журнал "Пожарный", 1892 год

1 2 3 4 5 6 7 8

 

№ 1 // март 1892 года

 

Уважаемые коллеги!

 

Мы удовольствием размещаем для скачивания в формате pdf, и для прочтения в адаптированном современному русскому языку варианте первый номер первого российского периодического издания журнала «Пожарный», созданного «просвященной энергиею графа А. Д. Шереметева». На первой странице размещен первый номер, за март 1892 года, последующие номера будут доступны на следующих страницах по мере наполнения информацией.

 

журнал Пожарный

 

С О Д Е Р Ж А Н И Е    № 1.

От Редакции.

По поводу одесских пожаров

Хроника

Фрегат в огне (разсказ очевидца). Л. Чермный.

Анатолий Петрович Паскин. С.-Петербургский бранд-майор

Пожары в Петербурге

По России

Заграничныя известия

Библиография

Статистика

Предстоящая пожарная выставка

РИСУНКИ:

Анатолий Петрович Паскин. С.-Петербургский бранд-майор.

Храм Митрофаньевскаго монастыря в Воронеже после пожара.

 

Анатолий Петрович Паксин

 

 

О Т  Р Е Д А К Ц И И

 

Приступая к изданию настоящего журнала, мы делаем первую попытку ввести в России орган, всецело посвященный интересам пожарного дела. В далеко не богатой по этому вопросу русской литературе периодического пожарного органа до сих пор еще не было. На Западе и в Америке их много и самый факт их существования указывает на то, что общество дошло до сознания их необходимости и чувствует в них потребность. В Германии чуть ли не каждое мало-мальски обеспеченное материальными средствами вольное пожарное общество имеет свой печатный орган. И эти издания там в почете: в них печатаются и отчеты, и новейшие успехи в пожарном деле, и случаи борьбы с огнем и всевозможные полезные советы.

 

У нас в России пожарное дело, в смысле правильно организованной борьбы с огнем, находится еще почти в младенческом состоянии. Число пожарных команд у нас, сравнительно с численностью населения — почти ничтожно. Вольных пожарных обществ — еще того меньше: они только начинают кое- где возникать и нарождаться; громадная же часть нашего отечества горит и выгорает почти без всякого сопротивления со стороны человека, сложилось даже и мнение в народе, что пожар есть Божье попущение. Выгорают целые села и даже города; как, например, недавно Алексин и Пушкари. Огнегасительные средства и вообще все то, что выработала наука, техника и практика для борьбы с огнем, у нас находятся почти еще в зачаточном состоянии. А между тем этими факторами выработано уже много хорошего и полезного, но оно, это хорошее, к сожалению не всегда доступно, потому что не всем известно. В каком-нибудь уездном захолустном городке, построенном из бревен и соломы и чуть не ежегодно превращающемся в пепел, едва ли известно, что существуешь такой или иной тип пожарного инструмента, дешёвого и в то же время полезного в борьбе с огнем. За отсутствием особого специального органа, этой вести донести туда некому. Возможно, что в городке есть и средства, есть и охота обзавестись необходимым инструментом, но нет в то лее время и понятия об этом инструменте. Одною из задач «Пожарного» будет давать по силе и возможности отчеты о новинках и успехах техники и науки в пожарном деле.

 

Вековой опыт, собственные наши русские успехи и, наконец, все добытое Западом и Америкой, накопило массу материала. Его нужно разрабатывать — была бы только охота. Материал этот представляет ныне собою громоздкую кучу, в которой сложено и перемешано и истинно-полезное, и дорогое, и дешевое, и простое, и сложное от примитивного лома и багра до самой хитрой и премудрой по механизму сложной пожарной машины. Разобраться в этом складе, указать что нужно большому губернскому городу, его маленькому соседу, заштатному городку, торговому селу или, наконец, маленькому соломенному поселку—составляет вторую задачу нашего журнала.

 

На страницах ежедневных газет сплошь и рядом, чуть не каждый день, в отделах корреспонденции слышатся жалобы и земств и на земства на неудовлетворительную постановку дела борьбы с огнем, на плохой обоз, на недостаток энергии и инициативы. Каждое лето со всех сторон несутся вести о том, что горят леса, что огонь жадно доедает остатки того, что еще пощадил топор, и в этих жалобах слышится далее подчас нотка отчаяния и сознания своего бессилия в борьбе с огнем. Если нашему нарождающемуся на свет журналу удастся помочь хотя немного советом или указанием—будет исполнена третья задача нашего издания.

 

В России кое-где начинает проявляться отрадное явление: там и сям начинают возникать вольные пожарные общества и команды. Нарождаются и возникают они, несмотря на свою благую цель, редко и с трудом. Первый шаг во всяком деле труден, и особенно тяжел он там, где добрый порыв для его осуществления требуется облечь в правильные формы и поставить в узаконенные рамки. Для каждого общества требуется устав. Его нужно выдумать или же позаимствовать и непременно разработать, сообразно с местными условиями. Нередко случается, что где-нибудь сплотилась дюжина трезвых и здоровых людей, понимающих значение правильной борьбы с огнем. К ним быстро примыкают и окружающие обыватели. Каждый готов идти в добровольные пожарные, чтобы быть готовым спасать свой муравейник. Но дошло дело до устава, до того условия, утверждение которого делает дружину легальной, — а этого устава, хотя бы взятого со стороны, нет под рукою — и все понемножку охладевают и дело расползается по швам, не успев даже путем возникнуть. В распоряжении редакции находится большой портфель сведений о вольных пожарных командах. На всякий запрос по этому предмету она откликнется с охотой и, если отклик её послужит на- чалом возникновения хоть одного такого общества — то это будет значить, что существование журнала—не бесполезно.

 

При возникновении пожарных дружин другого типа, как напр., городских, частных, сельских и земских, также могут встретиться препятствия чисто техническая свойства. Опыт Запада установил, что эти препятствия легко устраняются взаимным обменом мыслей между деятелями и тружениками по пожарному вопросу. «Пожарный» позволяет себе надеяться быть полезным и в этом отношении.

 

Пожарное дело задает много задач и вопросов. Перечислить их все в коротких словах невозможно. Их вызывает само дело и практика. Начертать сразу строгую и замкнутую программу будущей деятельности совершенно не мыслимо: ее можно пока только намечать.

 

Говорить о той пользе, какую «Пожарный», быть может, будет в силах принести осуществлена правильной постановки вопроса о борьбе с огнем в городах, уездах, селах и в частности — в городских командах, земских, частных и сельских — значило бы заранее обещать многое. Программа журнала очень широка: в нее вошло почти все существенно необходимое для самой разнообразной и не стесняемой ни местом, ни рамками издания, разработки вопроса. Из внутренней России, из Сибири, с Кавказа и из-за границы уже откликнулось много лиц, готовых служить делу в качестве корреспондентов. Есть вероятность, что прибудут еще и новые. Один в поле — не воин, а общими силами можно надеяться сделать что-нибудь хорошее и полезное. Первый шаг сделан. Милости просим. Материалы, силы, охота и желание служить делу — есть; по полю проводится первая борозда. Будем пахать и сеять — быть может взойдет и созреет что-либо доброе, дельное и полезное.

 

 

По поводу одесских пожаров.

 

В Одессе в начале текущего года пожаров было так много и возникали они так часто, что подали повод назвать это печальное явление пожарной эпидемией. Местная пресса откликнулась, принялась обсуждать меры к искоренению зла и горячо приветствовала ходатайство г. одесского градоначальника перед высшей правительственной властью о разрешении передавать возбуждаемые дела о поджигателях военному суду. Особенно подробно разработал вопрос о причинах и меры к уменьшению частых пожаров «Новорос. Телегр.», и сделал это с такою добросовестностью, что его статьи нельзя пройти молчанием. Дело дошло до того, что одесские пожарные команды оказывались бессильными и не имели возможности, за обилием ежедневных пожаров, всюду во-время поспевать. Где же, спрашивает «Нов. Тел.», кроется причина этого, едва ли наблюдаемого в другом городе в таких размерах, анормального явления?

 

В Одессе сильно развито поджигательство с целью получить страховую премию, значительно превосходящую действительную стоимость погибающего в огне имущества. Не говоря уже о том материальном ущербе. какой причиняют поджоги, зло это тем более ужасно, что подчас с окончательным разорением десятков семейств, из крайней нужды или экономии не страхующих своего имущества, связана преступная нажива отдельных злоумышленных лиц. Между тем, несмотря на всю серьезность зла, все в настоящее время, по-видимому, благоприятствует поджигателям.

 

Указав на то, что поджигатели, попадая иногда па скамью подсудимых, нередко выходят из суда оправданными, газета обращает далее внимание на то, что дознания производятся околоточными надзирателями, не обладающими зиянием чисто следственных приемов, которых от них, впрочем, нельзя и требовать. Они принуждены вносить в протокол все то, что сообщает им якобы по- терпевший. Представители лее страховых обществ узнают о случившихся у них пожарах на второй или на третий день, а то и позднее, когда и отправляются осмотреть пепелище. Спрашивается, не имеет ли при таких благоприятных условиях поджигатель полнейшую возможность скрыть все следы своего преступления далее в том случае, когда поджог произведен самым грубым образом и бьет прямо в глаза? Вот почему нельзя не приветствовать ходатайства г. одесскаго градоначальника пред пожаров правительственной властью о разрешении передавать возбуждаемые дела о поджигателях военному суду. Уже одна эта мера могла бы иметь благодетельные последствия, так как угрожающая перспектива предстать пред военным судом, может удержать, по крайней мере, менее решительных от стремления к легкой преступной наживе. Необходимо также прийти на помощь и самим страховым обществам, непосредственно заинтересованным в успехе борьбы с этим злом. Ведь благодаря этим анормальным пожарам, они несут в Одессе лишние сотни тысяч рублей убытков. Кроме того, и самим обывателям необходимо принять участие в борьбе со злом. Участие их должно выразиться в том, что о каждом подозрительном своем соседе им следует извещать полицейские власти. Правда, трудно заметить преступные намерения тех жильцов, которые поджигают свое квартирное имущество, но за то торговцы легко сами себя выдают. Обыкновенно незадолго до пожара они начинают вывозить свои товары, лавка пустеет, отношения к покупателям делаются небрежыми и по всему видно, что торговцы уже не интересуются своей торговлей, имея в виду свой преступный умысел сразу разбогатеть.

