, п. п. 1.1, 4.3, 7.4, 5.14* СНиП 21-01-97*, п. 1.82 СНиП 2.08.02-89*.

5. В коридоре рядом с каб. N 31 снята дверь, в нарушение п. 36 ППР в РФ.

6. Пожарные шкафы внутреннего противопожарного водопровода N 1, 2, 3 выполнены из горючих материалов (деревянные), ст. 145, 146 ФЗ-123, п. 4.4 НПБ 151-2000.

7. Не обеспечена организация перекатки пожарных рукавов внутреннего противопожарного водопровода (не реже 1 раза в год), в нарушение п. 57 ППР в РФ.

8. Не обеспечено устранение нарушения огнезащитного покрытия штукатурки в каб. N 40, в нарушение п. 21 ППР в РФ.

9. На дверях эвакуационных выходов со 2-го этажа отсутствуют знаки пожарной безопасности Е01-01 по ГОСТ 12.4.026-2001 (на двери эвакуационного выхода со 2-го этажа ведущего в лестничную клетку, на двери эвакуационного выхода из каб. N 25 ведущего в лестничную клетку, на двери эвакуационного выхода из каб. N 41 ведущего в лестничную клетку, на двери эвакуационного выхода из каб. медицинской комиссии на 2-м этаже ведущего в лестничную клетку), в нарушение Приложения Ж, Таблица Ж 1 ГОСТ 12.4.026-2001, п. п. 1.2, 2.2 НПБ 160-97.

1 этаж

10. Части здания, различных классов функциональной пожарной опасности не разделены между собой ограждающими конструкциями с нормируемыми пределами огнестойкости и классами конструктивной пожарной опасности или противопожарными преградами (вход в помещение теплоузла (бойлерной) и каб. председателей военной комиссии в актовом зале), в нарушение ст. 88 ФЗ N 123-ФЗ; п. п. 4.2, 4.20 СП 4.13130.2009; п. 5.11, 5.19, 7.1, 7.15 СНиП 21-01-97.

11. Дверь архива в каб. N 5 не имеет требуемого предела огнестойкости не менее чем Е1-30 (установлена деревянная), в нарушение ст. 52, 88 ФЗ N 123-ФЗ, п. 6.8.19 СП 2.13130.2009, п. п. 1.1, 4.3, 7.4, 5.14* СНиП 21-01-97*, п. 1.82* СНиП 2.08.02-89*.

12. Не обеспечено наличие на дверях помещения складского назначения (архив в каб. N 5, склад оргтехники в подвале, архив офицеров и сержантов запаса в подвале) его категории по взрывопожарной и пожарной опасности, а также класса зоны в соответствии с главами 5, 7 и 8 Федерального закона "Технический регламент о требованиях пожарной безопасности", в нарушение п. 20 ППР в РФ.

13. Дверь электрощитовой не имеет требуемого предела огнестойкости не менее чем Е1-30 (установлена деревянная), в нарушение ст. 52, 88 ФЗ N 123-ФЗ, п. 6.8.19 СП 2.13130.2009, п. п. 1.1, 4.3, 7.4, 5.14* СНиП 21-01-97*, п. 1.82* СНиП 2.08.02-89*.

14. Дверь склада оргтехники в подвале не имеет требуемого предела огнестойкости не менее чем Е1-30 (установлена деревянная), в нарушение ст. 52, 88 ФЗ N 123-ФЗ, п. 6.8.19 СП 2.13130.2009, п. п. 1.1, 4.3, 7.4, 5.14* СНиП 21-01-97*, п. 1.82* СНиП 2.08.02-89*.

15. Дверь архива офицеров и сержантов запаса в подвале не имеет требуемого предела огнестойкости не менее чем Е1-30 (установлена деревянная), в нарушение ст. 52, 88 ФЗ N 123-ФЗ, п. 6.8.19 СП 2.13130.2009, п. п. 1.1, 4.3, 7.4, 5.14* СНиП 21-01-97*, п. 1.82* СНиП 2.08.02-89*.

 

 

 


 

16. В месте установки огнетушителя отсутствует знак пожарной безопасности Р04 по ГОСТ 12.4.026-2001 (огнетушитель N 3 расположенный в актовом зале, огнетушитель N 7 в каб. психиатра, огнетушитель N 8 в каб. N 15, огнетушитель N 9 в группе общего учета, огнетушитель N 2 рядом с основным эвакуационным выходом), в нарушение Приложения Ж, Таблица Ж 1. ГОСТ 12.4.026-2001, п. п. 1.2, 2.2 НПБ 160-97.

 


 

 

 

17. Допускается изменение конструктивных, объемно-планировочных и инженерно-технических решений без проекта, разработанного в соответствии с действующими нормативными документами по пожарной безопасности и утвержденного в установленном порядке (кабинет отоларинголога оборудован с помощью перегородки из гипсокартона, в каб. N 10 оборудован каб. N 9 с помощью деревянной перегородки, на первом этаже рядом с запасным эвакуационным выходом напротив каб. N 7, со стороны улицы заложен вход в здание военкомата (вход в каб. N 9 заложен кирпичом), в нарушение ст. ст. 1, 80, 87, 89 ФЗ N 123-ФЗ; п. 4.3 СП 2.13130.2009; п. п. 4.1, 4.3 СНиП 21-01-97*.

18. На дверях эвакуационных выходов с 1-го этажа отсутствуют знаки пожарной безопасности Е01-01 по ГОСТ 12.4.026-2001 (на двери эвакуационного выхода из каб. психиатра ведущего в лестничную клетку, на двери эвакуационного выхода из помещения снятия-постановки на учет ГПЗ, на двери основного эвакуационного выхода из здания военкомата), в нарушение Приложение Ж, Таблица Ж 1 ГОСТ 12.4.026-2001, п. п. 1.2, 2.2 НПБ 160-97.

19. Под лестничным маршем рядом с эвакуационным выходом из помещения снятия-постановки на учет ГПЗ допускается хранение мебели и горючих материалов (под лестничным маршем хранится деревянный стол), в нарушение п. 23 ППР в РФ.

20. В помещении электрощитовой под лестничным маршем допускается складирование горючих материалов (лампы в картонных коробках), в нарушение п. 42 ППР в РФ.

21. В чердаке здания, не предусмотрены выходы на кровлю, оборудованные стационарными лестницами, в нарушение ст. 89 ФЗ N 123-ФЗ, п. 8.4* СНиП 21-01-97*.

22. Допускается использование чердака для хранения мебели и других предметов, в нарушение п. 23 ППР в РФ.

23. Не обеспечено устранение нарушения огнезащитного покрытия (штукатурки) на воздуховодах общеобменной вентиляции в чердачном помещении здания, в нарушение п. 21 ППР в РФ.

24. Не произведена проверка качества огнезащитной обработки деревянных конструкций крыши здания, в нарушение п. 21 ППР в РФ.

25. Не предусмотрены мероприятия по защите карнизов кровли здания в месте сопряжения со стенами, обеспечивающие нераспространение пожара между частями здания (деревянные: подшив карнизов здания, подшив кровли над входом в подвал), в нарушение ст. 88 ФЗ N 123-ФЗ; п. п. 4.2, 4.20 СП 4.13130.2009; п. 5.11, 5.19, 7.1, 7.15 СНиП 21-01-97*.

Нарушения, квалифицируемые по части 3 статьи 20.4 КоАП РФ

2 этаж

26. Допускается эксплуатация электросветильников без колпаков, предусмотренных конструкцией светильников (в помещении канцелярии каб. N 20, в каб. N 22, в каб. N 36, на балконе каб. N 36, в каб. N 24, в коридоре отделения мобилизации, в каб. N 35, в каб. N 26, над окном каб. N 26 в коридоре, в каб. N 27, в каб. N 32, в помещении для приема пищи каб. N 32, в каб. N 29, на лестничной площадке рядом с каб. N 29, в коридоре рядом с каб. N 38, 39, в каб. N 39, в каб. N 42, в каб. N 40, в каб. секретаря ВВК, в каб. начальника ВВК), в нарушение п. 42 ППР в РФ.

