Абдурагимов И.М. Лесные пожары ---одна из актуальных проблем современного общества и новые пути её решения

1

Уважаемые коллеги!

 

К статье, которую мы разместили недавно, профессор Абдурагимов И.М. попросил добавить справку о возможности применения быстротвердеющих пен посредством использования вертолетного парка. С удовольствием выполняем его просьбу.

 

 

Краткая  техническая  справка  по новой технологии  тушения Лесных пожаров с применением БТП и Российских вертолётов.

 

 

1--Разработка группой Российских специалистов в 2014 г., новых технологий тушения лесных пожаров с применением Быстротвердеющих пен (БТП или СДКП—специальных двухкомпонентных пен), подаваемых на тушение пожаров с вертолёта, позволяет в десятки раз повысить эффективность процесса тушения пожара и практически полностью решить мировую проблему борьбы с лесными пожарами.  При этом Показатель эффективности тушения пожаров возрастает в 40—50 раз! Как показали проведенные нами исследования тактико – технических  возможностей эскадрильи из 15 –16 вертолётов в составе 3—4  звеньев по 4—5 вертолётов в каждом звене,  способны локализовать и таким образом потушить за  15—20 часов боевой работы любой из крупнейших лесных пожаров, произошедших в мире за последние 2 года. (Подробнее—смотри расчёт параметров и тактики тушения крупнейшего  Рязанского лесного пожара  2010 года, площадью порядка 50 000 га.).

            

 

2—Анализ оборудования и конструктивных особенностей Российских вертолётов типа Ми –8,  Ми –17, и особенно Ми –14ПЖ, Ми –26 и Ка-32 ПА-1, позволяет перевести их на тушение лесных пожаров с использованием быстротвердеющих пен практически без каких –либо конструктивных доработок этих вертолётов.  Особенно тех вариантов их исполнения, на которых размещены резервуары для транспортировки воды и спец. жидкостей,-- из полиэтилена или других пластмасс.  Так как оба раствора двухкомпонентных пен обладают хоть и чрезвычайно малой, но слегка повышенной коррозионной активностью применяемых растворов.   Но это существенно только при длительном их хранении в ёмкостях или резервуарах.

            

 

3—Таким образом, кардинальное решение Российской  и мировой проблемы  борьбы с лесными пожарами зависит только от решения организационных вопросов и наличия взаимопонимания специалистов соответствующего профиля, и проявления политической воли (принятия соответствующего административно –управленческого, организационного решения)  соответствующих инстанций  страны.  Всё остальное в России на сегодня имеется….. и пока ТОЛЬКО в России и больше нигде в мире.                                                                                     

 

 

Проф. Абдурагимов И. М.  25. 09. 2016 г.

 

 

 

 

 

 

 

( в статье рассматривается преимущественно  новый вариант технологии тушения лесных  пожаров с использованием вертолётов и нового огнетушащего средства: быстротвердеющей пены.)

 

 
 

Как это не покажется странным, о тривиальных, общеизвестных фактах и явлениях писать, порой, оказывается особенно сложно.  Ну что можно нового и тем более интересного сегодня написать о Лесных или Степных пожарах? Разве только то, что это самые древние пожары на Земле?  Ещё за миллионы лет до появления человека  на земле, почти также как сегодня,  бушевали лесные и степные пожары и по долго тлели торфяные пожары. В засушливые периоды года они возникали от удара молнии или по механизму тления и самовозгорания многолетних напочвенных отложений, переходили в пламенное горение... развивались, распространялись и продолжались до сезона похолодания и начала дождей.  И так повторялось тысячелетиями, с периодическим учащением и усилением этих природных  пожаров каждые 7 – 11 лет, следуя чередованиям  активности солнца.  Появившийся на Земле человек, спасался от этой угрозы только бегством или скрываясь в каменных пещерах и дожидался сезона дождей. А позднее и сам стал виновником их возникновения. За последние полтора– два миллиона лет в этой человеческой проблеме изменилось только  то, что эти пожары стали возникать  в 10 –20 раз чаще.