 

В другой статье, написанной не менее горячо и обстоятельно, «Нов. Тел.» указываете на один из важных факторов, обусловливающих это явление. Мы имеем в виду, говорит газета, тех субагентов страховых обществ, которые набирают контингента страхователей. Нет никакого сомнения в том, что горят, по крайней мере, возникают пожары в тех помещениях, где находится застрахованное имущество; бывают исключения, когда пожар начинается в незастрахованном помещении и за- тем переходит на застрахованное, но поджигатели далеко не всегда прибегают к таким приемам, сопровождающимся большими расходами, а устраивают «искусственные» пожары непосред-твенно в помещениях с застрахованным имуществом. Полагаем, что совершенно излишне говорить о том, что имущества застраховываются по очень высокой оценке; это понятно само собою, иначе не стоило бы и рисковать. Каким же образом случается, что имущество, напр., домашняя обстановка или незначительное количество товаров в галантерейной, посудной или то¬арной лавочке, стоимостью maximum в 200 — 300 рублей, застраховывается на десятки тысяч рублей? Ведь такая высокая оценка страхуемого имущества невольно должна вызывать подозрение принимающего страхование в том, что не спроста же это делается, что тут какой-то злой умысел. Да наконец, ведь, принимающей страхование должен же осмотреть те вещи, которые вносятся в объявление о страховании. Как же его не останавливаете такое обстоятельство, что какой-нибудь десяток палок, да дюжина зонтиков вместе с токарным станком и кое-какими инструментами оценивается в пять и более тысяч рублей? Без сомнения, он видит все это, — и это не только не останавливает его, а, напротив, он рад большей оценке, при которой он получить больше куртажа. Для суб-агента важно заключить страхование, получить свой куртаж, «выправить» страхователю полис, а все остальное его нисколько не интересует. Суб-агент, который стал бы «придираться» при заключении страхований, делал бы очень плохие дела, Суб-агентов, принимающих страхования, у нас развелось видимо-невидимо: этим делом занимаются, между прочим, разного рода служащие в различных общественных и частных учреждениях, этим же делом занимаются и многие специально, как профессией. Главный контингент суб-агентов дает семитическое племя. Несмотря на то, что общества принимают страхования по одному нормальному тарифу и между ними существует, так сказать, конвенция, соглашение, стачка не уменьшать этого тарифа, суб-агенты предоставляют страхователям в этом отношении некоторые льготы, рассрочивая взносы страховой премии и далее поступаясь частью следуемого им с общества вознаграждения с суммы страхования в пользу страхователя. При таких условиях, очевидно, им лично очень выгодно, если имущество застраховывается на большие суммы, а рассрочка платежа страховой премии и другие льготы соблазняют к этому страхователей. В такое время, как пожарная эпидемия, деятельность суб-агентов особенно рельефно обрисовывается; это для них время жатвы, когда страхования, рассчитанные на возможность легкой наживы, быстрого обогащения, сыпется к ним, как из рога изобилия. Вредная деятельность этих суб-агентов до ясности очевидна, и им следовало бы положить предел. Почин в этом отношении должны взять на себя правления самих страховых обществ пу- тем внушения своим инспекторам и агентам не пользоваться услугами таких помощников. Затем было бы крайне желательно зарегистрирование этих суб-агентов с целью обложения их каким-нибудь налогом. Почему мелкий лавочник, у которого товара всего на 10 — 16 рублей, или торгующий в разнос с корзины или лотка, платить налог, а эти господа избавлены от него? Ведь это крайняя несправедливость.

 

В заключение не можем не выразить нашего удовольствия по поводу почти совершенно прекратившихся пожаров, благодаря энергичному образу действия нашего почтенного г. градоначальника, возбудившего ходатайство пред надлежащей властью о предании поджигателей военному суду. С момента проникновения в печать известия об этом произошла страшная метаморфоза: прежде бывало по нескольку пожаров в день, пожарные не успевали тушить один пожар, а уже приходилось скакать на другой, — а тут вдруг пожаров почти совсем нет, все приняло нормальное течение. Объяснять это явление случайностью, кажется, совершенно невозможно; уж очень крупная это была бы случайность. Тут, очевидно, играет роль воздействие, страх перед сильной ответственностью, притом перед таким судом, который шутить не станет.

 

Далее газета рассказывает о том способе, который практикуется для того, чтобы, совершив поджог, скрыть концы в воду. Способ этот заключается в следующем: собственники имущества или товара торгового помещения предварительно пропитывают вещи или товары керосином, поливают полы и мебель тем же составом, а затем смачивают керосином тряпку, из которой делают нечто в роде подсвечника, в который вставляется свеча с таким расчётом, чтобы огонь коснулся тряпки через известное время. Сами хозяева обыкновенно уходят из дому в гости или в театр, а чрез час или два часа свеча догорает до тряпки, и пожар готов в одну секунду. Хозяева тут не при чем. Пожар случился в то время, когда они находились в гостях или беззаботно развлекались театральным зрелищем. Следовательно, они не только не могут знать причины пожара, но были крайне поражены, возвратись домой и застав у себя такую «ужасную катастрофу», совершенно разорившую их, ибо деньги и драгоценности, находившиеся в шкафу или комоде, погибли вместе с вещами.

 

Газета заканчиваете ряд своих статей замечанием, что агентам страховых обществ — людям практичным и опытным, нельзя не приписать большей части вины в том, что они допустили обратить страховку имущества в преступную спекуляцию.

 

С этим мнением нельзя не согласиться и нужно только порадоваться тому, что такие печальные явления представляются явлениями единичными и в большинстве случаев почти исключительными.

 

 

Хроника.

 

 

— Министерство государственных имуществ, озабочиваясь изысканием способов для наиболее успешной борьбы с лесными пожарами, наносящими ежегодно громадные убытки, предпринимаешь ряд решительных мер. Предполагается, в случаях возникновения пожара в лесу, обязать окрестное население являться своевременно для тушения, бросая все работы. Лица, которые будут замечены в разведении костров в лесах без видимой надобности, будут в случае лесного пожара привлекаться к ответственности. Точно также будет преследуемо неосторожное обращение с огнем в лесах во время производства в них работ и пастьбы скота. Проезжим и обозным людям, проезжающим по трактам, проходящим через лесные местности, будет воспрещено останавливаться в лесах для варки пищи и кормления лошадей.

 

— В правительственных сферах, как сообщают «Страхов. Вед.», поставлены на очередь вопросы о пересмотре узаконений, карающих за поджог, за неправильное устройство печей и труб и за неосторожное обращение с огнем.

 

— По словам столичных газет, министерство внутренних дел для противодействия умышленным поджогам намерено предложить всем обществам взаимного страхования следующую меру: погорельцам должна быть выплачиваема обществами лишь такая сумма, какая необходима будет для приведения сгоревшего дома в то состояние, в каком он находился до пожара. При введении этого нового порядка платежей само собою исключится практикуемое ныне страхование домов выше их действительной стоимости.

 

— По словам «Русск. Жизни», в министерство внутренних дел поступило в настоящее время особое ходатайство от одного из земств об изменении закона о вознаграждении за тушение лесных пожаров, в том смысле, чтобы плата за тушение последних была бы назначаема не только жителям селений, лежащих ближе пятнадцати верст от местности пожара, но и крестьянам, живущим далее этого расстояния.

 

— Костромское губернское земское собрание в видах сохранения лесов в губернии выработало правила для частных лесных дач, касающиеся рубки леса и выжигания огнищ. Во избежание пожаров запрещено выжигать лес в период с июля по сентябрь.

 

— В виду довольно частых за последние два года пожаров на разного рода мукомольных мельницых, все страховые от огня общества, по словам «Нов. Bp.», руководствующиеся котивенционным, так называемым «общим тарифом», нашли необходимым повысить страховые премии за такого рода пожарные риски, в размере от 10 до 20 проц., сообразно с видом и родом страхуемой мельницы.

 

— На предстоящий съезд деятелей по пожарному делу деле гатом от министерства внутренних дел назначен с.-петербургский бранд-майор полковник А. П. Паскин.

 

— Делегатом на съезде русских деятелей по пожарному делу от С.-Петербургского Общества взаимного страхования назначен директор его Правления Г. И. П. Волков.

 

— Французское министерство торговли и промышленности выдало 15-летшою привилегию русскому подданному В. М. Майорковичу на изобретенный им автоматический снаряд для тушения огня.

 

— Ковенское вольное пожарное общество в первых числах февраля производило опыты тушения огня, при помощи изобретенной местпым обывателем г. Клечинским пожарной машины. Машина эта, по словам «Вил. Вестн.», наиболее пригодна для тушения сельских построек и по дешевизне доступна для приобретенил сельскими обществами.

 

 

Ф Р Е Г А Т   в   О Г Н Е

(Рассказ очевидца).

 

В ту достопамятную пору я служил помощником капитана на одном купеческом бриге. Мы стояли на якоре недели три и успели уже разгрузиться. В этот вечер капитан уехал на берег, поручив корабль на мою ответственность. Грохот, целый день стоявший над рейдом, постепенно утих, а вместе с ним дневная сутолока на нашем бриге также стихла. По обыкновению, я быстро осмотрел вверенный моему попечению корабль, распорядился потравить цепной канат, убрать трапы и поднять на ванты сигнальный огонь. После всего этого я, наконец, отпустил команду ужинать и спать. Последнего слова только и ждали. Люди порядком поутомились за двенадцатичасовую возню с погрузкой каменного балласта и потому приглашения моего мне повторять не пришлось, так как палуба в 2 —3 минуты совершенно опустела.

 

Прежде чем самому идти спать, я повторил свой обход. Снова убедившись, что якоря в порядке, что огонь на форвантах и что вахтенный на месте, я отправился в свою каюту.