27. В каб. N 36 допускается использование электроплитки не имеющей устройство тепловой защиты, в нарушение п. 42 ППР в РФ.

28. Допускается открытая прокладка защищенных проводов (кабелей) с оболочками из сгораемых материалов по конструкции из сгораемых материалов не отделенным от поверхности слоем несгораемого материала, выступающим с каждой стороны провода (кабеля) не менее чем на 10 мм (по горючему основанию деревянной перегородки над рабочим местом помощника начальника отдела проложен провод электросветильника, в каб. N 27 электропровод проложен по горючему основанию плинтуса вдоль стены за рабочим местом помощника начальника 2 отделения мобилизации, в каб. N 27 электропровод проложен по деревянному основанию дверной коробки, в каб. N 42 электропровод проложен по основанию деревянного плинтуса рядом с рабочим местом помощника начальника отделения призыва, в каб. секретаря ВВК токоведущий провод электросветильника проложен по деревянному основанию двери рядом с рабочим местом секретаря ВВК, в каб. N 34 электропровод проложен по деревянному основанию плинтуса за рабочим местом дерматовенеролога), в нарушение п. 2.1.37ПУЭ.

29. Соединение жил электропроводов выполнено скруткой без применения опрессовки, сварки, пайки или сжимов (винтовых, болтовых и т.п.) (в каб. N 27 на токоведущем проводе удлинителя напротив рабочего места помощника начальника 2 отделения мобилизации, на электропроводе светильника в каб. N 39, на электропроводе холодильника в каб. N 42), в нарушение п. 2.1.21 ПУЭ.

30. Не обеспечена исправность сетей внутреннего противопожарного водопровода, не организовано проведение проверок их работоспособности не реже 2 раз в год (весной и осенью) с составлением соответствующих актов, в нарушение п. 55 ППР в РФ.

31. В каб. N 42 допускается использование удлинителя для питания электроприборов (холодильника, чайника, микроволновой печи), не предназначенных для проведения аварийных и других временных работ, в нарушение п. 42 ППР в РФ.

1 этаж

32. Допускается эксплуатация электросветильников без колпаков, предусмотренных конструкцией светильников (в фойе, в каб. N 1, в коридоре рядом с каб. N 3, в каб. N 5, в тамбуре запасного эвакуационного выхода напротив каб. N 7 (лаборатории), в коридоре перед гардеробом, в гардеробе, в каб. N 11, в санузле актового зала, в каб. психиатра-нарколога, в лестничной клетке рядом с каб. психиатра, в каб. N 8, в каб. N 10, в тамбуре каб. N 15, в группе общего учета, в раздевалке группы общего учета, в каб. по работе с ГПЗ, помещение перед каб. по работе с ГПЗ, на лестничной клетке со стороны каб. по работе с ГПЗ, в каб. N 9, в каб. N 6, в электрощитовой, в помещении электрика в подвале, в коридоре подвала напротив помещения электрика, в подвале в складе оргтехники, в подвале в помещении для переодевания уборщиц, в подвале в архиве сержантов запаса, над дверями в архив сержантов запаса, в помещении теплоузла), в нарушение п. 42 ППР в РФ.

33. Допускается установка и использование штепсельных розеток в архиве каб. N 5, в складе оргтехники в подвале, в архиве офицеров и сержантов запаса в подвале, в нарушение п. 348 ППР в РФ.

34. Соединение жил электропроводов выполнено скруткой без применения опрессовки, сварки, пайки или сжимов (винтовых, болтовых и т.п.) (в светильнике в тамбуре запасного эвакуационного выхода напротив каб. N 7, в каб. окулиста на проводе удлинителя, в распределительной (ответвительной) коробке над дверью в каб. психиатра, на проводе вентилятора в помещении электрика в подвале, на проводах светильника напротив помещения электрика в подвале, на проводе настольной лампы в помещении для переодевания уборщиц в подвале, на проводах светильников в помещении архива офицеров запаса в подвале, на проводах светильников в помещении теплоузла (бойлерной), в нарушение п. 2.1.21 ПУЭ.

35. Допускается открытая прокладка защищенных проводов (кабелей) с оболочками из сгораемых материалов по конструкции из сгораемых материалов не отделенным от поверхности слоем несгораемого материала, выступающих с каждой стороны провода (кабеля) не менее чем на 10 мм (по горючему основанию деревянной облицовки стены над входом в актовый зал, по горючему основанию дверной коробки запасного эвакуационного выхода из лестничной клетки рядом с каб. психиатра, по горючему основанию деревянной отделки стены у окон выдачи документов в каб. по работе с ГПЗ), в нарушение п. 2.1.37 ПУЭ.

Нарушения, квалифицируемые по части 4 статьи 20.4 КоАП РФ

2 этаж

36. При обслуживании средств обеспечения пожарной безопасности зданий и сооружений не соблюдаются проектные решения, требования нормативных документов по пожарной безопасности и (или) специальных технических условий, в защищаемых помещениях не установлено не менее 2-х пожарных извещателей (помещение для переодевания в каб. N 20, в складе каб. N 27, в каб. N 43, в каб. N 37), в нарушение п. 61 ППР в РФ; п. 12.16 НПБ 88-2001.

37. Помещения военкомата не защищены системой оповещения и управления эвакуацией людей при пожаре, в нарушение ст. 84 ФЗ N 123-ФЗ, п. 1.1 табл. 2 СП 3.13130.2009, п. п. 3.1, 5.1 НПБ 104-03.

38. Не обеспечено выполнение ремонтных работ в соответствии с годовым планом-графиком, составляемым с учетом технической документации заводов-изготовителей, проведение регламентных работ по техническому обслуживанию и планово-предупредительному ремонту систем противопожарной защиты здания (автоматических установок пожарной сигнализации), в нарушение п. 63 ППР в РФ.

39. Ширина горизонтального участка пути эвакуации по коридору в каб. N 23 между стеллажом и стеной в свету составляет 0,88 м, что менее чем 1,0 м, в нарушение ст. 89 ФЗ N 123-ФЗ; п. 4.3.4 СП 1.13130.2009, п. 33 ППР в РФ; п. 6.27 СНиП 21-01-97*.

40. Ширина эвакуационного выхода из каб. N 22 в свету составляет 0,68 м, что менее чем 0,8 м, в нарушение ст. 89, 151 ФЗ N 123-ФЗ, п. 33 ППР в РФ, п. 4.2.5 СП 1.13130.2009, п. п. 1.1, 4.3, 6.16 СНиП 21-01-97*.

41. При эксплуатации эвакуационных путей допускается загромождение коридора в каб. N 22 путем установки деревянной тумбы с принтером рядом с каб. N 24, в нарушение п. 36 ППР в РФ.

42. Ширина эвакуационного выхода из каб. N 36 в свету составляет 0,67 м, что менее чем 0,8 м, в нарушение ст. 89, 151 ФЗ N 123-ФЗ, п. 33 ППР в РФ, п. 4.2.5 СП 1.13130.2009, п. п. 1.1, 4.3, 6.16 СНиП 21-01-97*.

43. Для покрытия пола в каб. N 23, в отделении мобилизации, в коридоре приемной комиссии применены горючие материалы с завышенными показателями пожарной опасности (линолеум, сертификаты пожарной опасности отсутствуют), в нарушение п. 33 ППР РФ, п. 6.25* СНиП 21-01-97*, табл. 3, 28, ст. 134 ФЗ N 123.

44. Ширина эвакуационного выхода из каб. N 35 в свету составляет 0,58 м, что менее чем 0,8 м, в нарушение ст. 89, 151 ФЗ N 123-ФЗ, п. 33 ППР в РФ, п. 4.2.5 СП 1.13130.2009, п. п. 1.1, 4.3, 6.16 СНиП 21-01-97*.