 

По данным Рослесхоза до 90—95 % лесных и степных пожаров в современном мире возникает по прямой вине человека!  А с динамикой развития этих пожаров, их масштабами и продолжительностью ….. почти всё осталось как прежде ….. миллион лет назад… радикально справиться с бушующим степным или лесным пожаром  человечество практически не научилось… От примитивного «окапывания» и «встречного пала», ( и тушения лесного пожара «захлёстыванием» и «затаптыванием»)…..до применения самой современной авиации (типа самолётов Боинг--747, Ил –76 и даже амфибий типа Бе –200 и др. )– мало что изменилось  в эффективности тушения лесных пожаров.… Окончательно и радикально мы справляемся с лесными пожарами только с изменением погоды и проливом дождей.  

 

Всё остальное в основном—это тщетная, но очень дорогостоящая суета от безвыходности… и, как говорят в  карточном преферансе, а позднее и в политике:  «хорошая мина при плохой игре». К сожалению, так неутешительно  обстоят дела с проблемой тушения лесных и степных пожаров во всём мире.  И это тем более удивительно и огорчительно на фоне почти небывалых ранее успехов и достижений науки и практики почти во всех сферах человеческой деятельности: в информатике, генетике, энергетике, транспорте, медицине, даже в сельском хозяйстве, и проч. Почти во всём, кроме способов и методов тушения лесных и степных пожаров…. И события последних 2х—3х лет это наглядно доказывают:  Забайкалье, Бурятия, Восточная и Западная Сибирь, Якутия, штаты Вашингтон и Калифорния, провинция  Альберта и остров Мадейра, Португалия, Испания, Греция и т.д. (… «далее везде», как говорят в  наших «электричках»).  И так было всегда, по крайней мере все последние 40 лет, которые я профессионально наблюдаю за тушением и борьбой с лесными, торфяными и степными пожарами. Слегка уменьшились масштабы проблемы их тушения с появлением в России новых видов пожарной техники и пожарно—технического оборудования, способного подавать пенную струю комбинированной пены средней кратности, с Кп = 30—50, на расстояния до 100—120 и более метров, и на высоту выше полога лесных массивов России – 40—45м. 

 

А ещё больше возросли возможности эффективного тушения всех видов пожаров Твёрдых  Горючих Материалов (ТГМ), с появлением нового вида Огнетушащего Средства (О.С.),--Быстро Твердеющих Пен (БТП), с управляемым временем их отверждения, от 2—3 х, до 25 – 30 секунд.

 

 

Рис. 1. Растение под быстротвердеющей пеной

 

Эти замечательные научные и конструкторские разработки  ООО НПО «СОПОТ» (г. Санкт –Петербург) могли бы, и должны были бы, совершить настоящую техническую революцию в тушении пожаров ТГМ, особенно «внутренних» и лесных и степных пожаров. Могли бы, но увы, пока не совершили…  . Вероятнее всего из–за страшной деградации и катастрофического застоя в этой области, по крайней мере, в современной России. Совершенно уникальные физико – химические и тепло—физические свойства  этих пен позволяют надеяться на наступление новой эры в борьбе с пожарами ТГМ,  почти всех видов, в том числе, и с лесными и степными пожарами.  Объективным основанием для такого утверждения, кроме аналитических расчётов и анализа механизмов огнетушащего действия БТП,  проведённого нами, служат количественные результаты  сертификационных и натурных огневых испытаний этих пен.

 

По результатам сертификационных испытаний, проведенных в апреле 2015 г. под руководством и при участии специалистов ВНИИПО МЧС РФ, при тушении стандартного штабеля древесины класса А-1, было установлено, что Показатель Эффективности Тушения (Пэт) этого штабеля в 50(!!!) раз выше, чем при тушении его просто водой, при всех прочих равных условиях; в 25—30 раз выше, чем при тушении этого штабеля обычными пенами; и 10—15 раз выше, чем тушение водой с добавкой американского смачивателя типа AFFF, рекомендуемого для тушения пожаров ТГМ. Показатель эффективности тушения Пэ.т.= F/ V*t,  где  F – площадь потушенного пожара в (м2),   V—количество огнетушащего средства, затраченного на тушение, в нашем случае – объём О.С. в литрах (л), а  t—время, затраченное на тушение (с).  Пэ.т. – имеет вполне очевидную физическую размерность (м2/л*с)—чем больше потушенная площадь или чем меньше  расход О.С. на тушение и время тушения,  тем больше показатель эффективности тушения пожара.