 

Время тогда стояло зимнее и хотя место нашей стоянки находилось в не очень большой широте, но, все-таки, кой-какие холода да стояли. Собственно, холода, в смысле морозов, не было, но сырость стояла над рейдом необычайная. Тумань и мелкий холодный дождик чередовались друг с другом с удивительным постоянством. Особенно донимал нас дождь. Мелкий, холодный, что говорится, насквозь пронизывающий. В эту ночь моросил именно такой дождь. Поэтому я сам с наслаждением расправил свои уставшие члены, лежа в койке и закутавшись до самаго подбородка. Вскоре меня охватил тот мертвый сон, какой знакомь лишь людям моей профессии. Этот сон правильнее было бы назвать небытием, так как для нас, моряков, целая ночь подобного сна длится ровно секунду. Кажется, только что заснул, смотришь—уже утро и вахтенный назойливо дергает одеяло. Поэтому я не могу с точностью определить, сколько времени я спал, пока чей-то отчаянный вопль не заставил меня воспрянуть на своей койке.

 

— Штурман, приехали пожарные! Вставайте! вопил наш вахтенный с фонарем в руке.

— Где пожар? закричал я.

— На рейде пожар, отвечал он равнодушно.

 

Одеться на скорую руку и выскочить наверх — было для меня делом одной минуты. На палубе я натолкнулся на каких-то людей . с фонарями в руках. С правого борта едва чернела во мраке тонкая и высокая труба парохода.

 

— Где горит? было моим первым словом.

— Фрегат «Меркурий». Вы капитан?

— Штурман.

— Давайте нам поскорее людей, сколько можете. «Меркурий» всем заплатить. Отберите помоложе... только ради Бога скорей!..

 

Я поручил это дело боцману, а пока вступил в переговоры с прибывшими. Это были чины доковой администрации. О пожаре дано было знать не более часа тому назад и портовое начальство, не имея возможности собрать рабочих на берегу, решилось прибегнуть к помощи моряков. Судя по беспокойству прибывших, я заключил, что размер несчастья очень велики. «Меркурий» был огромный железный фрегат в 4,000 тонн и представлял собой последнее слово судостроительная искусства. Наружный вид его был не менее замечателен. Я помню, мы, входя на рейд, любовались какой-то изящной черной яхтой с ярко-желтым рангоутом и, только подойдя ближе, убедились, что это наш коммерческий собрат. Легкость и красота очертаний обманули наше зрение. Теперь, отыскивая «Меркурий» по компасу, я тщетно напрягал зрение, стараясь разглядеть хоть малейший признак пожара. Передо мной была абсолютная темнота, откуда на лицо мое сыпались бесчисленные холодные бисеринки дождя. Несколько огненных точек ночных фонарей, — вот и все, что удалось мне увидеть.

 

— Шевелись, шевелись! суетился один из прибывших.— Сколько вас всех?

— Как это так, протестовал боцман, почесывая поясницу и зевая как крокодил. — Чорт меня возьми!.. Ведь мы спать хотим!..

— Заплатят, заплатят, будьте покойны, суетился береговой. — По сту долларов получите.

— Ну, сто—не сто, а по двадцати слупим. Уж будь покоен. Ну, ребята, двигайся!

 

Я накинул на себя непромокаемую куртку и спустился вместе с прочими на буксирный пароход. Сейчас же колеса его заработали и мы помчались по рейду.

 

— На огонь! раздалась команда.

 

Немного погодя перед нами как-то вдруг вырос темный кузов купеческого судна. Там произошла точно такая же история, как и на нашем бриге, и не более как минут через пять мы, забрав еще нескольких человек, пошли дальше тем же торопливым ходом. Таким образом буксир набрал человек пятьдесят и только после этого пошел прямо на пожар. Мелкий дождь моросил, не переставая, холод пронизывал меня насквозь и делался чувствительнее тем сильнее, что впечатление теплой койки было очень недавно. Я спустился в машину. В противоположность наружной непогоде здесь чувствовалось и теплее, и уютнее, несмотря на удушливый запах машинного масла. Ярко освещенная машина сверкала во всей своей чистоте, поршни её работали с лихорадочной быстротой и дверцы топок ежеминутно распахивались для принятия угля, отбрасывая кровавые отблики на машину. Раздался пронзительный звон телеграфа и поршни остановились Мы были у «Меркурия».

 

Когда я выбрался наверх, то мы уже стояли с ним борт- о-борт. Я с напряжением осматривал огромный черный кузов фрегата со всех сторон, но опять-таки нигде не приметил ни малейших признаков пожара. Взобравшись вместе с другими моряками на борт «Меркурия», я сразу попал в толпу моряков, согнанных сюда еще ранее нас. Нас всех собралось никак не менее двухсот. Какой-то коренастый человек, походивший на католического монаха в своем резиновом пальто с капюшоном, стал распоряжаться и делить толпу на группы, но в среде невыспавшихся матросов вдруг проявилась такая медленность и вялость движений, что распорядитель вышел из себя.

 

— Да что же вы спать приехали, что ли? кричал он на них.

— Верно!.. Спать!.. Не желаем работать, послышались сонные голоса.

— Четыре доллара!..

— Десять!..

— Пять.

— Десять.

 

Человек в капюшоне заспорил, но, видя, что с этим людом ему не сладить, круто повернулся и ушел, а моряки преспокойно расселись кто куда и закурили трубки. Стачка меня нисколько не удивила: этого и следовало от них ожидать. Пока они дурили, я пошел осматривать фрегат. Размеры его были поистине огромны и в темноте казались еще большими. Палуба была сажен пятнадцать в ширину и, идя на ней, я терялся словно в большой зале. Высокий рангоут уходил далеко вверх и словно упирался в нависшее ночное небо. Обходя фрегат, я заметил, что все его огромные вентиляторы были вплотную забиты паклей и парусиной, а люки наглухо задраены досками. На капитанском мостике, куда я затем взобрался, стояло несколько людей в резиновых плащах и тут лее был коренастый распорядитель. По нескольким отрывистым словам я заключил, что меледу ними шло совещание. Какой-то человек, судя по походке, очень молодой, порывисто шагал мимо них взад и вперед, лихорадочно куря папиросу за папиросой. Это, как я после узнал, был капитан и владелец «Меркурия».

 

— Ну, что же? Как вы решаете? спросил его человек с капюшоном.

— Чорт возьми! Ведь говорил жее я, что кардиф сам загорается, отвечал он, продолжая  бегать, очевидно, всецело поглощенный своими мыслями и не расслышав вопроса.

— Придется платить, решил распорядитель и спустился на палубу.

 

Магическое слово было произнесено и работа вдруг закипела. Недовольный вид и медленность в движениях вдруг исчезли и сменились лихорадочной деятельности. Собравшихся быстро разбили на группы и разместили их по буксирам, которых собралось не менее тридцати. Затем на борт подали рукава, из которых один достался мне.

 

— Окачивай всю палубу. Где будет пар — туда больше, кричал распорядитель.

 

Признаюсь, я ровно ничего не понимал в его распоряжениях. Стоя на борту, я окачивал часть палубы под своими ногами и все-таки недоумевал: где собственно тут был пожар. Пару не показывалось ровно никакого, но немного погодя я вдруг был охвачен таким невыносимым чадом газовой смолы и еще чего-то неопределённого, что чуть было не бросил рукав на палубу. Но это скоро прошло и убийственная атмосфера сменилась удушливой теплотой, потом и это прошло и все пошло по старому.

 

Кругом лязг двух-трех десятков буксирных помп раздавался не переставая. Несколько человек сверлили палубу какими- то мудреными инструментами и в образовавшееся круглое отверстие вставляли медные наконечники рукавов. Дождь моросил все так лее и мокрая палуба слабо отражала свет нескольких фонарей. Затхлая атмосфера опять вдруг охватила фрегат и несколько человек на борту не выдержали и, бросив рукава, стали отплевываться.

 

— Поддавай, поддавай! кричал коренастый распорядитель, и мерный лязг вокруг фрегата усиливался. Па буксирах, где воздух был чист, продрогшие моряки отогревались работою и понукать их поэтому не было надобности. Неприятная влажная теплота становилась с каждой минутой ощутительнее. В средине палубы высверлили большую круглую дыру и вставили в нее толстый рукав от парового котла одного из буксиров. Мы качаем воду уже битых два часа, но дело, по-видимому, нейдет на лад и все наши усилия оказываются в сущности не более как несколькими каплями воды на разгоревшийся костер. Смрад поднимается все чаще и чаще и стоить гораздо долее, так что еще немного и все мы готовы побросать наше слабое оружие и бежать. Очевидно, конопатка не достигаешь цели, также как и заполнение трюма паром. Приток воздуха где-то существует, помимо вейтиляторов и пазов в палубе. Тем не менее, паровая труба ревела не переставая, а мы продолжали наливать воду в трюм. Так дело длилось до рассвета, который для нас, поглощенных своей работой, подкрался как-то незаметно и скоро перешел в тусклый серенький денек с тем же неизменным холодным дождем.

 

Тем временем невыносимая атмосфера стала охватывать нас почти без перерывов, так что мы должны были прекратить работу и, вынув из щелей свои рукава, спасаться на буксиры. Вслед за этим над палубой «Меркурия» стали взвиваться сначала серые, а потом черные клубы дыма. Буксиры сплачиваются вкруг фрегата и мы, не сходя с них, пускаем наверх струи воды только для очистки совести.

 

— Нет, уж тут ничего не поделаешь, говорить капитан того буксира, на котором нахожусь я.

— Разве так плохо? спрашиваю я.

Капитан хлопает рукой борт «Меркурия» и выразительно щелкаешь языком. Я пробую борт ладонью и рука моя явственно ощущает тепло.

— Это наверху, а что же происходит там, в трюме, говорит капитан.

 

Тут нас охватывает такой невыносимый смрад, что все мы приседаем и задыхаемся.

 

— Буксиры, пошел все на ветер, кричит кто-то.

 

Пароходы поспешно выбираются на свежий воздух и при этом некоторые из них сваливаются между собой, отчего происходит суетня и крики. Мы также отходим в сторону и с облегчением вдыхаем в себя свежий воздух. У якорных цепей фрегата качается большой бот с закопченными фигурами кочегаров. У них в руках зубила и молота, которыми они пытаются отклепать запасный порт в носовой части «Меркурия». Трехдюймовое железо не поддается их усилиям, а тем временем клубы становятся больше, гуще и черней. Они медленно расплываются в сыром воздухе и, обволакивая борты фрегата, скрывают и бот, и кочегаров на нем. Те тоже не выдерживают, лязг прекращается и бот выбирается на чистое пространство. Кочегары отхаркиваются и лица их грязны от слез, смешанных с сажей.