45. При эксплуатации эвакуационных путей и выходов, в каб. N 26 допускается установка раздвижной двери, в нарушение п. 36 ППР в РФ.

46. Ширина горизонтального участка пути эвакуации по коридору в направлении к каб. N 26 в свету составляет 0,74 м, что менее чем 1,0 м, в нарушение ст. 89 ФЗ N 123-ФЗ; п. 4.3.4 СП 1.13130.2009, п. 33 ППР в РФ; п. 6.27 СНиП 21-01-97*.

47. При эксплуатации эвакуационных путей и выходов, допускается загромождение эвакуационного пути в коридоре напротив каб. N 26 различными предметами путем установки шкафа и стола, в нарушение п. 36 ППР в РФ.

48. При эксплуатации эвакуационных путей и выходов, допускается загромождение эвакуационного пути (в коридоре каб. N 29 ведущего к лестничной клетке различными предметами путем установки деревянного стола, кресла, цветов в горшках, на лестничной площадке рядом с каб. N 29 установлен сейф), в нарушение п. 36 ППР в РФ.

49. Ширина эвакуационного выхода из каб. N 39 в свету составляет 0,56 м, что менее чем 0,8 м, в нарушение ст. 89, 151 ФЗ N 123-ФЗ, п. 33 ППР в РФ, п. 4.2.5 СП 1.13130.2009, п. п. 1.1, 4.3, 6.16 СНиП 21-01-97*.

50. Ширина горизонтального участка пути эвакуации по коридору рядом с каб. N 42 в свету составляет 0,84 м, что менее чем 1,0 м, в нарушение ст. 89 ФЗ N 123-ФЗ; п. 4.3.4 СП 1.13130.2009, п. 33 ППР в РФ; п. 6.27 СНиП 21-01-97*.

51. В лестничной клетке между 1-ми 2-м этажом в крыле призывной комиссии допускается хранение мебель и других горючих материалов (на лестничной площадке оборудовано место для раздевания призывников, установлена деревянная лавка, к стене прикручена деревянная вешалка), в нарушение п. 23 ППР в РФ.

1 этаж

52. Ширина горизонтального участка пути эвакуации по коридору к основному эвакуационному выходу в свету составляет 0,84 м, что менее чем 1,0 м, в нарушение ст. 89 ФЗ N 123-ФЗ; п. 4.3.4 СП 1.13130.2009, п. 33 ППР в РФ; п. 6.27 СНиП 21-01-97*.

53. При обслуживании средств обеспечения пожарной безопасности зданий и сооружений не соблюдаются проектные решения, требования нормативных документов по пожарной безопасности и (или) специальных технических условий, в защищаемых помещениях не установлено не менее 2-х пожарных извещателей (в каб. N 3, в каб. N 8, раздевалка в каб. N 9, в каб. N 6, каб. N 11), в нарушение п. 61 ППР в РФ; п. 12.16 НПБ 88-2001.

54. Ширина эвакуационного выхода из каб. N 7 в свету составляет 0,62 м, что менее чем 0,8 м, в нарушение ст. 89, 151 ФЗ N 123-ФЗ, п. 33 ППР в РФ, п. 4.2.5 СП 1.13130.2009, п. п. 1.1, 4.3, 6.16 СНиП 21-01-97*.

55. Двери, отделяющие лестничные клетки помещений не оборудованы устройствами для самозакрывания с уплотнениями в притворах (дверь отделяющая блок помещений каб. N 8,9,10, дверь отделяющая коридор рядом с каб. N 6, дверь ведущая из каб. психиатра в лестничную клетку), в нарушение ст. 52, 53 ФЗ N 123-ФЗ, п. 33 ППР в РФ, п. 4.2.7 СП 1.13130.2009, п. п. 1.1, 4.3, 6.18* СНиП 21-01-97*.

56. Ширина эвакуационного выхода из каб. отоларинголога в свету составляет 0,7 м, что менее чем 0,8 м, в нарушение ст. 89, 151 ФЗ N 123-ФЗ, п. 33 ППР в РФ, п. 4.2.5 СП 1.13130.2009, п. п. 1.1, 4.3, 6.16 СНиП 21-01-97*.

57. У лестницы высотой 0,75 м, что более 0,45 м ведущей из кабинета психиатра отсутствует ограждение с перилами, в нарушение ст. 89 ФЗ N 123-ФЗ; п. 4.3.4 СП 1.13130.2009, п. 33 ППР в РФ; п. 6.28 СНиП 21-01-97*.

58. В лестничных клетках допускается размещение оборудования, выступающего из плоскости стен на высоте менее 2,2 м от поверхности проступей и площадок лестниц (радиатор отопления расположен в лестничной клетке напротив каб. психиатра на высоте 1,47 м, радиатор отопления расположен в лестничной клетке рядом с эвакуационным выходом из помещения снятия-постановки на учет ГПЗ), в нарушение ст. 89 ФЗ N 123-ФЗ; п. 4.4.4 СП 1.13130.2009; п. 6.32* СНиП 21-01-97*.

59. Ширина эвакуационного выхода из каб. N 8 в свету составляет 0,56 м, что менее чем 0,8 м, в нарушение ст. 89, 151 ФЗ N 123-ФЗ, п. 33 ППР в РФ, п. 4.2.5 СП 1.13130.2009, п. п. 1.1, 4.3, 6.16 СНиП 21-01-97*.

60. Ширина и высота эвакуационного выхода из каб. N 10 в свету составляет 0,68x1,8 м, что менее чем 0,8x1,9 м, в нарушение ст. 89, 151 ФЗ N 123-ФЗ, п. 33 ППР в РФ, п. 4.2.5 СП 1.13130.2009, п. п. 1.1, 4.3, 6.16 СНиП 21-01-97*.

61. Ширина горизонтального участка пути эвакуации между стеной и картотекой в группе бронирования свету составляет 0,71 м, что менее чем 1,0 м, в нарушение ст. 89 ФЗ N 123-ФЗ; п. 4.3.4 СП 1.13130.2009, п. 33 ППР в РФ; п. 6.27 СНиП 21-01-97*.

62. Ширина и высота эвакуационного выхода из группы бронирования в группу общего учета в свету составляет 0,58x1,77 м, что менее чем 0,8x1,9 м, в нарушение ст. 89, 151 ФЗ N 123-ФЗ, п. 33 ППР в РФ, п. 4.2.5 СП 1.13130.2009, п. п. 1.1, 4.3, 6.16 СНиП 21-01-97*.

63. При эксплуатации эвакуационных путей и выходов, допускается установка раздвижных дверей (в каб. N 10, в каб. по работе с ГПЗ), в нарушение п. 36 ППР в РФ.

64. Высота эвакуационного выхода из каб. N 15 в группу общего учета в свету составляет 1,8 м, что менее чем 1,9 м, в нарушение ст. 89, 151 ФЗ N 123-ФЗ, п. 33 ППР в РФ, п. 4.2.5 СП 1.13130.2009, п. п. 1.1, 4.3, 6.16 СНиП 21-01-97*.

65. Высота эвакуационного выхода из помещения постановки-снятия с учета ГПЗ тамбур в свету составляет 1,8 м, что менее чем 1,9 м, в нарушение ст. 89, 151 ФЗ N 123-ФЗ, п. 33 ППР в РФ, п. 4.2.5 СП 1.13130.2009, п. п. 1.1, 4.3, 6.16 СНиП 21-01-97*.

66. Ширина эвакуационного выхода из каб. N 9 в свету составляет 0,56 м, что менее чем 0,8 м, в нарушение ст. 89, 151 ФЗ N 123-ФЗ, п. 33 ППР в РФ, п. 4.2.5 СП 1.13130.2009, п. п. 1.1, 4.3, 6.16 СНиП 21-01-97*.

67. Отдельная лестница, соединяющая первый этаж и подвал, выполнена без устройства тамбур-шлюза с подпором воздуха при пожаре, в нарушение ст. 88 ФЗ N 123-ФЗ; п. 4.26 СП 4.13130.2009, п. 23 ППР в РФ, п. 7.23* СНиП 21-01-97*.