 

 

Эти результаты подтвердились и в 2016 г. при тушении штабеля класса А-6, и при натурных огневых испытаниях по тушению и локализации лесных пожаров, проведенных НПО СОПОТ  совместно с Петербургским С-ПБНИИЛХ  Минприроды и при ряде совместных испытаний с другими организациями  и в других регионах страны. 

 

Исключительные  огнетушащие свойства и огне – тепло—защитные качества БТП подробно описаны в ряде Российских и зарубежных публикаций и документов  и неоднократно демонстрировались на общедоступных и спец. Выставках в 2015 и 2016 г.г.  При этом, экологически эти пены относятся к высшей категории безопасности, а по Технико –Экономическому Обоснованию (ТЭО), представленному разработчиком по требованию Минприроды и Рослесхоза, практическое применение новых технологий локализации и тушения лесных и степных пожаров в 5—6 раз дешевле традиционно применяемых технологий и О.С.  А по практическому применению,-- значительно проще и удобнее. 

 

Вся необходимая пожарная техника для практической реализации этих высокоэффективных технологий разработана  НПО СОПОТ и испытана с положительными результатами этих испытаний.  Установленная на Российские пожарные машины на колёсном ходу или повышенной проходимости -- на гусеничном ходу ( типа МТ – лБ,  «Ямал» -- 150 и «Ямал» --210), а особенно – на Российские вертолёты типа Ми –8, Ми –17, Ка—32, а тем более, на Ка—32 А1 или Ми –26, ( опытные экземпляры у нас имеются),-- эта новая техника и технология борьбы с лесными пожарами -- способна творить  подлинные чудеса! 

 

 

 

 

Рис.2.,3, 4 Создание заградительной полосы 

 

Для эффективной локализации и тем самым тушения любого из перечисленных выше катастрофических пожаров в России,  США, Канаде или Европе,  достаточно небольшой эскадрильи, или отряда, общей численностью 14 –15 машин, в составе 3—4 звеньев, по 4--5 указанных выше типов  вертолёта в каждом звене, оборудованных системой твёрдопенного тушения. 

 

Для такого авиационного подразделения, при правильной организации боевой работы, и соответствующем её техническом обеспечении, время ликвидации экологической катастрофы – тушение крупного пожара типа упомянутых выше --порядка 15 –20 часов боевой работы.  Следует  учесть, что только в распоряжении  Авиалесоохраны,  ещё сравнительно недавно находилось более 106 воздушных судов,  предназначенных для борьбы с лесными пожарами,  не считая множества специализированных самолётов и вертолётов в МЧС.  По данным Е.Л. Москвилина:  «Авиация МЧС России (созданная в 1995г.), является одним из самых оперативных и эффективных формирований не только в нашей стране, но и во всём мире. Она включает в себя 51 воздушное судно (18 самолётов и 33 вертолёта» (по состоянию на 2008г.– сейчас, вероятно, значительно больше, по крайней мере на 6 самолётов--амфибий Бе—200, заказанных МЧС после 2007г.).  

 