 

— Знаете ли что, обращается ко мне мой собеседник: — через час, много два, нам всем придется удирать.

— Неужели ничего нельзя сделать?

— Да... Будь это деревянное судно, — мы бы давно его утопили, да притом на фрегате поздно спохватились. Теперь надо не допустить его свалиться с другими судами.

 

Кочегары снова пытаются проникнуть в дым, но безуспешно. Дым чернеет и растет до размеров облака, а тут, как нарочно, безветрие, если не считать едва заметные порывы, которые все-таки не могут разогнать дым с наветренного борта. Волей- неволей буксиры и с этой стороны стопорят свои помпы и отходят прочь. Холодный дождик накрапывает с тем же постоянством!», а красивый фрегат изрыгает уже не клубы, а целые столбы дыму. Вскоре раздается какой-то треск и к небу веером взлетает огромный столб дыма, чёрного как сама ночь. Пароходы увеличивают свой круг. Теперь для всех уже ясно, что спасенья фрегату нет. Один из пароходов почище и покрасивее, очевидно, не буксирный. На нем взвивается ряд сигнальных флагов. Сигналы, по-видимому, обращены к стоящему вдалеке белобокому американскому военному корвету, так как на нем тоже полощут едва различимые цветные лоскуты. Треск и шипение на фрегате растут, а вместе с сим увеличивается и количество дыму. По рейду носится паровой катер и снует от парохода к пароходу, при чем чей-то сиплый голос с катера настоятельно приглашает всех расступиться.

 

— В сторону, в сторону. Дайте стрелять мануару! *) вопить он.

 

Военный корвет продолжает переговариваться, а за это время весь фрегат пылает уже огнем и испускает клубы дыма во все стороны, разгоняя сплотившиеся буксиры, как рой докучливых мух. Корвет успокоился, и паровой катер засновал пуще прежнего с теми же воплями.

 

— Ну, теперь будет редкая забава, говорить капитан нашего буксира, вглядываясь в корвет.

 

И точно. Не успели мы порядком расступиться, как борт корвета закутался белоснежным дымом. Вслед за этим по воздуху, быстро приближаясь, пронесся резкий вой снаряда, похожий на пронзительный плач младенца, и перед пылающим «Меркурием» взвился белесоватый столб воды. Только после этого по небу раскатился грохот орудия. Следующее ядро хватило через и в рангоуте фрегата послышался треск. Пустив еще два-три ядра, корвет, наконец, пристрелялся и стал последовательно посылать ядро за ядром, которые с глухим треском оканчивали свой полет в погибающем корабле. Но «Меркурий» упрямо стоял и горел, не обращая внимания на ядра. Корвет смолк и принялся снова переговариваться с нашей флотилией. Опять тот же надоедливый катер засуетился по сторонам, прогоняя пароходы подальше. Недоумевая, в чем дело, я обратился за разъяснением к моему словоохотливому капитану.

 

— Да уж, видно, ядрами не утопить эту громадину, отвечал он. —Вероятно, будут стрелять чем-нибудь другим, а то ведь скоро цепи разварятся.

 

Тем же порядком корвет задымил и послал новый снаряд. Тот же визг, но гораздо тоньше и острее первых, пронесся по воздуху. В ответ на него с фрегата раздался оглушительный треск и удар вместе и высоко к небу брызнул целый фонтан всяких осколков. Второй снаряд попал в самую середину пожарища, судя по оглушительному взрыву и той туче мелких осколков, осыпавших рейд далеко вокруг места пожара. Непосредственно вслед за этим на фрегате раздался пронзительно гудящий рев и струя пара прорвала черное облако. Корвет прекратил пальбу, да и в ней более не было надобности. «Меркурий» получил смертельную рану и теперь погибал, очевидно. Он весь склонился на правую сторону и ревел все сильнее и сильнее и, как мне почудилось, все жалостнее и жалостнее, простирая к небу свои закоптелые и искалеченные члены, словно вопия о несправедливости своей судьбы. Теперь, когда очертания его корпуса прорывались сквозь клубы пара, нам всем морякам просто больно было смотреть на этого некогда красавца,— до того он был исковеркан и обезображен ядрами и взрывами. Для нас не могло быть зрелища печальнее, как вид этого огромного фрегата, который медленно шел ко дну, испуская жалобный рев. Но его агония длилась не долго. Брешь была сделана так удачно, что через четверть часа его не стало. Рев сменился шипением и клубы пара заволокли место пожара на добрый кабельтов вокруг. Никто из нас не видел, как он погрузился в воду Шипение стихло, перешло в какое-то клокотание, сначала громкое, а потом постепенно ослабевавшее. Наконец все стихло и огромное облако пара стало медленно расползаться и таять. Все было кончено. Когда пар достаточно поредел, то на месте «Меркурия» глазам нашим представилась мелкая бесшумная зыбь единственная свидетельница его последней минуты.

 

Потом об этом много говорили. С «Меркурием» сгорело угля до 4.000 тонн.

 

Фрегат пробовали было потом поднять, но его снесло течением на 160-саженную глубину. Таким образом, красавец фрегат погиб окончательно преждевременной и не морской смертью.

 

автор - Л. Чермный.

 

 

А Н А Т О Л И Й    П Е Т Р О В И Ч    П А С К И Н

(С-Петербургский бранд-майор).

 

Пожарная команда в Петербурге по справедливости считается одною из первых не только в России, где она играет первенствующую роль, но и в Западной Европе. Подбор людей, их молодецкая работа, неустрашимость и замечательная дисциплина, прекрасный обоз и образцовые инструменты выдвигают вполне по заслугам петербургскую команду на первое место в ряду одно родных с нею учреждений. Команда эта известна и за границей, где специальная периодическая печать посвящает описанию её целые столбцы. Своим выдающимся положением петербургская команда обязана неутомимой энергии, распорядительности и глубоким познаниям своих бранд-маиоров; настоящий же в течении десяти лет своей службы сумел улучшить ее и возвести на занимаемую ею теперь высоту.

 

А. П. Паскин известен не только как бранд-майор, но и как воин, участвовавший в боях, и как человек, не лишенный литературного таланта. Он написал несколько сочинений, из которых выдаются «Свод существующих постановлений и правил для обучения молодых солдат в пехоте», затем исторический очерк: «Об основании и заслугах лейб-гвардии Московского полка с 1811 по 1875 год». Сочинение это было поднесено им Августейшему Шефу полка. Во время кампании 1877 — 78 гг. он вел походный дневник, извлечения из которого под названием «Из походных записок строевого офицера» были напечатаны в 4 и в 6 томах «Сборника военных рассказов» кн. Мещерскаго. Записки эти составляют пока единственный в своем роде исторический материал об участии полка в этой славной кампании.

 

А. П. Паскин родился 27 ноября 1842 г. Отец его, начавший службу в строевых гвардейских офицерах, умер в чине генерал-лейтенанта, занимая должность начальника штаба отдела корпуса внутренней стражи, когда А. П. было десять лет. Круглым сиротою он, по воле Императора Николая I, был определен в 1-й кадетский корпус до открытия вакансии в Пажеском корпусе, куда и был переведен в 1855 г., а 16 июня 1860 года произведешь из камер-пажей в прапорщики л.-гв. Московского полка, где прослужил 21 год, и 16 июня 1881 г., в чине полковника; по распоряжению главнокомандующего войсками гвардии и с.-петербургскаго военного округа великого князя Владимира Александровича был командировать в распоряжение с.-петербургского градоначальника. Во время службы в полку участвовал в кампаниях: при усмирении польского мятежа в 1863 — 64 г., при чем за дело 4-го апреля 1863 г. в Жижморском лесу награжден орденом св. Анны 4-й ст. с надписью: «за храбрость» и в турецкой кампании 1877 — 78 г., во время которой командовал 4-м батальоном полка (сформированным из строевых рот). За эту кампанию А. П. получил следующие награды: за 10-дневное пребывание под огнем неприятеля и плевненских батарей на Трнинской позиции и за постройку редута ген. Мирковича—орден св. Анны 2-й ст. с мечами; за участие во взятии укрепленной Правецкой позиции, рекогносцировки Орханийскаго лагеря и занятие деревни Врачеш— орд. св. Владимира 4 ст. с мечами и бантом; за переход через Балканы и сопряженные с ним военные действия—золотую саблю с надписью «за храбрость»; за дела: под деревней Симчина, Татар-Базарджиком и трехдневный бой под Филиппополем - орден св. Владимира 3 ст. с мечами. Состоя бранд-маиором, А. П. Паскин в 1888 г. Всемилостивейшее награжден бриллиантовым перстнем с вензелевым изображением имени Его Императорского Величества, а во время пребывания в полку ему был пожалован также бриллиантовый перстень с вензелевым изображением имени Шефа полка великого князя Алексея Александровича, и Высочайший подарок покойного Императора Александра II за составление вышеупомянутого свода для обучения молодых солдат в пехоте. Кроме того, А. П. Паскин имеет и иностранные ордена: черногорский «Князя Даниила I» 3-й ст., французский «Почётного Легиона» — офицерский крест, японский «Восходящего солнца» и персидский «Льва и солнца» 2-й ст. со звездою.

 

А. П. назначен был исправляющим должость бранд-майора 20 августа и утвержден в этой должности 24 ноября 1882 г. Состоя на этой службе, он имел счастье представлять с.-петербургскую пожарную команду Государю Императору по тревогам, поданным по приказу Его Величества во время Высочайших смотров войск в 1886 и 1890 годах.

 

Пожарная команда была неоднократно показываема, как образцовое учреждение, и высокопоставленным иностранным гостям. Смотры ей делали: японский принц, дядя нынешнего императора Японии, нынешний император германский Вильгельм, тогда еще бывший сыном наследного принца, австрийский принц, брат императора австрийского, князь черногорский Николай, наследный итальянский принц, король сербский Александр и др. высокопоставленныя лица, а также контр-адмирал французской эскадры Жерве и, между прочим, по поручению своих правительств, знакомились с устройством команды: миссия Парижского полка пожарных саперов, имея во главе своего командира полковника Рюисен, и швейцарский делегат полковник Божан.

 

За время службы А. П. Паскина бранд-майором в с.-петербургской пожарной команде сделана масса улучшений и новых приобретений, из которых м перечислим только главнейшие.