Полагая, что вынесенное административным органом постановление является незаконным, ВК КО обратился в Арбитражный суд Кировской области с соответствующим заявлением.

Суд первой инстанции, придя к выводу о наличии в деянии заявителя составов вменяемых административных правонарушений (за исключением нарушений, указанных в пунктах 1, 17 оспариваемого постановления), руководствуясь статьей 4.1 КоАП РФ, принимая во внимание необоснованность назначенного органом пожарного надзора размера назначенного административного наказания, частично удовлетворил заявленные требования, признав незаконным оспариваемое постановление и изменив его в части назначения административного наказания, назначив административное наказание в виде штрафа в размере 150 000 рублей (вместо 160 000 рублей). Существенных нарушений процессуальных требований со стороны административного органа при производстве по административному делу, а также оснований для квалификации совершенного ВК КО административного правонарушения в качестве малозначительного судом первой инстанции не установлено.

Исследовав материалы дела, изучив доводы апелляционной жалобы и отзыва на нее, заслушав представителей сторон, суд апелляционной инстанции приходит к следующим выводам.

В соответствии с частью 6 статьи 210 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее - АПК РФ) при рассмотрении дела об оспаривании решения административного органа о привлечении к административной ответственности арбитражный суд в судебном заседании проверяет законность и обоснованность оспариваемого решения, устанавливает наличие соответствующих полномочий административного органа, принявшего оспариваемое решение, устанавливает, имелись ли законные основания для привлечения к административной ответственности, соблюден ли установленный порядок привлечения к ответственности, не истекли ли сроки давности привлечения к административной ответственности, а также иные обстоятельства, имеющие значение для дела.

В силу части 2 статьи 211 АПК РФ, установив, что оспариваемое решение или порядок его принятия не соответствует закону, либо отсутствуют основания для привлечения к административной ответственности или применения конкретной меры ответственности, либо оспариваемое решение принято органом или должностным лицом с превышением их полномочий, суд принимает решение о признании незаконным и об отмене оспариваемого решения полностью или в части либо об изменении решения.

Согласно части 1 статьи 65 АПК РФ каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений.

При этом обязанность доказывания обстоятельств, послуживших основанием для принятия государственными органами, органами местного самоуправления, иными органами, должностными лицами оспариваемых актов, решений, совершения действий (бездействия), возлагается на соответствующие орган или должностное лицо.

В силу части 1 статьи 71 АПК РФ арбитражный суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств.

В силу части 1 статьи 20.4 КоАП РФ нарушение требований пожарной безопасности, за исключением случаев, предусмотренных статьями 8.32, 11.16 настоящего Кодекса и частями 3 - 8 настоящей статьи, влечет административную ответственность.

Частью 3 статьи 20.4 КоАП РФ установлена административная ответственность за нарушение требований пожарной безопасности к внутреннему противопожарному водоснабжению, электроустановкам зданий, сооружений и строений, электротехнической продукции или первичным средствам пожаротушения либо требований пожарной безопасности об обеспечении зданий, сооружений и строений первичными средствами пожаротушения.

Частью 4 статьи 20.4 КоАП РФ предусмотрена административная ответственность за нарушение требований пожарной безопасности к эвакуационным путям, эвакуационным и аварийным выходам либо системам автоматического пожаротушения и системам пожарной сигнализации, системам оповещения людей о пожаре и управления эвакуацией людей в зданиях, сооружениях и строениях или системам противодымной защиты зданий, сооружений и строений.

Объектом административного правонарушения, предусмотренного статьей 20.4 КоАП РФ, являются общественные отношения по обеспечению защищенности личности, имущества, общества и государства от пожаров, а объективная сторона состоит в нарушении требований пожарной безопасности.

Отношения в области обеспечения пожарной безопасности регулируются Федеральным законом от 21.12.1994 N 69-ФЗ "О пожарной безопасности" (далее - Закон N 69-ФЗ, Закон о пожарной безопасности) и иными нормативными документами, содержащими требования пожарной безопасности, в том числе правилами и нормами пожарной безопасности, строительными нормами и правилами.

Согласно статье 2 Закона N 69-ФЗ законодательство Российской Федерации о пожарной безопасности основывается на Конституции Российской Федерации и включает в себя настоящий Федеральный закон, принимаемые в соответствии с ним федеральные законы и иные нормативные правовые акты, а также законы и иные нормативные правовые акты субъектов Российской Федерации, муниципальные правовые акты, регулирующие вопросы пожарной безопасности.

Из статьи 20 Закона о пожарной безопасности следует, что нормативное правовое регулирование в области пожарной безопасности представляет собой принятие органами государственной власти нормативных правовых актов, направленных на регулирование общественных отношений, связанных с обеспечением пожарной безопасности (абзац 1).

Нормативные правовые акты федеральных органов исполнительной власти, устанавливающие требования пожарной безопасности, разрабатываются в порядке, установленном Правительством Российской Федерации (абзац 2).

Техническое регулирование в области пожарной безопасности осуществляется в порядке, установленном законодательством Российской Федерации о техническом регулировании в области пожарной безопасности (абзац 4).

В соответствии с пунктом 1 статьи 1 Федерального закона N 123-ФЗ от 22.07.2008 "Технический регламент о требованиях пожарной безопасности" (далее - Закон N 123-ФЗ) данный закон определяет основные положения технического регулирования в области пожарной безопасности и устанавливает общие требования пожарной безопасности к объектам защиты (продукции), в том числе к зданиям и сооружениям, промышленным объектам, пожарно-технической продукции и продукции общего назначения.

Отношения в области пожарной безопасности также регулируются положениями ППР N 390, СНиП 21-01-97*, СНиП 2.08.02-89*, НПБ 151-2000, НПБ 88-2001, НПБ 104-03 и иными актами.

1. Как следует из материалов дела, Военному комиссариату вменяются в вину, в том числе, нарушения требований пунктов 20, 21, 33, 43, 55, 57, 61, 63 ППР N 390, пункта 12.16 НПБ 88-2001, статей 89, 134, 151 Закона N 123-ФЗ, пунктов 4.2.5, 4.2.7, 4.3.4 СП 1.13130.2009, пунктов 1.1, 4.3, 6.16, 6.18*, 6.25*, 6.27, 6.28 СНиП 21-01-97*, которые нашли свое отражение в пунктах 2, 3, 7, 8, 12, 23, 24, 30, 36, 38 - 40, 42-44, 46, 49, 50, 52-57, 59-62, 64-66 оспариваемого постановления и квалифицированы органом пожарного надзора по частям 1, 3, 4 статьи 20.4 КоАП РФ.

Суд апелляционной инстанции полагает, что вменение ВК КО как юридическому лицу нарушения указанных требований пожарной безопасности неправомерно в силу следующего.

В силу статьи 37 Закона N 69-ФЗ руководители организаций обязаны соблюдать требования пожарной безопасности, а также выполнять предписания, постановления и иные законные требования должностных лиц пожарной охраны; разрабатывать и осуществлять меры по обеспечению пожарной безопасности; содержать в исправном состоянии системы и средства противопожарной защиты, включая первичные средства тушения пожаров, не допускать их использования не по назначению.

Часть 1 статьи 38 Закона о пожарной безопасности предусматривает, что ответственность за нарушение требований пожарной безопасности в соответствии с действующим законодательством несут, в частности, лица, уполномоченные владеть, пользоваться или распоряжаться имуществом, в том числе руководители организаций, а также лица, в установленном порядке назначенные ответственными за обеспечение пожарной безопасности.

Таким образом, субъектами, на которых названными нормами Закона N 69-ФЗ возложены обязанности по соблюдению требований пожарной безопасности и которые могут быть привлечены за нарушение данных требований к административной ответственности, выступают как организации в целом, то есть юридические лица, так и их руководители и иные физические лица, ответственные за обеспечение пожарной безопасности, то есть должностные и приравненные к ним лица.