По данным Н.А. Коршунова: «…для контроля 60% территории  Лесного фонда России  используется сеть из 245 авиабаз, авиаотделений и оперативных точек, имеется 400 лётчиков – наблюдателей и 4000 парашютистов–десантников, ежегодно для обнаружения и тушения пожаров привлекается до 400 самолётов и вертолётов,  из которых более 100 единиц – это собственность  пожарной охраны».  В 2013 г. Н.А. Коршунов пишет:  «По мнению экспертов, только прямые расходы Рослесхоза и МЧС на тушение лесных пожаров в этом году составили  23 млрд. рублей. Плюс, ежегодно выделяемые  более 2х млрд. р.  в год из региональных бюджетов.   Для охраны более 1 млрд. гектаров Лесного фонда страны привлекается до 400 воздушных судов в год. Нормативная потребность до 100 тысяч лётных часов в год.».  За более чем 70 летний опыт применения авиации для целей пожаротушения накопилось много плюсов и много минусов такой технологии борьбы с лесными пожарами с помощью авиации. В №24 «Лесного бюллетеня» в статье В. Шамшина «Летать или тушить? Применение авиации на лесных пожарах. Стоит ли овчинка выделки?» -- высказано много довольно обоснованных сомнений и возражений по этому вопросу.  Отмечено много объективных недостатков и проблем использования таких технологий.  В ответной полемической статье :  «Применение авиации на тушении лесных пожаров. Овчинка стоит выделки»  (« Лесной патруль» №2 2014г.)  Н.А. Коршунов пишет: « В лесах России число пожаров более 30 000 в год, с общей площадью 1—2 млн. га……» и приводит много убедительных доводов в пользу применения авиации в борьбе с лесными пожарами.  И в деле наблюдения за возникновением  первичных очагов лесного пожара; и в деле экстренной доставки сил и средств для тушения лесных пожаров, и даже прямого тушения лесных пожаров , подачей О.С. с самолётов и вертолётов, подчёркивая при этом очевидные преимущества авиационного тушения лесных пожаров. Заканчивается статья довольно категоричным утверждением:  «Если убрать один из компонентов – ликвидировать авиационную службу и вся система охраны лесов от пожаров России рухнет!».  

 

Соглашаясь во многом  с положениями статей Н.А. Коршунова,  позволю себе утверждать,  что создание нового варианта технологии тушения лесных пожаров с применением вертолётов, оборудованных системой подачи нового О.С. –быстротвердеющей пены – позволит КАРДИНАЛЬНО решить проблему тушения лесных пожаров в России и во всём мире.  Поэтому  создание  4х и даже 5 таких специализированных вертолётных отрядов,  общей численностью  70 и даже 80 вертолётов отечественного производства, позволяющих РАДИКАЛЬНО решить проблему лесных и степных пожаров, не только во всей России, но и во многих сопредельных и даже отдалённых странах мира -- задача не такая сложная и вполне выполнимая. Всё это неоднократно излагалось в докладах и в письмах руководителям соответствующих служб и ведомств.  Но адекватной реакции или даже должного интереса пока проявлено не было.  Это тем более странно, что мы ещё в 1993 г. ( см. ж. «Наука и жизнь» №2  в  статье      « Опасности лесных пожаров»), наглядно и со всей убедительностью доказали чрезвычайно низкую эффективность и полную экономическую необоснованность тушения лесных пожаров подачей любого вида огнетушащих средств с пролетающего самолёта любого типа. Позже  это неоднократно доказывалось во многих наших статьях и статьях многих других авторов, а также опытом ежегодных безрезультатных усилий по тушению крупных лесных пожаров.  Более того, в статье к.с-х.н. Н.А. Коршунова «Авиационное тушение лесных пожаров: эффективность репортажей и эффективность технологий» (№4 2011г. стр.10-13) сказано, что ещё  «В 1990 г. проводились совместные испытания ММЗ им. С. В. Ильюшина, ГОС НИИ ГА, и центральной авиабазы  «Авиалесоохраны» противопожарной версии с-та Ил—76 П с выливным авиационным прибором ВАП—1, ёмкостью 32 м3. Работы проводились в Красноярском крае. Выводы получились неоднозначные».  На самом   деле—выводы этой и многих других работ—вполне однозначные: такая технология тушения лесных ( и даже степных) пожаров совершенно неэффективна и технически и экономически—абсолютно неоправданна. 

 

Причина неэффективности «самолётного» тушения лесных пожаров состоит в том , что такая технология подачи любых огнетушащих средств КРАЙНЕ не эффективна, прежде всего, из – за неотвратимых, огромных потерь О.С. в процессе тушения лесных и степных пожаров. По моим данным и данным ряда других исследователей, более 90, даже 95%  воды или других видов О. С. , подаваемых  на локализацию или тушение лесного пожара с пролетающего самолёта,-- пропадает зря.