 

В виду разрастания города сформирован самостоятельный резерв на Александровской ул. на рубеже частей Выборгской, Охтенской и Полюстровскаго участка; сформирован другой отдельный резерв «Заставный», помещающийся ныне в бывшем караульном доме у Московской заставы; выстроено здание Васильевской части; не годное для жилья здание Охтенской части заменено новым помещением для команды в доме, уступленном охтенскою управою, причем пристроены каменные конюшни и трубная и возведена железная каланча типа маяка, обшитая на случай бури и снега корабельными досками по войлоку и снабженная трубою для служебных переговоров с казарменным помещением служителей. Такого же типа каланчу предполагается поставить с открытием строительного сезона и на здании заново отремонтированного помещения Литейной части. В виду того, что в Лесном Корпусе и около Удельной станции остается жить на зиму много дачников, устроен постоянный «Лесной» резерв, выделенный из Коломенской части. Для обеспечения дачников Крестовского острова на лето устанавливается там резерв, вместо прежнего помещения на Елагином острове. Пожарный пароход, стоявший у домика Петра Великого, переведен на постоянную стоянку на берегу Новой деревни у самого центра густо населенной местности. Один из пароходов «Таракановка» — старый, тихоходный и постоянно опаздывавший на пожары, заменен новым «Полундрою». Для Васильевской части выписана из Англии новая паровая машина; такая же новая машина помещена в обоз Казанской части; старая же машина этой части переведена в Рождественскую часть. Существует и запасная паровая машина, которая летом стоить в резерве в Новой деревне, а во время масленицы и на Святой неделе, на время балаганов, устанавливается на Царицыном лугу. В 1891 г. графом А. Д. Шереметевым подарена с.-петербургской команде одна из его паровых машин. В итоге получается 8 больших машин, вместо бывших 5-ти.

 

Изобретены также новые высокие лестницы. Самая большая прежнего типа была длиною 9 саж. и 2 арш. Пожарное депо изготовило механическую пожарную лестницу, поднимающуюся на высоту 12 саж. Лестница эта работает с 1883 г. и постоянно находится при обозе Александро-Невской части. Второй экземпляр такой же лестницы построен для Спасской части, а третий изготовляется к пожарной выставке и затем поступить в работу.

 

Для обеспечения трубников во время работы на близком расстоянии от огня введены небольшие войлочные ручные щиты. Как много пользы приносят они людям, видно уже из того, что их часто приходится менять: они разрушаются от жара. Заведено также, чтобы старшие трубник и топорник имели при себе на пожаре веревку в 15 саж. длины. На ней поднимается вверх рукав и при её же помощи могут быть спасаемы люди, застигнутые огнем на крыше или в верхних этажах. Заведение машин и новых резервов вызвало и увеличение числа лошадей в команде. Вместо положенных по штату 381, их содержится теперь более 400.

 

Число электро-сигнальных аппаратов для извещения о возникающих пожарах (пожарный звонок) тоже значительно увеличено со 140 бывших в 1882 году на 333 к 1 января 1892 года.

 

Не останавливаясь долее на перечислении улучшений и нововведений в с.-петербургской команде, один короткий перечень которых достаточно красноречиво говорит сам за себя, мы можем высказать только пожелание, чтобы полная энергии и плодотворная деятельность А. П. Паскина продолжалась как гарантия безопасности от огня и как образец, для юных еще в России пожарных команд — как можно подольше.

 

 

П О Ж А Р Ы    В    П Е Т Е Р Б У Р Г Е

 

 

По отношению к пожарам первые два месяца нынешнего года нужно считать счастливыми. Благодаря целой сети пожарных электрических сигналов, устройством которых столица обязана неутомимой энергии и настойчивости с.-петербургского бранд-майора А. П. Паскина, число крупных пожаров не велико. В январе более или менее значительных несчастий этого рода было только два. Сообщаем о них некоторые краткие подробности.

 

— В 5 часов утра, 3 января в Коломенской части по набережной реки Пряжки и Заводской улице вспыхнул водочный завод Бекмана. Пожар начался в спиртоочистительном отделении и отсюда быстро распространился по всему зданию, охватив все четыре этажа. Рядом помещался двухэтажный каменный дом, в котором хранился большой запас спирта. Прибывшие пожарные команды немедленно и энергично принялись за дело и направили большую часть своих усилий на то, чтобы отстоять этот склад спирта, которому угрожала сильная опасность. Главное здание спасти оказалось невозможным несмотря на дружную работу четырех частей и двух паровых машин. С него быстро была снята крыша; все же находившееся внутри, сгорело, так что к концу пожара остались только одни стены здания. Пожар сопровождался постоянными взрывами спирта. Склад отстояли. Этим была предотвращена страшная опасность для всей окружающей местности, потому что, загорись такое громадное количество алкоголя, пожар мог бы разрастись до грозных размеров. Убытка показано 60 тысяч рублей. Заводь застрахован в Северном Страховом Обществе. Причину пожара относят к взрыву спирта. При этом не обошлось без несчастия: в спиртоочистительном отделении работал мастер Антон Вейденбаум; взрывом спирта его оглушило до такой степени, что его вынесли из горевшего завода в бессознательном состоянии с сильно опаленными волосами на бороде и на голове. В таком виде его и отправили в больницу.

 

— В ночь на 21 января загорелся в Чекушах, на Васильевском Острове, по Кожевенной улице кожевенный заводь Брусницына—под № 30. Первоначально огонь показался в теплом помещении, служившем сушильней, и отсюда скоро перешел на соседнее трехэтажное здание завода, помещавшееся во дворе, и на одноэтажный дом, выходивший фасадом на улицу, в котором находились контора и столовая для рабочих. Дул сильный ветер. Пламя перебрасывало с одного горевшего здания на другое. Борьба с огнем становилась очень затруднительною. Были вызваны 10 частей и 4 паровые машины. Все усилия были направлены к тому, чтобы по возможности отстоять соседний же заводь купца Владимирского. Из горевшего завода спасали кожи, вытаскивая их прямо на улицу и сваливая в безпорядке в кучи. Все загоревшееся здания завода сгорели до тла. Пожар этот не обошелся без несчастия: вместе с крышей флигеля сушильни провалился в огонь и сгорел пожарный Васильевской части. Несмотря на тщательные поиски, труп его в развалинах не был найден совсем. Убыток обвялен в 350.000 руб. Заводь застрахован в Российском Страховом Обществе в 374 тысячи руб.

 

— В тот же день на Глухоозерской улице произошел второй пожар, в доме № 10 Виноградова. Загорелся дом, в котором помещалась шляпная мастерская домовладельца; отсюда огонь перешел на смежный сарай. Оба строения сильно обгорели и разобраны пожарными.

 

— В феврале, в 5 часов пополудни 14 числа, вспыхнул пожар на углу Казанской ул. и Вознесенского пр. в свечной лавке Быкова. Огонь возник от лопнувшей лампы и быстро принял широкие размеры потому, что загорелся керосин, предназначенный для продажи. Когда прибыли пожарные команды, вся внутренность лавки была уже в огне. Товара спасти удалось очень немного. Огонь выбился и на лицевую сторону фасада и достигал до окон третьего этажа. Над ловкою в верхнем этаже помещался магазин портного Москалева; в его квартире от пожара полопались зеркальные стекла. Портновский товар его был застраховать в 10 тысяч руб. в Обществе «Саламандра» и довольно ощутительно пострадал от дыма. Свечная лавка Быкова выгорела вся и убыток обвялен до 2 тыс. руб. Товар же был застрахован только в 1500 руб. в Обществе «Москва». Самый дом, принадлежащий страховому Обществу, застрахован в Обществе «Россия».

 

— В тот же день, в шестом часу утра, на углу Могилевской и Садовой в д. № 74 — 11 сгорела лавка еврея Пупса. Товара в лавке было очень мало. Причина пожара не выяснена.

 

— В среду, 19 февраля, в 1 часу пополудни, вспыхнул пожар на Петербургской стороне, по Лахтинской улице. Горел двухэтажный деревянный дом, принадлежащий г-же Микулиной. Первоначально огонь показался в одной из квартир 2-го этажа, занимаемой великобританским подданным Букналь, и вскоре после этого пламя распространилось по всему верхнему этажу и проникло, затем, на чердак. На пожар примчались пожарные команды от нескольких частей и, первым делом, сорвали железную крышу. Тем не менее, при неустанной и дружной работе команды, спасавшей в то же время имущество квартирантов, весь верхний этаж, с находившимся там имуществом Букналь, сделался жертвою огня. Спустя 5 часов, пожар удалось, наконец, прекратить. Убыток по дому, застрахованному во Взаимном страховом обществе в 23 тыс. рублей, простирается на сумму до 15 тыс. руб.; - имущество Букналь застраховано в первом Российском страховом обществе всего в 8 тыс. руб.; между тем, убыток от сгоревших ценных предметов простирается до 15 тыс. руб.

 

— В воскресенье, 23-го февраля, в 10 часов утра, произошел пожар в Апраксином рынке, рядом с здание м Малого театра. Сгорел склад посуды Н. Е. Кузнецова, в доме № 61, по Фонтанке, купца Линевича, примыкающем к другим торговым корпусам рынка выходящим на Фонтанку. Прибывшим пяти пожарным частям, работавшим с помощью двух паровых машин, с трудом удалось отстоять соседнюю с горевшим складом москательную торговлю, но остановить огонь в складе Кузнецова было невозможно. Склад выгорел, железная крыша снята пожарными Товар в складе не был застрахован. Убыток, по предположению владельца, равняется 30.000 р. Самый дом Линевича застрахован в Северном страховом Обществе в 100.000 руб. Убыток по дому заявлен в 10.000 руб.

 

— В понедельник, 24 февраля, в 12 часов дня, вспыхнул пожар в Новой деревне, по Набережной улице. Загорелась деревянная двухэтажная жилая дача, № 91, петербургского ремесленника Ивана Гюпнер. В доме этом, в нижнем этаже, помещалась мелочная лавка купца Гусева, так же как и дача, сделавшаяся жертвою пламени. Борьба с огнем, быстро охватившим всю дачу, сделалась невозможною и дача сгорела до основания. На пожаре работали пожарные команды от трех частей с одним резервом, почему и удалось отстоять соседние деревянные постройки. Дача застрахована в обществе «Волга» в 6.500 р., товар же, находившийся в лавке и большею частью сгоревший, не застрахован.