В соответствии с положениями пункта 12.16 НПБ 88-2001, статей 89, 134, 151 Закона N 123-ФЗ, пунктов 4.2.5, 4.2.7, 4.3.4 СП 1.13130.2009, пунктов 1.1, 4.3, 6.16, 6.18*, 6.25*, 6.27, 6.28 СНиП 21-01-97* в их системном толковании с пунктами 20, 21, 33, 43, 55, 57, 61, 63 ППР N 390 названные в данных пунктах обязанности возложены не на организации, а на их руководителей и иных лиц, ответственных за пожарную безопасность.

Таким образом, в данном случае в соответствии с положениями части 2 статьи 2.1 и статьи 26.1 КоАП РФ административный орган должен установить вину юридического лица в совершении соответствующего административного правонарушения, учитывая, что обязанность принятия необходимых мер по обеспечению соблюдения названных требований возложена на руководителя ВК КО.

В то же время, в нарушение указанных положений КоАП РФ, органом пожарного надзора не установлена и не доказана вина юридического лица в несоблюдении указанных требований пожарной безопасности, обязанность по соблюдению которых возложена на руководителя организации.

Иного из имеющихся материалов дела не усматривается. Доказательств обратного, в нарушение положений части 1 статьи 65 АПК РФ, не представлено.

При таких обстоятельствах суд апелляционной инстанции приходит к выводу о незаконности оспариваемого постановления ОНД г. Кирова в части привлечения Общества к административной ответственности по частям 1, 3, 4 статьи 20.4 КоАП РФ за нарушение требований пунктов 20, 21, 33, 43, 55, 57, 61, 63 ППР N 390, пункта 12.16 НПБ 88-2001, статей 89, 134, 151 Закона N 123-ФЗ, пунктов 4.2.5, 4.2.7, 4.3.4 СП 1.13130.2009, пунктов 1.1, 4.3, 6.16, 6.18*, 6.25*, 6.27, 6.28 СНиП 21-01-97* (пункты 2, 3, 7, 8, 12, 23, 24, 30, 36, 38 - 40, 42-44, 46, 49, 50, 52-57, 59-62, 64-66 оспариваемого постановления).

Выводы суда первой инстанции о наличии состава административного правонарушения в части названных нарушений требований пожарной безопасности суд апелляционной инстанции находит ошибочным, основанным на неполном выяснении обстоятельств, имеющих значение для дела.

2. Из оспариваемого постановления также следует, что Военному комиссариату вменяется в вину нарушение требований пункта 42 ППР N 390 выразившегося в эксплуатация электросветильников без колпаков, предусмотренных конструкцией светильника. Названные нарушения отражены в пунктах 26, 32 оспариваемого постановления и квалифицированы органом пожарного надзора по части 3 статьи 20.4 КоАП РФ.

В соответствии с пунктом 42 ППР N 390 запрещается эксплуатировать светильники со снятыми колпаками (рассеивателями), предусмотренными конструкцией светильника.

Как следует из приведенной нормы права, наличие колпаков (рассеивателей) является обязательным условием только в том случае, если они предусмотрены конструкцией светильника.

Однако материалы дела не содержат данных о том, какие именно светильники использовались в здании, их описание, предусмотрено ли их конструкцией наличие колпаков (рассеивателей), в связи с чем у суда апелляционной инстанции отсутствуют основания полагать, что их конструкция предусматривает наличие колпаков (рассеивателей), а, следовательно, отсутствует возможность сделать вывод о доказанности административным органом данного нарушения.

При этом, суд апелляционной инстанции также учитывает позицию заявителя относительно названного нарушения, согласно которой спорные светильники установлены еще в 1977 году и их конструкцией не предусмотрено наличие колпаков (рассеивателей).

ОНД г. Кирова не представлены доказательства, опровергающие названное утверждение заявителя о конструктивной возможности эксплуатации спорных светильников со снятыми колпаками.

Таким образом, оценив представленные в материалы дела доказательства в их взаимной связи и в совокупности в порядке статьи 71 АПК РФ, суд апелляционной инстанции приходит к выводу о недоказанности события административного правонарушения, выразившегося в нарушении ВК КО пункта 42 ППР N 390 (пункты 26, 32 оспариваемого постановления), поскольку административным органом, в нарушение положений части 1 статьи 65, части 3 статьи 189 и части 4 статьи 210 АПК РФ, в материалы дела не представлено доказательств, свидетельствующих о том, что конструкциями эксплуатируемых светильников предусмотрено наличие колпаков (рассеивателей), которые в момент проверки отсутствовали.

Учитывая изложенное, вменяемые Военному комиссариату нарушения требований пункта 42 ППР N 390, подлежат исключению и состава административного правонарушения, предусмотренного частью 3 статьи 20.4 КоАП РФ.

Выводы суда первой инстанции о наличии состава административного правонарушения в части названных нарушений требований пожарной безопасности суд апелляционной инстанции находит ошибочным, основанным на неполном выяснении обстоятельств, имеющих значение для дела.

3. Как следует из материалов дела, Военному комиссариату также вменяется в вину нарушение требований статьи 88, 89 Закона N 123-ФЗ, пунктов 4.2, 4.20 СП 4.13130.2009, пунктов 5.11, 5.19, 7.1, 7.15, 8.4* СНиП 21-01-97*. Названные нарушения изложены в пунктах 10, 21, 25 оспариваемого постановления и квалифицированы органом пожарного надзора по части 1 статьи 20.4 КоАП РФ.

Согласно представленным Военным комиссариатом в материалы дела документам, дом N 111 по улице Мопра 1936 года постройки.

Учитывая названное обстоятельство, суд апелляционной инстанции полагает следующее.

В соответствии с пунктом 1.1 СНиП 21-01-97* настоящие нормы и правила устанавливают общие требования противопожарной защиты помещений, зданий других строительных сооружений на всех этапах их создания и эксплуатации. Следовательно, СНиП 21-01-97* подлежат применению как в процессе проектирования и строительства объекта, так и в ходе его эксплуатации.

В то же время в процессе эксплуатации завершенного строительством и введенного в эксплуатацию в установленном порядке здания должны соблюдаться не все предусмотренные СНиП 21-01-97* требования, а только те из них, которые относятся к режиму противопожарного содержания данного здания.

В частности, по смыслу пункта 4.3 названных строительных норм и правил в процессе эксплуатации следует: обеспечить содержание здания и работоспособность средств его противопожарной защиты в соответствии с требованиями проектной и технической документации на них; обеспечить выполнение правил пожарной безопасности, утвержденных в установленном порядке; не допускать изменений конструктивных, объемно-планировочных и инженерно-технических решений без проекта, разработанного в соответствии с действующими нормами и утвержденного в установленном порядке.

Кроме того, согласно пункту 1.7 СНиП 21-01-97* необходимость приведения существующих зданий в соответствие с данными нормами определяется пунктом 8.5 СНиП 10-01-94 "Система нормативных документов в строительстве. Основные положения", которые утратили силу с 01.10.2003.

В силу пункта 8.5 СНиП 10-01-94, действовавших на момент введения в действие СНиП 21-01-97*, на существующие здания и сооружения, запроектированные и построенные в соответствии с ранее действующими нормативными документами, вновь разрабатываемые документы не распространяются, за исключением случаев, когда дальнейшая эксплуатация таких зданий и сооружений приводит к недопустимому риску для безопасности жизни и здоровья людей.

В таких случаях в соответствии с приведенной нормой компетентные органы исполнительной власти или собственник объекта должны принять решение о реконструкции, ремонте или сносе существующих зданий и сооружений.

Таким образом, изначально при введении в действие СНиП 21-01-97* распространение их действия на ранее введенные в эксплуатацию здания и сооружения не предусматривалось, за исключением случаев возникновения недопустимого риска для безопасности жизни и здоровья людей. И даже в этом случае соответствующие требования СНиП 21-01-97* по смыслу пункта 4.3 данных правил и пункта 8.5 СНиП 10-01-94 подлежали применению лишь в ходе проведения реконструкции или ремонта здания.