 

Даже по данным родоначальника и исполнителя этой технологии тушения лесных пожаров, отдавшего этому делу более 20 лет, командира  Ил—76  Леонида Филина,  трагически погибшего недавно при очередной попытке тушения лесного пожара в Сибири, эффективность тушения лесных пожаров с самолёта--не более 15 %.  Т. е. даже по его данным более 85% подаваемой воды пропадает зря.  Причин этому много, но при самолётном тушении почти все они принципиально неустранимы.  Это со всей убедительностью показано и в ряде работ Е.Л. Москвилина,  расчётным путём и путём прямых экспериментов,  доказывается абсолютная нецелесообразность попыток тушения лесных пожаров сбросом на них воды или любых других О.С.  с самолётов типа Ил—76 П и всех его модификаций… и даже с самолётов –амфибий типа  Бе –200.(где потери несколько меньше, а эффективность тушении чуть выше).  Признавая минимально требуемый удельный расход воды даже на тушение низового пожара равным 4л/м2  (по моим многочисленным исследованиям, примерно в 2 –2,5 раза больше, порядка 10 л/м2),  Е.Л. Москвилин экспериментально подтверждает, что даже в центральной части «пятна пролива», воды приходится всего  0,2—2,7 л/м2! Что совершенно недостаточно для эффективного тушения даже низового лесного пожара, даже в центре  «пятна пролива» воды, подаваемой с самолёта.  Такого удельного расхода воды на лесном пожаре хватит лишь на незначительное «притушивание», а не на тушение пожара ТГМ. И, в  полном соответствие со сказанным выше, далее он пишет : «После воздействия воды интенсивность горения постепенно восстанавливается. Время снижения скорости распространения на кромке пожара примерно 15 мин……Второй сброс воды  должен быть произведён с интервалом времени не более 10—15 мин.».  Тогда как Ил –76 может вернуться на второй слив минимум –через час… а то и через два… Когда лесной пожар полностью «забудет» про вылитую  ранее воду, и будет развиваться и распространятся без всякого влияния пролитой час назад воды (или любого другого вида О. С.).  В  полном соответствии с изложенным  в работах Е.Л. Москвилина, в указанной выше работе Н. А. Коршунова далее сказано: « Вода, сбрасываемая с самолёта  способна сохранять огнетушащие свойства в течение 5 –15 минут. Добавление смачивателей и ретардантов  увеличивает эту способность до 2х часов. …..

 

В целом, специальные добавки увеличивают эффективность тушения водными растворами в 2–4 раза!». Далее в этой работе говорится, что для условий Сибири и Севера Европейской части России, при расстоянии от очага лесного пожара  до водоёма порядка 10 км.  вертолёт Ми—8 МТВ с ВСУ –5 (т. е. с  объёмом  3м3 воды),  способен за пол –дня работы потушить пожар на кромке  длиной порядка 600 метров.                 « Полученные условно 600 м. в течение половины дня работы,  заметьте,  без гарантии, что горение кромки не возобновится».  И далее : « Согласно действующим технологическим нормам тушения  для наземных сил, группа из 6 ти десантников—пожарных осуществляет тушение комбинированным методом 600 метров за период 1,5 –2 часа, при том с «гарантией качества». Производительность трактора и бульдозерной техники значительно выше». 

 

Здесь уместно отметить, что как показали совместные натурные огневые испытания НПО СОПОТ и СПБНИИЛХ  (г. Санкт –Петербург) в 2015г., по локализации низового лесного пожара созданием огнезащитной полосы  с помощью вертолёта Ми—8, оборудованного системой подачи БТП, с емкостью резервуара всего 2,1 м3, огнезащитная полоса шириной 8 м. и длиной 500 м, была проложена всего за 15 мин. лётного времени!  Эта  полоса остановила реальное распространение низового экспериментального пожара! С гарантией  сохранения огнезащитных свойств в течение 3х—4х недель ( и даже более).  При  этом создание этой полосы обошлось в 5 –6 раз дешевле, чем такой же полосы с обычной пеной,  действующей всего 2—3 часа.  