 

— На рассвете, произошел пожар на Выборгской стороне, по Полюстровской набережной р. Б. Невы. Горело одноэтажое каменное здание на меднопрокатном и трубном заводе под № 33 — 35. В здании этом помещалась химическая лаборатория; огонь успел проникнуть под крышу и угрожал охватить соседние постройки. Boвремя прибывшими пожарными командами дальнейшее распространение огня было приостановлено; смежное здание, занятое литейною мастерскою, также удалось отстоять. Завод застрахован, а убыток простирается на сумму до 10 тыс. руб.

 

— В 8 ч. вечера, произошел еще один пожар в Нарвской части: загорелось на Путиловском заводе, где была охвачена огнем дощатая паровая кочегарня-особняк, служившая для отопления вагонной мастерской. Кочегарня сгорела до основания. Причина пожара—вспламенившиеся стружки от выпавших из топки углей.

 

 

П О    Р О С С И И

 

 

Воронеж. Страшный пожар опустошил 17 января храм в Митрофаниевском монастыре, в котором покоятся мощи святителя Митрофана. Загорелось в церкви, в дымовой трубе. Огонь, поднимаясь по ней вверх, перешел на деревянные куполы кровли. Куполы эти рухнули и увлекли за собою несколько пожарных. Одни из них оказались убитыми, другие — тяжело ранеными и изувеченными. Мощи святителя и драгоценная утварь храма были спасены: братия монастыря успела перенести их в соседний — Архангельский собор при самом начале пожара. Мы прилагаем рисунок собора, снятый после пожара, после того как рухнули купола. Рисунок заимствован из «Моск. Лист.».

 

журнал

 

Москва. 12 февраля, в Ш часу вечера, во вновь строящихся верхних торговых рядах на Красной площади, под первым проездом от Ильинки, произошел пожар. Под сводами, устроенными у ворот, под которыми помещается кузница, загорелись балки и дощатая настилка, положенные для предохранения сводов, где огонь и начал распространяться, но пожарными командами трех частей огонь был потушен. Убыток в известность не приведен.

 

— 15 февраля, в 9 часов утра, вспыхнул большой пожар на Девичьем поле, на обойной фабрике торгового дома В. В. Шулейкина и И. С. Егорова. Загорелось внутри главного каменного трех-этажного корпуса, в котором помещалось самое производство. Благодаря обилию горючего материала и отсутствию внутренних поперечных каменных стен—огонь с неимоверной быстротой распространился по всему корпусу. Пожарные, страшно рискуя собой, лезли в самый огонь. Один из них, долго работая в средине третьего этажа, угорел от жару и дыму и был вытащен оттуда на руках в бесчувственном состоянии. Брандмейстер Арбатской команды повредил себе глаза от сильного жара и дыма. Пожарного Пречистенской части Гаврила Абрамова, 36 лет, придавило тяжеловесной балкой, ушибившей ему голову и грудь. Ствольщику Пресненской части ушибло голову и левую руку. Пожарный Пресненской части получил ушиб груди. Помощнику брандмейстера Пятницкой части упавшим бревном пришибло каску и удар отозвался на голове. Такой же ушиб получил пожарный Якиманской части. Тушение пожара продолжалось до вечера. Несмотря на все усилия, от всего корпуса остались одни только стены. Нутро его со всеми машинами и товарами выгорело до тла. Сгорело также и котельное отделение, где стояла паровая машина. Все постройки фабрики, принадлежности, товар и материал застрахованы в «Русском обществе» в сумме свыше 200.000 р. Убыток, причиненный пожаром, еще не выяснен, но по приблизительному расчету простирается до 100.000 р.

 

-    Во время пожара 17 февраля в Пассаже Постникова на чердаке найдены были склады тюфяков, мебели, порожних деревянных ящиков и разной домашней рухляди. В виду этого по приказу московскаго обер-полицеймейстера были полицией осмотрены чердаки всех домов в Москве.

 

— Во вторник, 18 февраля, в исходе 10-го часа вечера, вспыхнул пожар в районе 1-го участка Мещанской части, на Большой Спасской улице, в двухэтажном смешанном доме мещанина И. Я. Кондратьева. Общий убыток от пожара простирается до 25 т. р. Дом Кондратьева застрахован в 1-м Российском страховом обществе в 16.850 р.; имущество же его, котораго по его словам было на сумму до 15 тыс. руб., застраховано не было. О причине пожара производится дознание. На этом пожаре в первый раз применен новый способ передачи распоряжений обер-полицеймейстера пожарным командам посредством сигнального рожка. Трубач находится при обер-полицеймейстере и подает согласно его распоряжению соответствующий сигнал. Впоследствии такой же трубач будет находиться при бранд-майоре.

 

Одесса. Пароход «Сураханы», прибывший в Одессу с грузом керосина из Батума, по словам одесских газет, потерпел аварию. Вследствие сильной качки, бочки с керосином, находившаяся на палубе, пришли в движение и начали ударять о борты парохода. Все усилия остановить их движение оказались тщетными. В то же время бочки, лежавшие вблизи машинного отделения, разбились и керосин попал в машину, где моментально воспламенился. Капитан сильно испугался и приказал залить машину водой. Таким образом, пароход остановился среди бушующей стихии, не имея возможности продолжать свой путь. Попробовали поставить паруса, но они тотчас были сорваны бурей. Так как оставаться долго в таком положении было сопряжено с опасностью, то капитан и распорядился, чтобы все бочки, находившиеся на палубе (около 200), были выброшены в воду. Лишь тогда машина была опять пущена в ход. На пути пароход зашел в Новороссийск, где объявил аварию.

 

— Ночной сторож, обходя 22 января, около 10 час. вечера, дома на углу Еврейской и Екатерининской улиц, заметил дым, выходивший из ресторации при доме Айзмана. Лишь только сторож подошел к дверям, как изнутри послышался взрыв и сторожа откинуло на мостовую; двери и окна также были отброшены на далекое расстояние. Тотчас дали знать в бульварный участок, откуда прибыла пожарная команда и бранд-майор Болтин. Так как огонь в помещении ресторации принимал большие размеры, то были вызваны остальные пожарные команды, общими усилиями которых пожар был скоро потушен.

 

— В пятницу, 15 февраля было два пожара, при чем на одном из них полицию задержаны два человека по подозрению в поджоге.

 

— Уфа. 31 января, в 2 часа дня, сгорел до основания городской зимний театр. Пожар начался в уборной, где хранились маскарадные костюмы, и с необычайной быстротой перешел на сцену, где загорелись кулисы и занавес, затем пробрался в партер и ложи. Спасти декорации и костюмы, которых было очень много, не было никакой возможности, так как страшный дым моментально охватил все здание театра, да к тому лее в театре никого и не было: после только что кончившейся репетиции все актеры разошлись по домам или сидели в буфете, который находился в отдалении от партера. Отсутствовал даже сторож театра. Огонь был уже замечен тогда, когда дым повалил в буфет. На первых порах, актеры, догадавшись, что театр горит, растерялись и начали кидаться в разные стороны: кто в партер, кто на сцену, кто в уборную. Дым застилал им дорогу, и они, почти обезумев, выбежали из театра, захватив с собою вырученные от продажи билетов деньги, и начали кричать: «горит театр!» Но и без этого крика пожар был уже известен всему городу. Дым застилал несколько улиц... Из буфета вынесли только несколько бутылок вина и несколько столов. Когда приехала пожарная команда, театр уже почти сгорел, отстаивать было нечего, все-таки начали тушить огонь из разорванных машинных рукавов. Затем, оставив театр, начали отстаивать другие дома, которые стали дымиться. Пожар кончился к 7 часам вечера. Театр застрахован, по слухам, в 16.000 руб. Костюмов и декораций, принадлежащих труппе и незастрахованных сгорело на сумму около 2.000 руб. Весь же убыток не определен. Пожар произошел, по рассказу сторожа, от неосторожного обращения с бенгальским огнем, который был положен около топившейся печки. Положение труппы очень печально, так как сборы были вообще плохи. Труппе разрешено доканчивать сезон в общественном собрании. (В. В.).

 

Лодзь. 31-го января, утром, сгорела 13-я по счету в продолжены года фабрика Винера. Несмотря на энергичные действия вольной пожарной команды, пожар истребил все до тла, так что убытки простираются до 180.000 рублей. 200 человек рабочих осталось без дела. О причине пожара производится строжайшее дознание.

 

— 6-го февраля там же сгорела, уже четырнадцатая по счету, фабрика Кона. Убытки от пожара достигают 70.000 руб. Причина пожара неизвестна.

 

— Во вторник, 19 февраля, в Лодзи произошел большой пожар. Горела одна из красилен хлопчатобумажных изделий, принадлежащих акционерному обществу под фирмой И. К. Познанскаго. Ddennik Lodzski сообщает, что все частные пожарные команды, явившиеся на место пожара, принялись лишь за локализацию огня, так как пылавшая часть здания на столько была охвачена огнем, что спасти ее не представлялось возможности. Убыток от пожара достигает 100.000 р.

 

— Ростов-Ярославский. 1 февраля, в 4-м часу дня, вспыхнул пожар в доме церковно-служителей Борисоглебской церкви в квартире сторожа. Сначала показалось сильное пламя, сменившееся затем густым дымом, что и дает повод предполагать, что было пролито какое-либо легко-воспламеняющееся вещество. Подоспевшей пожарной командой распространение огня было быстро прекращено, но пожар оставил по себе тяжелое воспоминание: сгорел мальчик лет 8-ми, сын сторожа. В «Ярослав. Губ. Вед.» сообщают, что в квартире сторожа оставались одни дети без присмотра старших; от их неосторожного обращения с огнем и вспыхнул пожар; все дети успели выбежать, кроме несчастного мальчика, который, задыхаясь, завернулся в одеяло и забрался под кровать, где и сгорел.

 

— Бауск (Прибалт, губ.). «Р. В.» пишут, что в ночь на 3-е февраля в Бауске сгорело громадное строение купца Горшовича, в котором помещались мельница, шерсточесальная, прядильня, ткальня и лесопильня, которые все приводились в движение водою посредством 5 турбин. Пожар начался в шерсточесальне от неизвестной причины и, быстро распространившись, в продолжение нескольких часов уничтожил все здание, которое было застраховано в 29.000 руб.