Системный анализ приведенных выше положений СНиП 21-01-97* и действовавших на момент введения их в действие СНиП 10-01-94 позволяет сделать вывод о том, что в отношении введенных в эксплуатацию до введения в действие указанных строительных норм и правил объектов капитального строительства данные правила подлежат применению только в части установленных ими требований пожарной безопасности, предъявляемых к противопожарному режиму эксплуатации объекта.

Содержащиеся в СНиП 21-01-97* требования пожарной безопасности, относящиеся не к противопожарному режиму эксплуатации здания (сооружения), а к его конструктивным, объемно-планировочным и инженерно-техническим характеристикам, соблюдение которых применительно к конкретному эксплуатируемому зданию (сооружению) потребует их изменения, подлежат соблюдению только в случае реконструкции или капитального ремонта данного здания (сооружения) а не в процессе его текущей эксплуатации.

С учетом изложенного пункты 5.11, 5.19, 7.1, 7.15, 8.4* СНиП 21-01-97* подлежат соблюдению применительно к зданию, введенному в эксплуатацию до введения в действие данных строительных норм и правил, лишь в случае осуществления реконструкции или капитального ремонта указанного здания, а не в ходе его текущей эксплуатации.

В этой связи ВК КО, эксплуатирующее вышеуказанное здание 1936 года постройки, то есть до введения в действие СНиП 21-01-97*, не обязано вплоть до проведения реконструкции или капитального ремонта названных зданий соблюдать требования пунктов 5.11, 5.19, 7.1, 7.15, 8.4* СНиП 21-01-97*, в связи с чем вменение в оспариваемом постановлении нарушений названных пунктов является незаконным.

Доказательств осуществленных реконструкции или капитального ремонта названных зданий административным органом в материалы дела не представлено.

Заявитель как эксплуатант указанного выше здания в ходе его текущей эксплуатации обязан соблюдать лишь те требования пожарной безопасности, которые относятся к противопожарному режиму его эксплуатации.

Относительно вменения в вину ВК КС нарушения требований СП 4.13130.2009, апелляционный суд полагает, что нарушение требований указанного Свода правил не может служить основанием для привлечении заявителя к административной ответственности.

Согласно пункту 1.1 СП 4.13130.2009 (действовавшему на момент проведения проверки) свод правил является нормативным документом по пожарной безопасности в области стандартизации добровольного применения и устанавливает требования к эвакуационным путям и выходам из зданий, сооружений и строений. Из предисловия СП 4.13130.2009 следует, что цели и принципы стандартизации в Российской Федерации установлены Федеральным законом от 27.12.2002 N 184-ФЗ "О техническом регулировании" (далее - Закон N 184-ФЗ).

Статья 2 Закона N 184-ФЗ определяет свод правил как документ в области стандартизации, в котором содержатся технические правила и (или) описание процессов проектирования (включая изыскания), производства, строительства, монтажа, наладки, эксплуатации, хранения, перевозки, реализации и утилизации продукции и который применяется на добровольной основе в целях соблюдения требований технических регламентов.

В соответствии с пунктами 1, 4 статьи 16.1 Закона N 184-ФЗ национальным органом по стандартизации не позднее чем за тридцать дней до дня вступления в силу технического регламента утверждается, опубликовывается в печатном издании федерального органа исполнительной власти по техническому регулированию и размещается в информационной системе общего пользования в электронно-цифровой форме перечень документов в области стандартизации, в результате применения которых на добровольной основе обеспечивается соблюдение требований принятого технического регламента.

Применение на добровольной основе стандартов и (или) сводов правил, включенных в указанный в пункте 1 настоящей статьи перечень документов в области стандартизации, является достаточным условием соблюдения требований соответствующих технических регламентов. В случае применения таких стандартов и (или) сводов правил для соблюдения требований технических регламентов оценка соответствия требованиям технических регламентов может осуществляться на основании подтверждения их соответствия таким стандартам и (или) сводам правил. Неприменение таких стандартов и (или) сводов правил не может оцениваться как несоблюдение требований технических регламентов.

В соответствии Перечнем национальных стандартов и сводов, утвержденным Приказом Федерального агентства по техническому регулированию и метрологии от 30.04.2009 N 1573, в результате применения которых на добровольной основе обеспечивается соблюдение требований Федерального закона от 22.07.2008 N 123-ФЗ "Технический регламент о требованиях пожарной безопасности", вмененный органами пожарного надзора в качестве нарушения СП 4.13130.2009, является сводом правил добровольного применения.

При добровольном выполнении требований национального стандарта и (или) свода правил может быть проверено только то, как выполняются требования этого (этих) документа.

Органами пожарного надзора, в нарушение положений части 1 статьи 65, части 4 статьи 210 АПК РФ, не представлено доказательств применения заявителем на добровольной основе СП 4.13130.2009, следовательно, его неприменение не может оцениваться как несоблюдение требований технических регламентов, а потому привлечение к ответственности за нарушение требований данного Свода правил недопустимо.

Учитывая изложенное, суд апелляционной инстанции приходит к выводу об отсутствии события вменяемого Военному комиссариату административного правонарушения, предусмотренного частью 1 статьи 20.4 КоАП РФ, в части нарушений, указанных в пунктах 10, 21, 25 оспариваемого постановления.

4. Из оспариваемого постановления также следует, что Военному комиссариату вменяется в вину нарушение требований пункта 42 ППР N 390 выразившегося в использовании в кабинете N 36 электроплитки, не имеющей устройства тепловой защиты, предусмотренного конструкцией. Названное нарушение отражено в пункте 27 оспариваемого постановления и квалифицировано органом пожарного надзора по части 3 статьи 20.4 КоАП РФ.

В соответствии с пунктом 42 ППР N 390 запрещается пользоваться электроплитками, не имеющими устройств тепловой защиты, предусмотренных конструкцией.

Как следует из приведенной нормы права, возможность использования электроплитки обусловлена наличием устройства тепловой защиты, предусмотренного конструкцией.

Заявитель относительно названного нарушения указывает, что электроплитка, используемая в кабинете N 36, имеет предусмотренный конструкцией терморегулятор, что и является устройством тепловой защиты для данного прибора бытового назначения.

При этом материалы дела не содержат данных о том, какая именно электроплитка использовалась Военным комиссариатом, ее описание, предусмотрено ли ее конструкцией наличие устройства тепловой защиты и каким такое устройство должно быть.

В этой связи у суда апелляционной инстанции отсутствует возможность сделать вывод о доказанности административным органом данного нарушения.

Суд апелляционной инстанции также обращает внимание на то, что ОНД г. Кирова не представлены доказательства, опровергающие вышеназванное утверждение заявителя о наличии устройства тепловой защиты.

Таким образом, оценив представленные в материалы дела доказательства в их взаимной связи и в совокупности в порядке статьи 71 АПК РФ, суд апелляционной инстанции приходит к выводу о недоказанности события административного правонарушения, выразившегося в нарушении ВК КО пункта 42 ППР N 390 (пункт 27 оспариваемого постановления), поскольку административным органом, в нарушение положений части 1 статьи 65, части 3 статьи 189 и части 4 статьи 210 АПК РФ, в материалы дела не представлено доказательств, свидетельствующих о том, что ВК КО в кабинете N 36 используется электроплитка, не имеющая устройства тепловой защиты, предусмотренного конструкцией.

Учитывая изложенное, нарушения Военным комиссариатом требований пункта 42 ППР N 390 (пункт 27 оспариваемого постановления), подлежат исключению и состава административного правонарушения, предусмотренного частью 3 статьи 20.4 КоАП РФ.

Выводы суда первой инстанции о наличии состава административного правонарушения в части названных нарушений требований пожарной безопасности суд апелляционной инстанции находит ошибочным, основанным на неполном выяснении обстоятельств, имеющих значение для дела.