 

 

 

рис.5. 6 Результат применения быстротвердеющих пен

 

Далее в статье Коршунова говорится о технологии тушения крупных лесных пожаров: «Другой пример крупного лесного пожара на Западе Рязанской области в 2010 г. Площадь пожара более 50 000 га.  Периметр такого пожара достигает 250 км. горящей кромки….. Это колоссальный объём работ, требующий применения высокопроизводительных методик. Поэтому на практике крупные лесные пожары не «заливают», а «окапывают». Это означает, что никакое авиационное тушение не может рассматриваться как основное средство тушения. Увлечение  большими самолётами – танкерами тем более не может само по себе оказать никакого решающего значения на успех тушения крупных лесных пожаров».  Полностью согласен  с автором этих строк по части нереальности,  и бесперспективности….  но не «авиационного»,  а  только «самолётного» тушения лесных пожаров вообще, а крупных--в особенности. Тем более,  что доставка  каждого литра даже обычной воды на лесной пожар самолётом обходится чрезвычайно дорого.  А при попытках тушения  крупных лесных пожаров, из—за потерь воды в процессе тушения, порядка  90--95%, её приходится сбрасывать сотнями и даже тысячами тонн.  Это совершенно безумные затраты!  Т.к. сброшенный с самолёта Боинг--747 («Джамбо»), каждый литр воды стоит порядка 75 р/л.; с  Ил—76 примерно 70 р/л;  с  с-та С-130 («Геркулес») или амфибии  Бе--200, примерно 35- 40 р/л; а с вертолёта Ми—8 МТ, порядка 6 р./л. Эти цифры весьма условны и очень приблизительны, т. к. многое зависит от страны, от региона тушения, от типа самолёта, от расстояния от зоны пожара до аэродрома или водоёма заправки и от многих других обстоятельств и факторов.  Но по данным США стоимость литра воды, подаваемой на тушение лесного пожара самолётами не может быть ниже 25 р/л, а вертолётами – в 10 раз ниже, порядка 2,5 р./л. Что вполне совпадает с оценками Российских специалистов. 

 

Однако, вернёмся к Рязанскому пожару и возможности его вертолётного тушения с применением БТП.…Во—первых, периметр пожара в 50 000 га может составлять  250 км., только как суммарная протяженность горящей кромки всех отдельных пожаров на такой площади. Наружный периметр территории эквивалентной площади пожара,  даже при не самой выгодной форме очертания этой территории – прямоугольной,  при площади пожара в 50 000 га, составляет величину порядка 90–100 км. Как справедливо утверждал Н.А.Коршунов (см. выше),  борясь с крупными лесными пожарами их не «заливают», а «окапывают» -- т.е. тушат ЛОКАЛИЗАЦИЕЙ  горящей территории в существующих границах пожара.  По приведенным выше нормам прокладки огнезащитной полосы по технологии «окапывания» лопатой «крылатыми пожарными», скорость прокладки такой полосы шириной не более 0,5 м. порядка 50 м/час.  Т.к. для прекращения распространения процесса горения  лесных пожаров  разного вида (почвенных, низовых, комбинированных, верховых и проч. , (т. е. для их локализации), требуется соответственно, огнезащитная полоса различной ширины, примерно от 0,5 до 1м  для почвенного , до 50—100 м. для верхового пожара, скорость её создания правильнее оценивать не в погонных, а квадратных метрах в час (м2/ч.).  Это не технология её создания, а только условная схема количественного сравнения производительности способов создания эквивалентных О.З.П. для локализации пожаров различного вида и класса.  Следовательно производительность «крылатого пожарного» с лопаткой, при создании огнезащитной полосы порядка 25 м2/ч, У трактора и бульдозера, производительность которых «значительно выше», как пишет тот  же  Н.А. Коршунов,  при той же скорости прокладки огнезащитной полосы, ширина  2—2,5 м.  Его производительность порядка 125 --250 м2/ч. Тогда для прокладки огнезащитной полосы длиной порядка 100 км. за 10 –12 часов работы, потребуется порядка 1000-- 2000 тракторов или бульдозеров.