 

Киев. В ночь на 6 февраля в верхней кухне контрактового дома вследствие неисправности кухонной печки загорелся пол. К счастью, пожар был вовремя замечен содержателем буфета, который и поспешил уведомить о начале пожара Подольское от- деление пожарной команды. Огонь был скоро потушен, и среди контрактовых торговцев не произошло особенного переполоха; причиною этого пожара, как оказалось, были крысы. Неутомимые грызуны образовали в полу под печью большое отверстие и прогрызли пол печи. Когда печь была затоплена, угли посыпались в прогрызенную дыру и воспламенили доски. Сообщая это известие, «Киевлянин» отмечает, что городская управа, получая с контрактоваго дома очень солидные доходы, не позаботилась даже о том, чтобы обезопасить имущество торговцев на случай пожара. В контрактовом доме нет ни одного водопроводного крана, По этому поводу возникла переписка. Член управы г. Картавцев напечатал в «Киевл.» письмо, в котором доказываете, что сообщение это не верно; в контрактовом доме имеется водопроводу краны и пожарные рукава, что может видеть каждый, кто обладает кроме досужей фантазии нормальным зрением. Все пожарные приспособления в контрактовом доме сделаны еще по указанно бывшего бранд-майора Пилипенко, а в нынешнем году усовершенствованы ѵказаниями нынешнего бранд-майора Козловскаго. На деле же оказалось, по словам той же газеты, что 6-го февраля, т. е. на другой день после пожара в контрактовом доме, пристав Подольского участка донес рапортом полицеймейстеру об отсутствии здесь противопожарных приспособлений: городская управа ограничилась устройством только лишь двух кранов, не снабдив их пожарными рукавами. Таким образом, в день пожара в контрактовом доме были только два крана, но вовсе не было пожарных рукавов, которые привешены к кранам только на другой день после пожара.

 

— В начале первого часа ночи 9 февраля над Подолом появилось громадное зарево, осветившее горизонт на большом пространстве. В усадьбе купца Маркуса Блюмберга горел двухэтажный деревянный флигель. Несмотря на своевременное прибытие всех отделений пожарной команды, флигель сгорел до основания, а вместе с ним сгорело и движимое имущество квартирантов. Убыток от пожара, понесенный домовладельцем, определен в 6 тыс. руб. (Киевл.).

 

Кобрин. Гродненской губ., 10 февраля. На-днях, в деревне Воловне, Кобринского уезда, крестьянка этой деревни, Агнешка Авдюкова, положила спать на русскую печь свою шестилетнюю дочь и ея десятимесячного братишку, а когда печь была сильно истоплена, то возле спавших на печи детей она разложила для сушки конопляную паклю; сама же пошла работать на господский дом. От сильнаго тепла, пакля начала тлеть. Работавшие на дворе дворовые крестьяне поспешили в избу, чтобы загасить паклю, а один из крестьян побежал дать знать о случившемся Авдюковой. Крестьяне, не умевшие обращаться с тлевшею палею, разбросали ее по всей избе. Разбросанная пакля загорелась пламенем, которое охватило всю избу; начался пожар. В это самое время прибежала Авдзсюкова. Вспомнив о детях, она бросилась в избу. Схвативши детей на руки, она направилась было к выходу, но, потеряв сознание, упала посреди хаты, в самое сильное пламя. Вскоре огонь был погашен, но оба ребенка были уже мертвыми, сама же мать находилась в бессознательном состоянии. Ей немедленно была оказана медицинская помощь, но бедная женщина, не приходя в себя, скончалась на другой же день в страшных мучениях.

 

Севастополь. 16-го февраля, в адмиралтействе Рус. общ. п. и т., в двух-этажном здании, в котором помещается контора произошёл пожар в подвальном этаже—в помещении архива. От этого пожара пострадали архивные дела.

 

Киев. Г. киевский губернатор обратился к городскому голове с предложением, в котором сказал, что население Киева более чем удвоилось, так как уже в 1890 г. в городе числилось 180.411 человек, площадь города значительно увеличилась и сооружено много обширных казенных и общественных зданий; на практике выяснилось, что нынешняя пожарная команда далеко не удовлетворяет своему назначению. Рассмотрев представление киевского бранд-майора об устройстве 5-го пожарного отделения на Куреневке, г. киевский губернатор находит с своей стороны настоятельно необходимым увеличить пожарную команду и предлагает вопрос о 5 пожарном отделении, как вопрос первой важности, внести немедленно на обсуждение думы.

 

— На Закаспийской дороге 9 января сошел с рельсов товарный поезд. 10 вагонов разбиты, 1 сгорел и скоро огонь охватил все 36 вагонов и перешел на станционныя здания. Убито около 10 чел., ранено много.

 

— 3 января в Российском консульстве в Асхабаде произошел пожар. Касса, архив и большая часть казённого имущества спасены. Сгорели почти все вещи консула.

 

З А Г Р А Н И Ч Н Ы Е    И З В Е С Т И Я

 

 

— Начальник лондонских пожарных команд капитан Chaw оставил свой пост и вышел в отставку ко всеобщему сожалению. Он отказался от службы, желая провести остаток своих преклонных лет на покое. При проицальном чествовании ему сделан был целый ряд оваций. Пожарные команды поднесли ему серебряные канделябры и его жене—бриллиантовую диадему. Королева Виктория наградила его за долговременную и полную опасностей службу орденом Подвязки и назначила ежегодную пенсию в 2000 фунтов стерл. На его место назначен Джемс Секстон Снжондс.

 

— В январе нынешнего года в  сгорел Teatro Leone. Пожар начался в пустом театре за два часа до начала спектакля.

 

— В Ливерпуле сгорел главный склад нитяной пряжи. Все товары помещались в семиэтажном здании. Убытки исчислены в 80.000 фунт, стерл.

 

— Из Вены сообщают, что недавно в курьерском поезде, шедшем из Бухареста в Брайну, произошел пожар. Загорелось в вагоне 1-го класса, от печи; пассажиры в числе 20 человек спали и 18 из них умерли от угара и дыма.

 

— В Фридериксберге (Дания) сгорела недавно центральная типография. Погибло много манускриптов и дорогих книг. Потери определены в 100.000 франков.

 

— В самый канун нового года (12 января нового стиля) во Франции, близ Гавра, сгорело знаменитое своими ликерами аббатство Фекан, прославившееся шартрезами и бенедиктином. По словам французских газет, пожар первоначально был замечен в столярной мастерской ночными сторожами в третьем часу ночи. Мастерская эта принадлежала ликерному заводу Легран. Бенедиктин—вещь далеко не новая. Происхождение его относится к 1510 году и изобретателями его были действительно бенедиктинцы аббатства Фекан. Леграну пришла в голову мысль порыться в архивах старинного аббатства, и в результате своих изысканий он объявил, что нашел секрет приготовления напитка. Он принялся за фабрикацию ликера, имел значительный успех, и в 1876 году составилось под его управлением акционерное общество, развившее фабрикацию бенедиктина. Аббатство было перестроено, при чем были приняты меры к возможно более верной реставрации его; не были забыты ни капелла, ни даже статуи святых, и памятник этот представляет немалый интерес для туристов.

 

Сын Леграна, узнав о пожаре, тотчас же бросился в контору своего отца, чтобы спасти несгораемый сундук и различный ценности. Едва успели сделать это, как пламя охватило контору, затем склады, где производилась разливка в бутылки, и помещение Леграна, который в то время находился в По. Вскоре загорелись и остальные части завода. Местная полярная команда тщетно старалась предупредить дальнейшее развитие пожара, борьба с которым затруднялась тем, что вода в водопроводных трубах замерзла. Из Гавра подоспел паровой пожарный насос, действовавший успешно; но стены зданий одна за другой рушились, как карточные домики. К месту пожара сбежались толпы жителей Фекана, оъбятых паникой при виде страшного бедствия, которое грозило распространиться и на соседние улицы. Днем пожар начал как будто стихать, но в два часа он опять стал увеличиваться. Пламя охватило склад, в котором хранились ящики с бенедиктином. В складе завода было 200.000 бутылок бенедиктина, а в погребах до 1.500 гектолитров спирта. Кладовыя удалось спасти, но ликер весь погиб. Взрыв следовал за взрывом; все здания разрушены. От аббатства к гавани во время пожара текли потоки пылавшего ликера, так что суда были в большой опасности, пока не удалось приостановить эти потоки. К вечеру пожар удалось локализировать, но окончательное прекращение его последовало только через несколько дней. Убытки от пожара определяются около 2.000.000 франков; но они, по всей вероятности, покроются страховой премией. Завод будет возобновлен и мир не лишится ликеров, но самое аббатство понесло громадные убытки и несколько сот рабочих до реставрации завода осталось без работы.

 

— В Англии, в Leeds 13 января вспыхнул пожар на вокзале лондонской северо-западной железной дороги. Тут же рядом на площади расположены еще два вокзала других линий. Пространство между ними занимают кладовые с товарами: салом, мылом, керосином и водкой. Подехать пожарным к зданиям почти не было возможности. Через два часа с страшным шумом и трес ком обрушились стены. В огне погиб один из пожарных. Движение пассажирских поездов было затруднено: поездам приходилось делать большой оъбезд. Убытки исчислены в 200.000 ф. стер л.

 

— В ночь на 17 января в Риме сгорел до тла один из лучших домов вечного города Piazza di Spagna. Пожарные трубы оказались так неисправны и команда так плохо организована, что отстоять здания не удалось. Убыток от пожара исчислен в 1 миллион лир. Прошел добрый час прежде нежели команда отыскала водопроводный кран. Отыскали кран — оказалось, что нет от него ключа: пришлось долго хлопотать о ключе. Первая паровая машина прибыла на место через два часа после того, как показалось пламя и когда уже рухнула крыша.— Если это не утка иностранных газет, то Риму в пожарном деле прихвастнуть нечем.

 

— В ночь на 22 января в Брюсселе сгорел исторический дворец герцога Аренберга со всеми почти заключавшимися в нем памятниками старины и драгоценностями. Дворец этот—родовое имение графов Эгмонт.