5. В соответствии с частью 1 статьи 1.5 КоАП РФ лицо подлежит административной ответственности только за те административные правонарушения, в отношении которых установлена его вина.

Согласно части 2 статьи 2.1 КоАП РФ юридическое лицо признается виновным в совершении административного правонарушения, если будет установлено, что у него имелась возможность для соблюдения правил и норм, за нарушение которых настоящим Кодексом или законами субъекта Российской Федерации предусмотрена административная ответственность, но данным лицом не были приняты все зависящие от него меры по их соблюдению.

В силу пункт 3 статьи 26.1 КоАП РФ по делу об административном правонарушении подлежат выяснению, в том числе: виновность лица в совершении административного правонарушения.

В пункте 16 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 02.06.2004 N 10 "О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при рассмотрении дел об административных правонарушениях" разъяснено, что в силу части 2 статьи 2.1 КоАП РФ юридическое лицо привлекается к ответственности за совершение административного правонарушения, если будет установлено, что у него имелась возможность для соблюдения правил и норм, за нарушение которых Кодексом об административных правонарушениях РФ или законами субъекта Российской Федерации предусмотрена административная ответственность, но данным лицом не были приняты все зависящие от него их меры по их соблюдению.

Выяснение виновности лица в совершении административного правонарушения осуществляется на основании данных, зафиксированных в протоколе об административном правонарушении, объяснений лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, в том числе об отсутствии возможности для соблюдения соответствующих правил и норм, о принятии всех зависящих от него мер по их соблюдению, а также на основании иных доказательств, предусмотренных частью 2 статьи 26.2 КоАП РФ.

Из анализа приведенных норм права следует, что факт наличия вины юридического лица, привлекаемого к административной ответственности, подлежит обязательному установлению при рассмотрении дела об административном правонарушении. Обстоятельства, связанные с наличием вины, и доказательства, подтверждающие ее наличие, административный орган обязан отразить в постановлении о назначении административного наказания.

Отсутствие вины юридического лица предполагает объективную невозможность соблюдения установленных правил, необходимость принятия мер, от юридического лица не зависящих.

Как следует из содержания оспариваемого постановления, в нем изложено только описание выявленных проверкой обстоятельств, причинно-следственная связь между действиями военкомата и нарушениями требований законодательства не установлена, причины совершения обнаруженных административным органом нарушений в постановлении о назначении административного наказания не отражены.

При этом из представленных в материалы дела документов следует, что между Министерством обороны Российской Федерации (заказчик) и ОАО "Славянка" (исполнитель) заключен государственный контракт от 28.02.2013 N 197/ЗК/2013/ДРГЗ. Согласно реестру принимаемых объектов на основании данного контракта исполнителю на техническое обслуживание передано здание военкомата, расположенного по адресу: г. Киров, ул. Мопра, 111. Взаимодействие с ОАО "Славянка" осуществляется представителем заказчика, действующим по доверенности (пункт 1.1.10 госконтракта).

С учетом имеющихся в материалах дела документов, суд апелляционной инстанции приходит к выводу о недоказанности административным органом в нарушение положений статьи 1.5, части 2 статьи 2.1, статьи 26.1 КоАП РФ в действиях Военного комиссариата вины в совершении нарушений, изложенных в пунктах 28, 29, 33 - 35, 36-40, 42-46, 49, 50, 52-57, 59-67 оспариваемого постановления и квалифицированных органом пожарного надзора по частям 3 и 4 статьи 20.4 КоАП РФ.

Выводы суда первой инстанции о наличии состава административного правонарушения в части названных нарушений требований пожарной безопасности суд апелляционной инстанции находит ошибочным, основанным на неполном выяснении обстоятельств, имеющих значение для дела.

Кроме того, относительно нарушения, изложенного в пункте 33 оспариваемого постановления, выразившегося в установке и использовании заявителем в нарушение пункта 348 ППР N 390 штепсельных розеток в архиве (каб. N 5), в складе оргтехники в подвале, в архиве офицеров и сержантов запаса в подвале, суд апелляционной инстанции полагает следующее.

Согласно пункту 348 ППР N 390 запрещается в помещениях складов устанавливать штепсельные розетки.

При этом из представленных в материалы дела документов (т. 3 л.д. 13) не усматривается наличие в проверяемом органом пожарного надзора подвале здания ВК КС помещения под названием "склад", а запрета на установку штепсельных розеток в помещениях архива указанная норма не устанавливает.

Достаточных и надлежащих доказательств обратного, в нарушение положений части 1 статьи 65, части 3 статьи 189 и части 4 статьи 210 АПК РФ, ответчиком в материалы дела не представлено.

При таких обстоятельствах нельзя считать установленным и доказанным нарушение, изложенное в пункте 33 оспариваемого постановления.

6. Относительно нарушений, изложенных в пунктах 1, 17 оспариваемого постановления и квалифицированных органом пожарного надзора по части 1 статьи 20.4 КоАП РФ, суд апелляционной инстанции соглашается с выводом арбитражного суда о том, что ответчиком не доказано, что Военным комиссариатом допускаются изменения конструктивных, объемно-планировочных и инженерно-технических решений без проекта, разработанного в соответствии с действующими нормативными документами по пожарной безопасности и утвержденного в установленном порядке.

 


7. В то же время, оценив представленные в материалы дела доказательства в порядке статьи 71 АПК РФ, суд апелляционной инстанции полагает, что наличие в деянии заявителя нарушений, изложенных в пунктах 4 - 6, 9, 11, 13-16, 18-20, 22, 31, 41, 47, 48, 51, 58 оспариваемого постановления, подтверждается взаимной связью и совокупностью представленных в материалы дела доказательств и свидетельствует о наличии события административного правонарушения, ответственность за которое предусмотрена частями 1, 3, 4 статьи 20.4 КоАП РФ.


 

 

В соответствии с частью 1 статьи 1.5 КоАП РФ лицо подлежит административной ответственности только за те административные правонарушения, в отношении которых установлена его вина.

Согласно части 2 статьи 2.1 КоАП РФ юридическое лицо признается виновным в совершении административного правонарушения, если будет установлено, что у него имелась возможность для соблюдения правил и норм, за нарушение которых настоящим Кодексом или законами субъекта Российской Федерации предусмотрена административная ответственность, но данным лицом не были приняты все зависящие от него меры по их соблюдению.

Основанием для освобождения Военного комиссариата от ответственности могут служить обстоятельства, вызванные объективно непреодолимыми либо непредвиденными препятствиями, находящимися вне контроля хозяйствующего субъекта, при соблюдении той степени добросовестности, которая требовалась от него в целях выполнения законодательно установленной обязанности.

В рассматриваемом случае в деле не имеется доказательств, подтверждающих, что ВК КС предпринял все зависящие от него меры по надлежащему исполнению требований действующего законодательства в области пожарной безопасности и недопущению совершения административного правонарушения.

Чрезвычайных и непредотвратимых обстоятельств, исключающих возможность соблюдения действующих норм и правил, нарушение которых послужило основанием для привлечения к административной ответственности, не установлено, в связи с чем вина заявителя в совершении вменяемого ему административного правонарушения также имеет место.

Таким образом, следует вывод о наличии в деянии ВК КС составов административных правонарушений, предусмотренных частями 1, 3, 4 статьи 20.4 КоАП РФ.

Доводы заявителя об обратном подлежат отклонению, поскольку основаны на ошибочном толковании норм материального права и неправильной оценке фактических обстоятельств дела.

Учитывая изложенное (наличие нарушений, изложенных в пунктах 4 - 6, 9, 11, 13-16, 18-20, 22, 31, 41, 47, 48, 51, 58 оспариваемого постановления), вывод суда первой инстанции о наличии составов вменяемых заявителю нарушений в части нарушений, изложенных в пунктах 2, 3, 7, 8, 10, 12, 21, 23 - 30, 32-40, 42-46, 49, 50, 52-57, 59-67 оспариваемого постановления, в целом не привел к принятию неправильного решения по делу.