 

А для прокладки полосы шириной порядка  40---50 м. ,  способной остановить крупный верховой пожар , примерно в 20 раз больше  тракторов одновременно! При этом возникает как минимум 2 вопроса: --где их столько взять (одновременно)?  И как их срочно доставить к периметру горящего лесного массива? И вообще это вряд ли реально и целесообразно…  

 

А  расчётное, и подтверждённое  в совместных испытаниях на натуре, время  прокладки огнезащитной полосы шириной  8 м. и длиной 500 м при плече полёта до водоёма 15 км. и ёмкости резервуара всего 2,1 м3, вертолётом Ми –8, оборудованным системой подачи БТП, и прибывающим к месту пожара самостоятельно,-- составляет всего 15—20 минут. Причём, гарантированное время действия этой огнезащитной полосы измеряется неделями! 

 

 

А если увеличить объём резервуара с О.С. до 3 х – 3,5 м3, что вполне реально и даже более целесообразно, а плечо полёта до ближайшего водоёма от кромки лесного пожара принять не 15 км. , а 10 км. , что гораздо более справедливо для Европейской части России и конкретно – для Рязанской области, то скорость прокладки гарантированной огнезащитной полосы вертолётом Ми–8, оборудованным системой подачи БТП,  составит порядка 3—3,5 км/час. При ширине полосы, создаваемой пролетающим вертолётом порядка 8-10м., его производительность по созданию лесозащитной полосы порядка 24 000 --28 000 м2/ч. Т.е. в среднем, порядка до 25 000 м2/ч. Это примерно  в 1000 выше производительности при ручной прокладке О.З.П.  и в 100—200 раз выше производительности «трактора—бульдозера» при её механизированной прокладке. 

 

Т.е. именно то, что сказано выше, Н.А. Коршуновым о необходимости «применения высокопроизводительных методик» прокладки О.З.П. при тушении крупных лесных пожаров.  Стало быть,  для полной и гарантированной локализации крупного Рязанского лесного пожара по технологии создания по его периметру надёжной О.З.П. с помощью вертолёта Ми—8 с подачей БТП, при его производительности порядка 25 000 м2/ч. ,  требуется примерно 200 «вертолёто--часов» боевой работы. Это  авиаотряд всего из 14--15 вертолётов, со временем боевой работы всего порядка 14--15 часов! (Для прокладки огнезащитной полосы  по периметру всего горящего лесного массива площадью в 50 000 га, длиной 100 км. и шириной порядка 40—50м.).    При этом пенный покров огнезащитной полосы продержится в течение 2х—3х недель, полностью сохраняя свои огнезащитные свойства. А через 3—4 недели, под влиянием климатического воздействия (ветра, солнца и дождя) постепенно сойдёт с поверхности деревьев, кустарников и травяного покрова  территории полосы, площадью порядка 500 га, не причинив флоре и фауне обработанной территории почти никакого вреда.

 

Конечно, такие ориентировочные, прогностические расчёты, такого трудно –регламентируемого процесса как тушение лесного пожара,  требует аналитической и экспериментальной проверки в уменьшенных масштабах и дополнительных натурных огневых испытаний и независимых  экспертных подтверждений.  И их необходимо срочно проводить общими усилиями специалистов МЧС, Авиалесоохраны, НПО «СОПОТ»  и других организаций и ведомств.

 

Но в основу  этих расчётов  положены научно и экспериментально обоснованные и проверенные параметры и факты. Оценим  и некоторые финансовые затраты при предлагаемой технологии тушения крупного лесного пожара.  Примерная стоимость 1 ого литра двухкомпонентного  раствора пенообразующей жидкости для получения БТП,  порядка 20 р/л.  Стало быть суммарная стоимость О.С. , затраченного на создание огнезащитной полосы на площади 5 млн.м2, при удельном расходе раствора пенообразователя примерно 0,5 л/м2, порядка  50 млн. рублей. Стоимость аренды вертолётов на 200 часов лётной работы,-- порядка10-20 млн. рублей. Итого, суммарные затраты на тушение  крупного лесного пожара, типа Рязанского в 2010г., площадью порядка 50 000га., методом его локализации, созданием огнезащитной полосы,  составляют порядка  60—70 млн. рублей.  Да, это дорого,  но тушение крупных лесных пожаров дело чрезвычайно сложное, опасное и очень дорогое. Но это в сотни раз дешевле, чем применяемые сегодня попытки тушения таких пожаров самолётами Ил-76П, и другими самолётами. Поэтому  альтернативы этой новейшей технологии локализации и тушения крупных лесных и степных  пожаров на сегодня в мире не существует. Именно  все эти  концепции, аргументы,  расчёты и факты положены нами в основу утверждения, что для локализации (и тушения) любого из упомянутых выше, наиболее крупных лесных пожаров, произошедших в мире за последние годы,  требуется эскадрилья Российских вертолётов,  оборудованных системой подачи БТП, всего в количестве 14-15 машин, указанных выше марок, с предполагаемым временем их боевой работы по локализации и тушению крупных пожаров порядка  14-15 часов.                         

 

А теперь, после этих очень приблизительных инженерных и тактико – технических оценок и рекомендации по борьбе с лесными пожарами, несколько слов об экономической оценке этой проблемы и новых предложений по её решению.   В неоднократно упомянутых статьях Н.А. Коршунова есть ещё несколько интересных цифр.  Примерное количество  пожаров в год на территории лесов  Гос. Лес.  Фонда России : более 30 000 пожаров в год. И есть другая, ещё  более приблизительная цифра стоимости процесса тушения одного среднестатистического  пожара – порядка от 60 –80 тысяч рублей,   до минимальной, порядка 25 000 рублей (на каждый потушенный пожар).  Такой разброс цифр вполне объясним  неопределённостью,  «неконкретностью»  самого предмета или события оценки.  Тогда самая приблизительная среднестатистическая сумма затрат на тушение лесных пожаров в год  примерно (70+25)Х1000:2 Х 30 000 = 1425 млн.р./год.  Или  примерно 1,425 млрд. рублей в год.  Отнесённая к суммарной площади пожаров за год, это составляет примерно  1,425 млрд.р./ (1—2) млн.га = 712,5 –1425 (р./га.). Т.е. ещё более  осреднённо, порядка 1070 р/га.  Эта цифра и её достоверность вызывает некоторое сомнение. Но есть в этих работах и другая цифра, что  в один из  наиболее пожароопасных годов на их тушение было затрачено  порядка  23 – 25 млрд . рублей в год (???) . Разница почти в 16 –17,5 раз. Тогда средняя стоимость тушения среднестатистического  лесного  пожара  за год  составит примерно  Руд.сущ.=17100-18710 р/га. Т.е.в среднем удельные затраты на тушение 1 га. Лесного пожара--порядка Руд.сущ. 17 900 р/га. Однако, попытаемся оценить затраты на тушение крупного  лесного пожара  типа Рязанского в 2010 г. по  предлагаемой новой технологии тушения лесных пожаров с применением БТП и вертолётов типа Ми—8.  Удельные затраты на  создание 1 м2  О.З.П. для локализации и тушения этого лесного пожара (при площади лесозащитной полосы 5 млн.м2): Рсумм./Fпол.= 70 млн.р./5 млн. м2= 14 р/м2 (или Руд.бтп.=140 000 р./га.).  А  эти же затраты, отнесённые к площади самого пожара (50 000га.): Руд.бтп.= Рсумм/F пож.= 70 млн.р./ 50 000 га.= 1400 р./га.  Это по сравнению  с затратами по ныне применяемым технологиям:  Руд.сущ./ Руд.бтп= 17900/1400=12,8 , т. е. примерно в 12 -13 раз дешевле, чем по существующим технологиям тушения лесных пожаров. Если эти оценки затрат на тушение лесных пожаров по действующим  и предлагаемым технологиям верны, то это позволяет за счёт повышения эффективности  тушения, снизить их на много миллиардов рублей ежегодно.

 

А закончить эту статью позволю себе опять цитатой из использованной выше статьи Н.А. Коршунова: «Парадокс--на предотвращение разгула пожаров денег в государстве нет, а на героическое тушение, когда они превращаются в стихийное бедствие--это пожалуйста!  А кто ответит за этот пожарно—финансовый разгул?».  Я бы уточнил: «за это финансовое ПРЕСТУПЛЕНИЕ  в особо крупном масштабе». Но,  ответ,  к сожалению, я знаю сам: за всё это безобразие,  как и все предыдущие годы, не ответит никто,… а расплатится опять,  как  всегда, народ, «налогоплательщик».  

 

Абдурагимов И.М. 28.08.16г.