журнал Пожарный - пожарно-техничекий минимум - библиотека

Первый заметил пламя возвращавшийся из своего клуба принц Крои-Дюльмен. Огонь показался в спальной его жены около половины второго ночи. Принцесса успела захватить детей и выйти из дворца невредимой. Скоро запылал левый флигель с историческими комнатами графа Эгмонта, Около трех часов ночи, несмотря на усилия пожарных команд, огонь достиг страшной силы. Крыши рушились и стены растрескивались. С трудом удалось спасти несколько гобеленов. Пострадал садовник, упавший с высоты: ему раздробило ноги. Одну из высших дам пожарные спасли через окно. В пять часов пламя усилилось еще более. Один пожарный получил тяжелую рану в колено, два других упали вместе с лестницей: один замертво, а другой со слабыми признаками жизни. Часть дворца с историческою комнатой, в которой Эгмонт провел последнюю ночь, сгорела до тла.

 

— В Кенигсберге рано утром 24 января вспыхнул и сгорел до основания Louisen-тѳатр. Сгорела масса декораций, сценических приспособлений, мебели, книг, нот и т. п. Все это не было застраховано и убытка понесено до 16 тысяч марок.

 

Б И Б Л И О Г Р А Ф И Я

 

Противопожарный вопрос и пожарная реформа. Херсонского брандмейстера Безсонова. Херсон. 1891 г. Сочинение  это — небольшая, но весьма дельная брошюра. Автор её один из видных практических деятелей по пожарному вопросу и разрешает его по силам практически и теоретически. Самый вопрос Г. Безсонов разделяет на две половины: противопожарную и огнегасительную. Для достижения успеха в деле автор высказывается за учреждение противопожарных присутствий под ведением губернской администрации, состоящей из нескольких лиц. Это учреж дение издает обязательные противопожарные постановления и проверяет правильность страховой оценки имуществ. Затем автор довольно подробно останавливается на огнегасительной части пожарного дела и с особенной симпатией проектирует обязательные взносы с целью образования вспомогательного фонда для пожарных. Брошюра читается с большим интересом и полна во многих случаях вполне здравых мыслей, показывающих, что автор—один из очень хороших знатоков пожарного дела.

 

С Т А Т И С Т И К А

 

В течение января в Петербурге было 78 выездов пожарных команд, при чем в двух случаях пожаров не оказалось вовсе. Пожаров № 3, сопровождавшихся поднятием на каланчах сигналов—было 10; большой пожар № 4 был только один, 21 января. Остальные 67 случаев не представляли опасности. По времени суток на утро приходилось 6 пожаров, на день 19, на вечер 3 5 и на ночь 18. По частям пожары распределились так: в Спасской 12, Нарвской, Московской и Петербургской по 8, Литейной и Васильевской по 7, Охтенской 6, Выборгской 5, Казанской и Александроневской по 4, ИПлиссельбургской 3 и Адмиралтейской и Коломенской по 2. Команды выезжали: по заявлениям 21 раз, по звонкам 19, по телефону 7, по телеграфу 1, и замечено пожаров с каланчи 6.

 

В районе выезда пожарной команды графа А. Д. Шереметева пожар № 3 был 1, и в дальнем расстоянии, на который команда не выезжала—также 1.

 

В течение февраля в Петербурге с 1 по 25 было 3 5 выездов. Вовсе не оказалось пожаров в 5 случаях. Пожаров № 3 было 10; Больших пожаров № 4 не было вовсе. Остальные 20 случаев не представляли опасности. По времени суток на утро приходилось 6 пожаров, на день 5, на вечер 16 и на ночь 8. По частям: в Коломенской и Выборской по 5, Московской, Нарвской и Литейной по 4, Васильевской 3, Спасской, Рождественской, Шлиссельбургской и Охтенской по 2 и в Казанской и Петербургской по 1.

 

В районе выезда пожарной команды графа А. Д. Шереметева, за этот же промежуток времени был один выезд; пожара не оказалось.

 

— Немецкие пожарные органы подвели итоги случаев пожаров в театрах в Европе и Америке в течение прошлого 1891 г. По месяцам пожары распределяются следующим образом (по новому стилю).

 

Января 3 загорелся в Нью-Йорке театр-Авеню. Пламя показалось тотчас же по окончании представления, когда к счастью в зале не оставалось уже ни одного зрителя. Огонь охватил здание так быстро и с такою силой, что пришлось на первых же порах отказаться от надежды спасти театр. Крыша рухнула, а сильный ветер перебросил пламя на два соседние здания — отель и театр Германа, чем дал ему богатейшую пищу. Обитатели отеля спаслись вовремя и в самом здании сгорели только два верхние этажа, но театр Германа сгорел до тла. Убыток определен в пол миллиона долларов. Несколько пожарных получили обжоги.

 

Апреля 1. В Швеции ночью вспыхнул театр в городе Ystad. Огонь показался первоначально на сцене и затем перешел на все здание, которое через несколько часов и было превращено в груду пепла. Живший в театре содержатель буфета с большим трудом спас свою семыо и едва сам не сделался жертвою огня и дыма.

 

Апреля 6. Страшной паникой сопровождался пожар театра в Нидерландах в городе Lessines. Огонь показался во время представления. Произошли сцены, не поддающиеся описанию. Многих в общем потоке к выходам задавили; несколько лиц было тяжело ранено. В тесных и узких проходах творились ужасающия вещи. Пожарным командам посчастливилось захватить огонь вовремя и отстоять сцену, так что пожар ограничился только одной зрительной залой.

 

Апреля 13. В Чикаго загорелся театр Haymarket в самый момент представления, во время которого обезьяны и другие животныя показывали публике чудеса своей дрессировки. Паника также произошла страшная. Вся публика стремительно бросилась к выходной лестнице, и несчастных случаев не произошло только благодаря находчивости полицейского чиновника, который, находясь у выхода, направил на толпу револьвер и пообещал положить на месте всякого, кто будет противиться его распоряжениям. Порядок был до известной степени восстановлен и публика спаслась благополучно. Несколько животных, выскочивших из клеток, сгорело.

 

июня 10. В Балтиморе до основания сгорела Concordia Opera House. Убыток простирается до полумиллиона марок. По счастью в театре в момент полсара представлений не было и он был пуст.

 

Сентября 3. От неосторожности ламповщика возник пожар в театре San-Martino в Буенос-Айресе перед самым началом представления. По другим сообщениям, лопнула газовая труба. Несгораемая железная занавесь не действовала и, когда ее стали спускать, рухнула вниз с страшным грохотом и треском. Огонь со сцены быстро перешел на галереи зрительного зала и оттуда опять повернул на сцену и охватил уборные. Шестнадцать артистов и артисток получили сильные обжоги, но были спасены, а пять человек сделались жертвою пламени. Случись этот пожар двадцатью минутами позлее, произошло бы страшное несчастие. В этот вечерь был назначен бенефис излюбленного публикою артиста и было продано 6000 билетов. В момент возникновения пожара публика еще начинала только съезжаться и в зрительной зале находилось не более 50 человек.

 

Сентября 25. В Ливерпуле сгорел до тла театр Вариетэ.

 

Октября 26. В Северной Америке в Lacrosse (штат Вискон- зиии) пламя уничтожило до основания театр Германия.

 

Ноября 25. В Ольденбурге сгорел великогерцогский театр. Пожар начался два часа спустя после окончания спектакля. Шла пьеса, в которой изображалось на сцене много огня. По всей вероятности, во время производства декоративных эффектов с огнем нечаянно была заронена искра, которая потом и послужила причиною пожара. Огонь показался в задней части сцены.

 

Декабря 27. В Глазго в театре Royal в 8 часов утра показался в галереях огонь, вероятно зароненный еще с вечера каким-нибудь неосторожным зрителем во время представления. Пожар был скоро потушен и понесенный убыток незначителен.

 

Из этого итога пожаров наибольшее число 4 приходится на Северную Америку. В Южной Америке сгорел только 1 театр. На долю Англии выпало два пожара. Во Франции, Швеции и Нидерландах—по одному.

 

— Статистический отдел Парижской пожарной команды опубли- ковал данные о пожарах и случаях спасения людей. В теченние последних 50 лет, площадь построек Парижа увеличилась втрое, число же пожаров возросло в пять раз: с 200 на 1000, не включая сюда мелкие пожары. Убытки, причиненные пожарами в Париж, за последний год составляют 160.000.000 франков.

 

 

В Петербурге с высочайшего соизволения открывается в мае текущего года Императорским Русским Техническим Обществом в здании Михайловского манежа Всероссийская пожарная выставка. Одновременно с выставкой будет созван и съезд деятелей по пожарному делу. Программа выставки выработана в следующем виде:

 

1.  Средства и способы предупреждения пожаров.

 

2.  Приборы и средства для обнаружения пожаров и уведом ления о них.

 

3.  Снаряды, приборы и составы для тушения пожаров.

 

4.  Спасательные снаряды и приборы. Подание первой помощи пострадавшим.

 

5.  Средства передвижения огнегасителыиых снарядов и людей месту пожара.

 

6.  Устройство пожарных команд, обмундирование и снаряжение людей.

 

7.  Статистика и литература.

 

примечание. Все отделы этой программы относятся до пожаров на суше, на воде, в рудниках, лесах, на железнодоролшых поездах и проч.

 

1. Средства и способы предупрежден пожаров.

а)  В системе постройки и устройстве разного рода жилых и общественных зданий, церквей, фабрик, заводов, мастерских, складов, театров, цирков, зал для общественных собраний, сельских и других построек, равно как и судов и пристаней, с целью пожарной безопасности.

б)  В устройстве отопления и освещения.

в)  В канализации электрического тока.

г)  В устройстве громоотводов.

д)  Способы придания свойства невоспламеняемости дереву, соломе, тканям и прочее.

 

2, Приборы и средства для обнаружения пожаров уведомления о них.

Автоматические приборы, каланчи, телеграфы, телефоны, сигнальные аппараты, паровые свистки и т. д.

 

3. Снаряды, приборы и составы для тушения пожаров.

а)  Ручные и паровые пожарные трубы, насосы и принадлежности к ним. Пожарные пароходы, баркасы и приспособления.

б)  Химические составы, гранаты, экстинкторы, цилиндры и т. п., а также реагенты для действия из пожарных труб, гидропультов и т. д

в)  Водопроводы и средства для усиленного напора в них, резервуары, пожарные краны с принадлежностями и прочее.