Процедура привлечения к административной ответственности, регламентированная нормами КоАП РФ, административным органом соблюдена, существенных нарушений процессуальных требований не установлено.

Согласно статье 2.9 КоАП РФ, при малозначительности совершенного административного правонарушения судья, орган, должностное лицо, уполномоченные решить дело об административном правонарушении, могут освободить лицо, совершившее административное правонарушение, от административной ответственности и ограничиться устным замечанием.

Малозначительным административным правонарушением является действие или бездействие, хотя формально и содержащее признаки состава административного правонарушения, но с учетом характера совершенного правонарушения и роли правонарушителя, размера вреда и тяжести наступивших последствий не представляющее существенного нарушения охраняемых общественных правоотношений.

В соответствии с пунктом 18 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации N 10 от 02.06.2004 "О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при рассмотрении дел об административных правонарушениях" при квалификации правонарушения в качестве малозначительного судам необходимо исходить из оценки конкретных обстоятельств его совершения. Малозначительность правонарушения имеет место при отсутствии существенной угрозы охраняемым общественным отношениям. Такие обстоятельства, как, например, личность и имущественное положение привлекаемого к ответственности лица, добровольное устранение последствий правонарушения, возмещение причиненного ущерба, не являются обстоятельствами, свидетельствующими о малозначительности правонарушения. Данные обстоятельства в силу частей 2 и 3 статьи 4.1 КоАП РФ учитываются при назначении административного наказания.

Из пункта 18.1 названного Постановления следует, что квалификация правонарушения как малозначительного может иметь место только в исключительных случаях и производится с учетом положений пункта 18 настоящего Постановления применительно к обстоятельствам конкретного совершенного лицом деяния. При этом применение судом положений о малозначительности должно быть мотивировано.

Таким образом, категория малозначительности относится к числу оценочных, в связи с чем определяется в каждом конкретном случае исходя из обстоятельств совершенного правонарушения. Применение ст. 2.9 КоАП РФ является правом, а не обязанностью суда.

В соответствии со статьей 71 АПК РФ суд оценивает имеющиеся в материалах дела доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в материалах дела доказательств.

Рассмотрев представленные в материалы дела доказательства и оценив их во взаимосвязи и в совокупности, учитывая характер и степень общественной опасности совершенного правонарушения, приняв во внимание все обстоятельства совершения правонарушения, апелляционный суд не усматривает оснований для квалификации совершенного Обществом правонарушения в качестве малозначительного.

Суд апелляционной инстанции полагает, что допущенные Обществом правонарушения представляют существенную угрозу охраняемым общественным отношениям, поскольку содержат угрозу причинения вреда жизни и здоровью людей в случае возникновения пожара.

Апелляционный суд также учитывает, что для устранения части выявленных нарушений требований пожарной безопасности не требуется наличие специалистов и соответствующего финансирования (хранение мебели и горючих материалов в коридорах и на чердаке, использование электрической плитки, удлинителя).

Следует отметить, что доказательств наличия каких-либо исключительных обстоятельств, позволяющих квалифицировать совершенное ВК КС правонарушение как малозначительное, в нарушение положений части 1 статьи 65 АПК РФ, в материалы дела не представлено.

Таким образом, суд первой инстанции пришел к правомерному выводу об отсутствии оснований для применения положений статьи 2.9 КоАП РФ, а довод заявителя о малозначительности совершенного правонарушения подлежит отклонению как необоснованный и не соответствующий фактическим обстоятельствам настоящего дела.

Ссылки заявителя жалобы на устранение части выявленных нарушений, и финансовое положение заявителя, судом апелляционной инстанции отклоняются, поскольку данные обстоятельства не могут свидетельствовать о малозначительности совершенного административного правонарушения.

Принимая во внимание обстоятельства дела, арбитражный суд правомерно и обоснованно признал незаконным оспариваемое постановление в части назначения административного наказания, и изменил назначенное наказание в виде административного штрафа в размере 160 000 рублей на административный штраф в размере 150 000 рублей. Наказание назначено в минимальном размере, в пределах санкции вменяемой статьи, соответствует характеру и степени совершенного ВК КС правонарушения.

Довод органа пожарного надзора о том, что рассмотрение настоящего спора неподведомственно арбитражному суду, поскольку привлечение Военного комиссариата к административной ответственности по частям 1, 3, 4 статьи 20.4 КоАП РФ не связано с осуществлением последним предпринимательской или иной экономической деятельности, подлежит отклонению, поскольку основан на ошибочном толковании норм материального права и неправильной оценке фактических обстоятельств дела.

В соответствии с частью 1 статьи 27 АПК РФ арбитражному суду подведомственны дела по экономическим спорам и другие дела, связанные с осуществлением предпринимательской и иной экономической деятельности.

Согласно статье 29 АПК РФ арбитражные суды рассматривают в порядке административного судопроизводства возникающие из административных и иных публичных правоотношений экономические споры и иные дела, связанные с осуществлением организациями и гражданами предпринимательской и иной экономической деятельности.

Производство по делам об оспаривании решений административных органов возбуждается на основании заявлений юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, привлеченных к административной ответственности в связи с осуществлением предпринимательской и иной экономической деятельности, об оспаривании решений административных органов о привлечении к административной ответственности (часть 2 статьи 207 АПК РФ).

Часть 3 статьи 30.1 КоАП РФ также содержит норму о том, что постановление по делу об административном правонарушении, совершенном юридическим лицом или лицом, осуществляющим предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, обжалуется в арбитражный суд в соответствии с арбитражным процессуальным законодательством.

Из указанных норм следует, что арбитражный суд рассматривает дела об оспаривании постановлений административных органов о привлечении к административной ответственности юридических лиц и индивидуальных предпринимателей в случае, если совершенное ими правонарушение связано с предпринимательской или иной экономической деятельностью.

При этом законодательство не содержит четкого понятия экономической деятельности, поэтому под иной, не связанной с предпринимательской, экономической деятельностью следует понимать деятельность субъектов предпринимательской деятельности, а также иных лиц, не занимающихся предпринимательской деятельностью, по осуществлению своих имущественных прав.

Военный комиссариат является самостоятельным субъектом экономической деятельности. В рассматриваемом споре основанием для привлечения ВК КС к административной ответственности явились установленные органом пожарного надзора обстоятельства нарушения Военным комиссариатом требований пожарной безопасности, допущенные по месту осуществления им экономической (хозяйственной) деятельности. Следовательно, в соответствии со статьей 29 АПК РФ данный спор подлежит рассмотрению в арбитражном суде.

Доводы заявителя жалобы со ссылкой на нарушение положений части 5 статьи 4.1 КоАП РФ о том, что Военный комиссариат неправомерно привлечен к административной ответственности по каждому своему отделу отдельно, подлежат отклонению, поскольку выявленные в результате проверок нарушения образуют самостоятельные события правонарушений. Выявленные нарушения отраженны в отдельных протоколах об административных правонарушениях, на основании которых вынесены соответствующие постановления о привлечении к административной ответственности.

Нарушений норм процессуального права, влекущих безусловную отмену судебного акта, судом апелляционной инстанции не установлено.

В соответствии со статьей 30.2 КоАП РФ и статьей 208 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации заявление об оспаривании решения административного органа о привлечении к административной ответственности государственной пошлиной не облагается.

Руководствуясь статьями 258, 268, пунктом 1 статьи 269, статьей 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Второй арбитражный апелляционный суд

 

постановил:

 

решение Арбитражного суда Кировской области от 14.10.2013 по делу N А28-9738/2013 оставить без изменения, а апелляционную жалобу Военного комиссариата Кировской области - без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.

Постановление может быть обжаловано в случаях и в порядке, установленных Арбитражным процессуальным кодексом Российской Федерации.

 

Председательствующий

А.В.КАРАВАЕВА

 

Судьи

Г.Г.БУТОРИНА

П.И.КОНОНОВ

Скачать:  
История рассмотрения дела: